Поиск по сайту:
Публикации экспертов
Валерий РЯБЫХ | 01 апреля 2014 16:19

НАСКОЛЬКО ДЕЙСТВЕННА ЯДЕРНАЯ ПАНАЦЕЯ?

http://www.defense-ua.com/rus/hotnews/?id=41363

 

Последние события, в частности аннексия Российской Федерацией части территории суверенной Украины, актуализировали в обществе неоднократно поднимавшуюся и ранее тему возвращения нашей стране статуса «ядерного государства» и, соответственно, разработки собственного ядерного вооружения. То, что этот вопрос стал актуальным совсем не удивительно, так как Украина пала жертвой именно одного из гарантов собственного суверенитета и территориальной целостности и гарантии давались нашей стране именно в обмен на отказ от третьего в мире (после США и России) ядерного потенциала, который оставался в Украине после развала СССР.


Фактическая недееспособность нынешней системы обеспечения международной безопасности, олицетворяемой Организацией Объединённых Наций, а также действия России и цинизм российского руководства, забывшего о своих обещаниях, едва просохли чернила, удостоверявшие волю подписантов Будапештского меморандума, воскресили в умах некоторых наших соотечественников мечты о «ядерной панацее» от хронической уязвимости отечественной системы обеспечения безопасности и обороны государства. Как результат, 20 марта этого года в Верховной Радде был зарегистрирован законопроект о возобновлении ядерного статуса Украины. Проект Закона «О денонсации Договора о нераспространении ядерного оружия от 1 июля 1968 г.», автором которого является Сергей Каплин, народный депутат от партии «Удар», секретарь комитета Рады по вопросам нацбезопасности и обороны, предполагает выход нашей страны из Договора к которому Украина присоединилась в качестве безъядерного государства именно в обмен на предоставление ядерными государствами нашей стране гарантий безопасности.
Внесение в Верховную Раду подобного законопроекта кажется, на первый взгляд, вполне закономерным на фоне того, что гарантии, предоставленные Украине странами-подписантами Будапештского меморандума, не сработали. Более того, результаты различных опросов и изучение мнений интернет–пользователей, обсуждающих тему возврата Украиной ядерного статуса на различных форумах, создают впечатление, что приверженцами подобного пути обеспечения безопасности нашей страны могут являться от 60 до 80% граждан Украины. И представляется совершенно логичным, что именно сейчас Украина может быть свободна от моральных и юридических обязательств перед мировым сообществом, зафиксированных в документе, который был попран руководством Российской Федерации.
Однако, если вникнуть в суть проблемы, можно констатировать, что ответ не является столь однозначным. И только трезвая оценка возможности и необходимости возвращения Украине «ядерного статуса» и возможных путей обеспечения реальной защиты территориальной целостности и суверенитета нашего государства может дать ответ на вопрос, где же находится грань между необходимостью и популизмом в таком чувствительном вопросе, как выход Украины из Договора о нераспространении ядерного оружия.

Сможем или нет?
Насколько реальна технологическая возможность создания в Украине ядерного вооружения? Этот вопрос занимает сейчас головы украинцев, которые не ставят под сомнение необходимость иметь собственную ядерную дубинку. И на поставленный таким образом вопрос можно ответить только с рядом оговариваемых условий, основным из которых является наличие устойчивого финансирования.
Именно при попытке ответить на подобный вопрос многие вспоминают, что Украина всё-таки является страной, обладающей ядерными технологиями, которая, однако, предпочла сосредоточиться на развитии мирного атома. При этом в пользу возможности быстрого создания собственного ядерного щита приводятся реальные аргументы, такие как:
- Украина обладает самыми большими в Европе месторождениями урановых руд, действующими горно-перерабатывающими комплексами и предприятиями по производству урановой продукции;
- в нашей стране над ядерной проблематикой работают почти 20 академических институтов;
- более 70 процентов ракет, которые использовались в качестве ядерных аргументов СССР, а позже – Российской Федерации, разработаны и изготовлены в Украине.
Кроме того, в подтверждение подобной возможности, приводятся слова академика Национальной академии наук Украины Виктора Барьяхтара, которые он произнёс несколько лет назад: «Если сравнивать Украину с Индией и Пакистаном, то при нежелательном стечении обстоятельств Украина могла бы значительно быстрее стать ядерной державой с ядерным оружием и соответствующими ракетами, чем Индия и Пакистан». Однако справедливые по сути слова академика не дают ответов на то, с какими технологическими и организационными трудностями придется столкнуться Украине.
На основе таких нехитрых доводов аргументируется возможность создания собственного ядерного вооружения, при этом не вспоминаются другие очевидные факты:
- для быстрого создания простейшего ядерного заряда необходимо наличие высокообогащенного урана (ВОУ), а его последние запасы, которые хранились в Харьковском физико-техническом институте, были вывезены из Украины после озвученной В.Януковичем в 2010 году на Вашингтонском саммите по ядерной безопасности инициативы об отказе Украины от дальнейшего использования ВОУ;
- на сегодняшний день технологий и оборудования для обогащения урана в Украине нет;
- технологий проектирования и изготовления ядерных зарядов в Украине вообще никогда не было и их необходимо создавать заново (не говоря уже о технологиях утилизации боезарядов после выхода гарантийного срока эксплуатации);
- полигоны для испытания как ядерных боезарядов, так и ракетно-пусковых комплексов отсутствуют, а говорить о возможности их создания в почти что центре Европы просто не имеет смысла, особенно стране пострадавшей от Чернобыльской трагедии.
Однако все же основным аргументом, о который разбиваются доводы сторонников создания собственного ядерного щита является вопрос финансирования. По разным оценкам, в случае, если бы подобное решение было принято, необходимо обеспечить устойчивое финансирование ядерного проекта на уровне от 500 млн. до 3 млрд. долларов США в год на протяжении от 3-х до 5-и лет и это при идеальных условиях. На фоне того, что ранее государству едва удавалось обеспечить финансирование содержания всей украинской армии на уровне 2 млрд. в год, а тем более нынешнего финансово-экономического положения страны в подобные перспективы мало вериться.

А нужно ли?
Если всё же всерьез заняться анализом причин провала в обеспечении суверенитета и территориальной целостности государства, даже беглый анализ может привести к выводу о том, что даже наличие в Украине ядерного оружия не спасло бы нас от постигшей Украину трагедии. А причина таится в том, что основные угрозы украинской государственности таились и таятся до сей поры в нас самих.
Если честно ответить на вопросы о том, смогло бы наличие в Украине ядерного оружия, от которого мы показательно отказались в 1994 году, спасти экономику нашей страны от разграбления людьми близкими к власти, «кольчужного скандала» и акции «Украина без Кучмы», непредусмотренного Конституцией третьего президентского срока и Оранжевой революции, хаотичной смены внешнеполитического вектора и Майдана, то можно понять, что никакое ядерное оружие не добавило б нам ощущения защищенности. И совсем не удивительным кажется факт внесения в военную доктрину Украины положения о том, что в «в ближайшие 5-7 лет вооруженная агрессия против нашего государства в форме локальной или региональной войны маловероятна», аккурат перед этой самой агрессией, на фоне знаний о том, как, едва формально распрощавшись с паспортами другого государства (а в большинстве случаев, как оказалось, не распрощавшись), нужные люди становились депутатами главного законодательного органа страны, оказывались во главе Министерства обороны, специальных служб и их структурных подразделений, управляли оборонно-промышленным комплексом страны, решали ключевые вопросы жизнедеятельности и экономики государства. И это только видимая часть айсберга о который разбилась страна, ведомая управляемым другим государством капитаном, охрану которого также возглавлял человек в кармане которого был паспорт другого государства. И во всех случаях это были паспорта государства, которое, в конце концов, и составило основную угрозу территориальной целостности страны, международную правосубъектность которой, откровенно говоря, никогда не признавало.
Так смогло бы ядерное оружие помочь нам? Ответ здесь кажется слишком очевидным. И чтобы окончательно расставить точки в вопросе необходимости денонсации Договора о нераспространении ядерного оружия и возобновлении ядерного статуса Украины необходимо вспомнить о том, что за все время существования Договора с 1968 года из него вышла лишь одна страна – Северная Корея. Так неужели украинцев привлекает этот одиозный путь и судьба народа этой страны!

Что делать?
А что же делать с внесённым в Верховную Раду Украины соответствующим законопроектом? С учётом всего изложенного выше его всё же нужно вынести на рассмотрение. Рассмотреть в первом чтении – для того, чтобы в очередной раз показать украинскому народу и мировому сообществу абсурдность ситуации в которой государство-гарант территориальной целостности Украины стало государством-агрессором, которое эту же территориальную целостность и нарушило, поправ все писанные и неписанные нормы как международного права, так и общечеловеческой морали. Кроме того, пользуясь случаем, нужно в очередной раз акцентировать внимание международного сообщества на том, что подобный прецедент может привести лишь к одному – подрыву доверия к процессу нераспространении ядерных вооружений, что в конечном счёте может грозить гибелью всего человечества.
При обсуждении законопроекта также должна состояться открытая дискуссия с привлечением специалистов в области обороны и безопасности, дабы положить начало реальной работе над вопросами обеспечения обороны государства и защиты его суверенитета и территориальной целостности. Кроме того, подобная дискуссия поможет впредь исключить появление в Украине приверженцев возврата ядерного статуса. А это было бы полезно, ибо подобные настроения лишь уводят в сторону от реального решения вопроса обеспечения национальной безопасности нашей страны.
Кроме того, по результатам обсуждения законопроекта следует в очередной раз официально зафиксировать, занятую ранее нашей страной позицию по процессу нераспространения ядерного оружия. На фоне явно циничного попрания Российской Федерацией норм международного права, подобная позиция Украины закрепит роль ведущего морального лидера, как процесса ядерного разоружения, так и новой парадигмы международных отношений в которой нет места ядерному шантажу в том числе и со стороны постоянных членов Совета безопасности ООН. Именно сейчас в этой непростой ситуации, подтвердив свою приверженность ядерному разоружению, у нашей страны есть шанс написать заглавие первой страницы истории человечества, созревшего для отказа от ядерной угрозы как инструмента разрешения геополитических противоречий.

Валерий Рябых, Defense Express

Справка Defense Express:
На территории Украины на момент провозглашения ее независимости было дислоцировано 220 единиц стратегических носителей с ядерными боевыми зарядами, среди которых были:
• 176 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (из них жидкостных SS-19 - 130 единиц; твердотопливных SS-24 - 46 единиц; общее количество ядерных боеголовок на них - 1240);
• 9 единиц ракет SS-24 (хранились на Павлоградском механическом заводе без ядерных зарядов);
• 44 тяжелых бомбардировщика ТУ-95 МС (25 единиц) и ТУ-160 (19 единиц), оснащенных ядерными крылатыми ракетами воздушного базирования большой дальности, количество которых составляло 1081 единицу.
Ядерный эквивалент одной боеголовки ракеты SS-24 составлял 0,44 мегатонны. Для сравнения; ядерный эквивалент американских «малышей», сброшенных на Нагасаки и Хиросиму, был равен 0,02 мегатонны, т.е. в 20 раз меньше. Таким образом, ядерная мощность одной ракеты SS-24, несущей 10 боеголовок, в 200 раз превышала мощность первой американской ядерной бомбы.
Ядерный эквивалент одной боеголовки ракеты SS-19 составлял 0,55 мегатонны, на каждой ракете их – 6.

Договор о нераспространении ядерного оружия (англ. Non-Proliferation Treaty, NPT) — многосторонний международный акт, разработанный Комитетом по разоружению ООН с целью поставить прочную преграду на пути расширения круга стран, обладающих ядерным оружием, обеспечить необходимый международный контроль за выполнением государствами взятых на себя по Договору обязательств с тем, чтобы ограничить возможность возникновения вооружённого конфликта с применением такого оружия; создать широкие возможности для мирного использования атомной энергии.
Одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 12 июня 1968 и открыт для подписания 1 июля 1968 в Москве, Вашингтоне и Лондоне. Вступил в силу 5 марта 1970 после сдачи на хранение ратификационных грамот государствами-депозитариями (СССР (подписал в 1968), США (1968), Великобритания (1968)), а также 40 другими странами. Франция и КНР подписали Договор в 1992. 11 мая 1995 свыше 170 стран-участниц договорились продлить действие Договора на неопределённый срок без каких-либо дополнительных условий.
Участниками договора являются почти все независимые государства мира. Не являются участниками договора Израиль, Индия, Пакистан и КНДР.
Три государства — Израиль, Индия и Пакистан — отказались подписать Договор. Из них по крайней мере Индия и Пакистан обладают ядерным оружием, что запрещено Договором.
КНДР ратифицировала Договор, но отозвала свою подпись после конфликта с МАГАТЭ (см. Ядерная программа КНДР). Иран также подписал Договор, но с 2004 находится под подозрением в нарушении Договора и разработке ядерного оружия. МАГАТЭ доказало причастность Ирана к разработкам собственного ядерного оружия.
Договор устанавливает, что государством, обладающим ядерным оружием, считается то, которое произвело и взорвало такое оружие или устройство до 1 января 1967 (то есть СССР, США, Великобритания, Франция и Китай).
По Договору, каждое из государств-участников Договора, обладающих ядерным оружием, обязуется не передавать кому бы то ни было это оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над ними ни прямо, ни косвенно; равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, не обладающее ядерным оружием, к производству или приобретению каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над ними.
Каждое из государств-участников Договора, не обладающих ядерным оружием, обязуется не принимать от кого бы то ни было ядерного оружия и/или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над ними ни прямо, ни косвенно; равно как и не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств и не принимать какой-либо помощи в их производстве.
Договор закрепляет неотъемлемое право всех государств-участников развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях без дискриминации и в соответствии с Договором. Договор обязывает его участников обмениваться в этих целях оборудованием, материалами, научной и технической информацией, содействовать получению неядерными государствами благ от любого мирного применения ядерных взрывов.
Важным дополнением к договору являются резолюция Совета Безопасности ООН от 19 июня 1968 и идентичные заявления трёх ядерных держав — СССР, США и Великобритании по вопросу о гарантиях безопасности неядерных государств-участников договора. В резолюции предусматривается, что в случае ядерного нападения на неядерное государство или угрозы такого нападения Совет Безопасности и прежде всего его постоянные члены, располагающие ядерным оружием, должны будут немедленно действовать в соответствии с Уставом ООН для отражения агрессии; в ней подтверждается также право государств на индивидуальную и коллективную самооборону в соответствии со статьёй 51 Устава ООН до тех пор, пока Совет Безопасности не примет необходимых мер для поддержания международного мира и безопасности. В заявлениях, с которыми каждая из трёх держав выступила при принятии этой резолюции, указывается, что любое государство, совершившее агрессию с применением ядерного оружия или угрожающее такой агрессией, должно знать, что его действия будут эффективным образом отражены при помощи мер, принятых в соответствии с Уставом ООН; в них провозглашается также намерение СССР, США и Великобритании оказать помощь тому неядерному участнику договора, который подвергнется ядерному нападению.