Коментарі експертів ЦДАКР – Південний Кавказ

Анар Валиев: «Азербайджан в геополитической турбулентности вокруг Южного Кавказа»

О кульминации ухода США из Южного Кавказа, узнаваемости Кремля, клубке конфликтов внутри ОДКБ – об этом и не только в интервью «ЦИАКР-Южный Кавказ» с азербайджанским независимым экспертом в сфере геополитики, профессором Анаром Валиевым. 

Кульминация ухода США из Южного Кавказа

В свете последних частых визитов американских высокопоставленных чиновников разного уровня – как в Азербайджан,  так и в регион в целом – можно ли говорить о кардинальных изменениях политики Белого Дома на Южном Кавказе? 

Эти изменения если и есть – то, скорее, речь стоит вести о продолжающемся процессе угасания интереса Вашингтона к региону Южного Кавказа. Начиная с периода правления президента Барака Обамы, США де-факто постепенно уходили из региона. А нынешняя администрация президента Дональда Трампа, по сути, обозначает кульминацию этого процесса.

Конечно, Южный Кавказ не исчез полностью из палитры интересов США. Но говорить о какой-то выверенной политике Вашингтона касаемо региона в целом (как это было, например, во времена президентства Билла Клинтона, когда Южный Кавказ был одним из центров стратегических интересов США) не приходится. У Азербайджана, Грузии или Армении – свои отдельные повестки дня отношений с Вашингтоном, которые являются если не эпизодом, то далеко не определяющей частью более важных для США геополитических или геоэкономических проектов.

Банальный пример – ни одна из трех стран Южного Кавказа сегодня (разговор состоялся 23 ноября 2018 г. – «ЦИАКР – Южный Кавказ») не имеет посла США в своей столице. Дипломатические представители старой команды ушли либо пребывают в процессе ухода, кандидатуры новых послов на слуху, но их все же пока нет. На это можно смотреть как на технический момент, однако такие вопросы касаемо действительно стратегически важных регионов, как правило, в Вашингтоне решаются автоматически…

Базовый визит на Южный Кавказ советника президента США по национальной безопасности Дж.Болтона на самом деле не обозначил каких-либо фундаментальных изменений по Южному Кавказу, не дал сигналов, что регион становится приоритетом во внешней политике США. Многолетнее тлеющее статус-кво в конфликте вокруг оккупированного Карабаха – с определяющей ролью арбитра у Москвы – Вашингтон, судя по всему, устраивает. Европейская и евроатлантическая интеграция Грузии, как и усиление стратегического партнерства по линии Вашингтон-Тбилиси, развиваются вне контекста каких-либо реальных шагов по деоккупации грузинских территорий. По армянской части визита определенный шум в прессе вызвал тезис Дж.Болтона о якобы возможности поставок американских вооружений Еревану. В сухом же остатке – Москва дает Еревану новый льготный оборонный кредит на закупку своих вооружений…

Это был визит некой «сверки часов» для понимания, что собой представляет регион, как каждая страна поведет себя в разрезе ряда американских инициатив, прежде всего, касаемо введения жесткого пакета санкций против Ирана. И, как мне видится, Вашингтон в этом плане получил – если не утвердительные, то, как минимум, удовлетворительные для себя сигналы.

«Консенсус» Баку с Вашингтоном по пакету санкций против Ирана  

США и вправду решительно настроены насчет санкций против Тегерана. Иран – одна из трех стран-соседей Азербайджана и один из трех региональных лидеров, который ведет запутанную и в некотором роде опасную игру на нескольких фронтах… Готов ли Баку следовать в фарватере США в плане санкционного давления на Тегеран? 

Азербайджан не заинтересован в следовании в полном объеме в этом, как вы говорите, фарватере США. И Баку вряд ли будет вовлечен в санкционную машину Вашингтона против Ирана. Будь эти санкции под эгидой ООН – другой вопрос, но тему в таком контексте пока нет смысла обсуждать.

Понимаете, между Баку и Вашингтоном выработан некий консенсус. США ведь умеют «отделять зерна от плевел». К примеру, недавно Вашингтон фактически вывел из санкционного листа проект «Южнокавказского Коридора», где Азербайджан играет ключевую роль. Все составляющие инициативы данного проекта не попадут под режим санкций…

Далее, базовым моментом для некоего консенсуса является то, что Азербайджан не рассматривается США в качестве рычага санкций против Тегерана. Баку не закупает массово нефть из Ирана, не транспортирует туда свою. Объемы товарооборота с Ираном – важны для Баку, но они не могут быть ключевыми в плане потенциального элемента давления. Баку не может создать для Ирана каких-либо дополнительных прибылей, чтобы смягчить или нивелировать санкционную удавку, Азербайджан не может в принципе стать экономической «подушкой безопасности» для Ирана. Наша ситуация не идет ни в какое сравнение с теми же Турцией, Россией или даже Афганистаном. Вот на этих направлениях может быть интересно и «жарко».

Так что какой-либо «экономический шантаж» или экономическое давление на Иран со стороны Баку исключены. Другое дело, что США будут заинтересованы в том, чтоб отрезать Тегеран от России, чтоб в Иран не проходили российские товары, в том числе, и через Азербайджан. И здесь возможны политические сигналы из Вашингтона. Но и в этом плане, на мой взгляд, Баку будет максимально дистанцироваться от таких шагов, выжидая и наблюдая за развитием ситуации. Резкие шаги сейчас для Азербайджана не оправданы – тем более в условиях, когда, грубо говоря, двое наших соседей – Иран и Россия – категорически против санкций, а третий – Турция – скажем так, в подвешенном состоянии и тоже не в восторге… Достаточно беглого взгляда на карту, чтобы понять логику Баку в нынешних геополитических реалиях …

…И мы логично переходим к тому, где у Азербайджана есть точки соприкосновения с Вашингтоном. Интересен вопрос участия в обеспечении логистики по перевозке грузов в рамках операции США в Афганистане, перспективы альтернативных пакистанскому маршрутов доставок грузов и так далее…

Изменение формата боевых действий в Афганистане, которое потребует увеличения контингента, естественным образом поднимет вопрос соответствующего обеспечения американской группировки войск. На мой взгляд, по мере увеличения контингента США в Афганистане будет возрастать и роль именно основного на сегодня маршрута – пакистанского. Я скептически оцениваю возможность полного разрыва в этом плене отношений между Вашингтоном и Карачи. Так же как и возврат к масштабам операции США в Афганистане на уровень 2009-2010 гг. Хотя и исключать резких изменений в этом плане не стоит.

При любом развитии ситуации, думаю, Баку будет участвовать в логистическом обеспечении афганской кампании США по альтернативному маршруту транспортировки. Экономическая выгода, политическая поддержка Вашингтона – здесь интересы Азербайджана лежат на поверхности. Баку, в свою очередь, будет выверено подходить к номенклатуре перевозимых грузов, будучи не заинтересованным в создании каких-либо угроз для соседей – России и Ирану. (В свое время Азербайджан не разрешил пролет самолета ДРЛО системы АВАКС США через свою территорию, когда самолет возвращался из Афганистана на авиабазу в Германию).

Касаемо перспектив альтернативных маршрутов через Азербайджан, то наиболее оптимальным мне видится воздушный путь. Часть логистического коридора через Каспий, а затем по земле через Среднюю Азию – вызывает скепсис по ряду соображений – экономических и не только. Туркменистан под влиянием России вряд ли будет вовлечен в проект. Остается Казахстан, который объективно заинтересован в загрузке своих портов Актау и Курык. Далее – Узбекистан, маршрут через который требует экономического обоснования, плюс опять же политические рычаги России, которая на нынешнем этапе пребывания под санкциями США вычеркнута из «северного маршрута» поставок грузов в Афганистан. Остаются воздушные варианты как наиболее оптимальные. Через Азербайджан – один из них. Плюс Вашингтон, чем прокладывать новые наземные пути, скорее вернется к варианту авиабазы в Средней Азии по примеру Манаса в Кыргызстане. Но, повторюсь, всё будет зависеть от масштабов операции и, соответственно, перевозок, чьи нынешние параметры не дают оснований для кардинального пересмотра маршрутов…

Российский «leverage» или Кремль всё больше узнаваем

Возможен ли в принципе вариант, когда Вашингтон договорится с Талибаном? И может ли Россия здесь стать связующим звеном в свете последнего визита в Москву представителей «запрещенной в России организации» (с)?

Выскажу свое мнение – интеграцию Талибана в структуру официальной власти в Кабуле вижу идеей неплохой, более того, идеей рабочей. Однако думаю – если она и будет реализована, то вне контекста каких-то спорадических и «внезапно прорывных» инициатив из Москвы. Понимаете, роль Кремля здесь сложно оценивать по шкале «позитив-негатив» с прицелом на оконечный результат. Это знакомый в последнее время формат «а давайте-ка мы влезем куда-то, где у американцев сейчас проблемы»… И чтоб там потом создать некий leverage – базис для последующих переговоров, торгов, инструментов давления. Взвинтить ставки, затем опустить, – главное, чтобы с нами в принципе начали разговаривать в Вашингтоне, Пекине Берлине, Париже или Лондоне.

Не в последнюю очередь по такой логике Россия ввязалась в Сирию, сейчас ввязывается в Ливию с поддержкой политического крыла генерала Хавтара, вот и Афганистан на подходе. А потом начинаются торги по примеру «мы вам Сирию – вы нам взамен Украину», «мы вам Афганистан – вы нам Южный Кавказ» и так далее. Схема известная, всё больше узнаваемая, поэтому она и работает все реже.

Перейдем к проекту Евросоюза «Восточное партнерство» (ВП), куда вовлечены Украина с Азербайджаном. Этот формат сотрудничества можно охарактеризовать как «это лучше, чем ничего». Каковы на Ваш взгляд, ориентиры Баку в этом проекте?  

По моему убеждению, эффект от такого формата может дать только удовлетворение совместных экономических интересов. Когда Евросоюз даст определенные бенефиции партнерам по ВП – как в двустороннем формате, так и в каком-то общем пакете. Этого сейчас не просматривается.

Перспектив к прорывам в политическом или военно-политическим сегменте путем каких-то соглашений в нынешней геополитической матрице я не вижу. Касаемо Азербайджана отвечу максимально просто и прямо – Баку есть, что терять от резкого крена в Европу или на Запад. В отличие от той же Украины или Грузии в свете жесткого внешнеполитического разрыва/осложнения отношений с Россией. Понимаете, в Баку утвердилось мнение, что, несмотря на весь нынешний пакет санкций против Кремля, Запад вообще-то по факту не вступился за Украину. Про Грузию вообще речи не идет…

У нас есть многолетняя проблема с оккупированной территорией Карабаха, и все внешнеполитические телодвижения (в сторону России, прежде всего) так или иначе заточены под решение этого вопроса. Роль Москвы в решении конфликта осознается – там наивно ожидать каких-то прорывов в пользу Азербайджана. Вот и формируется некая ставка на «иллюзорную стабильность», которую Россия в любой момент может нарушить. Таковы текущие реалии – нравится ли это кому-то или нет.

Поэтому Азербайджан будет стараться не привязывать себя к интеграционным форматам с ЕС по примеру Украины, Грузии или даже Армении. Будут реляции про стратегическое партнерство, про заинтересованность в смягчении визового режима, ожидание инициатив по конкретным проектам в сегменте поставок энергоносителей и не только. Но в глубокой интеграции с Евросоюзом Баку не заинтересован.

ЕС на сегодня не способен в принципе программно «склеить» страны «Восточного партнерства», основываясь на общих интересах и подходах к территориальной целостности – формате, в котором Баку мог бы с натяжкой принять участие. У стран Евросоюза здесь и близко нет единого подхода, и мне кажется, ключевые европейские игроки не сильно к этому стремятся…

Возможны ли совместные действия Баку и Киева в вопросе отстаивания территориальной целостности и деоккупации территорий?

Развивая тему предыдущего вашего вопроса, отмечу здесь не столько негативные тенденции, сколько некий процесс угасания такого рода перспектив. Кода речь заходит о территориальной целостности Украины, Баку однозначно ее поддерживает, здесь без вариантов. В то же время, в процессе давления на Россию путем санкций, где «украинский кейс» – одна из определяющих причин такого давления, тут уже другая картина. Баку на разных уровнях все чаще попросту не участвует в голосованиях. Последний пример – голосование по санкциям в связи с Крымом, когда, например, Армения или вся Средняя Азия были «против», Грузия, понятно, «за», а Азербайджан не голосовал вообще…

«Иллюзорная стабильность», о мотивах ориентации на которую я рассказал выше…

Клубок конфликтов в ОДКБ

Не совсем плавно – но давайте перейдем к конфликту внутри ОДКБ, где Азербайджан выступил, чуть ли не главным резонатором. Это очередной рычаг давления на Ереван или что-то ещё?

Не соглашусь, что Баку выступает резонатором каких-то деструктивных процессов внутри ОДКБ. Там и без Азербайджана в разные периоды хватало противоречий. Создание же рычагов давления на Ереван, который много лет спекулирует на теме зонтика ОДКБ в вопросах Карабаха, выглядит вполне оправданным. Шатание же организации изнутри связано не только с последним конфликтом вокруг должности генсека по квоте Армении. И почему это в принципе должно волновать Азербайджан, который не является членом ОДКБ, когда ключевые участники блока сами не соблюдают, скажет так, «корпоративную этику»?

Пикировки между Минском и Ереваном на самом высоком уровне, выходящие далеко за рамки дипломатического общения, оставлю без комментариев. Это эмоции. Баку, повторюсь, не ставит цели расшатать ОДКБ. А посол Азербайджана в Беларуси просто оказался в нужном месте и в нужное время (речь об известной встрече с А.Лукашенко в Минске, где обсуждалась внутренняя кухня ОДКБ, в частности ситуация с должностью генсека по квоте Армении, и что логично вызвало резкую реакцию в Ереване – «ЦИАКР – Южный Кавказ»).

И Минск, и Астана ранее неоднократно подавали сигналы, что не согласны быть в ОДКБ в роли статистов, раз уж это организация «равноправных партнеров». А здесь удобный повод с должностью руководителя. Минск зажег эту ситуацию (используя Азербайджан, кстати, как некую ширму и инструмент давления на Ереван), Астана приняла сторону Беларуси, Ереван бурлит – там выборы на носу, Москва наблюдает и выжидает.

На то, что Баку объективно принял сторону Минска в противостоянии с Арменией, необходимо смотреть шире формата «желания в очередной раз уколоть Ереван». Между Азербайджанской Республикой и Республикой Беларусь сложились стойкие двусторонние взаимовыгодные отношения вне рамок ОДКБ, в которых выделяется военно-техническая сфера. Именно на этом фоне президент Ильхам Алиев посещает Минск (19 ноября), где в пакете подписанных двусторонних документов отдельно выделяется меморандум в оборонно-промышленной сегменте с акцентом на будущих поставках систем ПВО.

Это, на мой взгляд, действительно, важно и интересно. А конфликты внутри ОДКБ были и будут. Этот – далеко не первый и, полагаю, не последний…

Беседовал Владимир Копчак,

руководитель Южнокавказского Филиала Центра исследований армии, конверсии и разоружения («ЦИАКР – Южный Кавказ»)

Володимир Копчак

Володимир Копчак

Керівник Південно-Кавказької філії Центру досліджень армії конверсії та роззброєння

Випускаючий редактор аналітичного бюлетеня ЦДАКР «Виклики и ризики», секретар неурядової експертної Ради з питань національної безпеки при ЦДАКР. Працював керівніком оборонно-промислових проектів ЦДАКР, заступником головного редактора журналу Defense Express «Експорт оружия та оборонний комплекс України», головним редактором журналу «Акцент. Національна безпека України». Автор та співавтор ряду досліджень та статей з проблематики інформаційної безпеки, обороно-промислової політики, військово-технічного співробітніцтва, реформування ЗС України. Закінчив Національну академію Державного Управління при Президенті України (магістр державного управління), Київський військовий інститут управління та зв'язку.