Поиск по сайту:

Публикации экспертов

Все публикации
Публикации экспертов
Михайло Самусь | 22 марта 2013 0:00

Противоракетная адаптация

Решение Соединенных Штатов перенести на два года реализацию четвертой фазы своей программы создания европейской системы ПРО было воспринято как сенсация. На самом деле, этот шаг США ожидался давно. Ведь адаптивность, то есть способность к изменению, заложена в самом принципе противоракетной стратегии администрации Обамы. А россияне, корейцы и секвестр оборонного бюджета стали лишь коллективной причиной этой адаптации.

Министр обороны США Чак Хейгел объявил на прошлой неделе, что растущая угроза ракетного нападения на США со стороны Северной Кореи заставляет Соединенные Штаты менять свою противоракетную стратегию. По его словам, США переносят на 2022 г. реализацию четвертого этапа создания системы противоракетной обороны в Европе (так называемого Европейского адаптивного подхода), а освободившиеся ресурсы перенаправляют на усиление системы ПРО территории США. 

На практике это означает, что до 2022 г. в Европе не будут размещаться американские ракеты нового поколения SM-3 Block IIB. Вместо этого на Аляске разместят дополнительные ракеты-перехватчики, чтобы к 2017 г. довести их общее количество на Западном побережье США до 44. Кроме этого, в Японии будет размещен еще один радар AN/TPY-2.

Когда в 2009 г. президент Барак Обама объявил об отказе от стратегии противоракетной обороны Джорджа Буша-младшего, многие восприняли это как шаг навстречу России. Отмена размещения элементов ПРО в Польше и Чехии стала тогда сигналом к "перезагрузке". Однако скоро россияне усмотрели в Европейском адаптивном подходе (ЕАП), как назвал Обама свою программу ПРО, еще большую угрозу. 

На четвертом этапе, который планировалось реализовать до 2020 г., американцы собирались разместить в Польше и Румынии ракеты SM-3 IIB нового поколения, способные уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты. Россия высказала опасение, что после установки в Европе ракет SM-3 IIB будут подорваны возможности ее стратегических ядерных сил, остающиеся единственной надеждой российского руководства на фоне критического ослабления обычных вооруженных сил. В результате, вопрос ПРО вернулся в российско-американскую повестку и превратился в ключевой негативный аспект двусторонних отношений. С тех пор мало какое заявление МИД РФ по теме отношений с США или НАТО обходилось без фразы, что "обеспокоенность вызывает вопрос противоракетной обороны".

Однако, что интересно, мнение специалистов (в том числе российских) по поводу перспектив реализации Европейского адаптивного подхода Обамы всегда отличалось от клише, муссировавшихся в СМИ. 

Во-первых, в глаза бросается слово из названия программы — "адаптивный". Можно еще сказать "гибкий". Естественно, что во время своего первого срока Обаме не с руки было показывать суть адаптивности своей стратегии. Это могло сыграть с ним плохую шутку. Однако уже в марте прошлого года на переговорах в Сеуле из-за невыключенного микрофона миру стало известно, что после выборов план Обамы может поменяться. 

Тогда в кулуарах президент США сказал Дмитрию Медведеву буквально следующее: "В том, что касается всех этих вопросов, особенно ПРО, это может быть решено, но главное, чтобы он дал мне пространство для маневра…Это мои последние выборы. После моих выборов я буду более гибким". Медведев ответил: "Я понимаю. Я передам эту информацию Владимиру". Именно с этого момента стало понятно, что Европейский адаптивный подход будет меняться. 

Во-вторых, специалисты сразу обратили внимание на то, что вся программа ЕАП, кроме первого этапа, состоит из несуществующих и довольно трудно реализуемых с технической точки зрения элементов. Ведь кроме уже существовавших ракет SM-3 IA на момент принятия ЕАП ни ракет SM-3 IВ, которые планируется установить на кораблях и в Румынии до 2015 г., ни SM-3 IIA, которые предполагается до 2018 г. разместить в Польше и модернизировать ими корабельные группировки и румынскую базу, не существовало. Тем более, не было ракет нового поколения SM-3 IIB для четвертого этапа ЕАП, запланированного на 2020 г. Все это вызывало сомнения по поводу реалистичности заявленных сроков стратегии Обамы.

В-третьих, как только начал приближаться секвестр бюджетных расходов в США, неизбежность переформатирования ЕАП стала очевидной. Ведь мало того, что уже в этом году сокращение оборонного бюджета США составит 46 млрд долл., а на протяжении десяти лет Пентагон останется без 487 млрд долл. Ключевой проблемой американского оборонного секвестра является его неплановость. То есть, не существует конкретного плана сокращения тех или иных расходов. Финансирования лишаются понемногу все статьи и программы. 

В этой ситуации естественным является решение отложить наименее актуальные разработки, чтобы не допустить снижения боеготовности войск и остановки создания ключевых систем вооружений. Таких, например, как перспективных кораблей, истребителей или беспилотников. Четвертый этап Европейского адаптивного подхода попадал "под нож" практически гарантированно, поскольку до 2020 г. еще далеко, ракеты SM-3 IIB еще не разрабатываются. Да и Обама к тому времени точно не будет президентом. А это, согласитесь, многое меняет.

Сейчас интересен вопрос дальнейшего развития ситуации. Ведь формально, кроме переноса на 2022 г. реализации четвертого этапа, Европейский адаптивный подход полностью сохранил свое наполнение и временные рамки. 

Румынская сторона уже объявила, что США официально подтвердили свои намерения по размещению до 2015 г. наземных элементов ПРО с ракетами SM-3 IВ на базе Девеселу. Румынские власти заявили, что продолжают работы по подготовке базы к прибытию американских систем. В этом же духе высказался и МИД Польши, заверивший общественность, что США не отказываются от размещения ракет SM-3IIA на польской территории до 2018 г.

А вот Россия почему-то оказалась не готова к "смягчению" позиции Соединенных Штатов и отреагировала несколько неадекватно. Вместо того, чтобы выразить удовлетворение снижением потенциальной угрозы для своего ядерного щита, представители МИД РФ заявили, что решение США не только не снимает прежних озабоченностей России, но и дает повод для новых. Россияне уверены, что последние шаги Вашингтона — это не уступка Москве. Более того, российские дипломаты считают, что в результате решений Белого дома остаются в силе все аспекты стратегической неопределенности, связанные с созданием системы ПРО США и НАТО.

Объясняется это, с моей точки зрения, предельно просто. 

С момента начала реализации программы ПРО администрацией Дж. Буша-младшего противоракетный аспект стал неотъемлемой частью российско-американских отношений. Иногда он становился их краеугольным камнем. Владимиру Путину было удобно строить "черно-белую" модель международных отношений, когда "американцы плохие, а русские хорошие". Для его неоимперской мифологии "русского мира" проблема ПРО является действительно находкой. 

Во-первых, она безоговорочно воспринимается российским электоратом как свидетельство "злой сути США". Во-вторых, не требует от России никаких дополнительных усилий, кроме как фантазий на тему размещения баллистических ракет в Калининграде. И вообще, удобно, когда в любой момент можно сказать, что "Россия — против США". И самооценка растет, и населению приятно. Неважно, что на реальный ход событий это никак не влияет. 

Поэтому, конечно, признать, что проблема ПРО снимается, хотя бы даже на время, для России будет сложно. Ведь это будет означать, что российское руководство теряет важнейший повод занимать "принципиальную" позицию. В результате, оправдать статус "мирового полюса" будет явно труднее.

Что касается непосредственно развития американской системы ПРО, то можно предположить, что на этом "адаптация" Европейского адаптивного подхода может не закончиться. В принципе, исходя из перспектив дальнейшего секвестирования оборонного бюджета США, а также гарантированного ухода администрации Обамы из Белого дома в 2016 г., довольно туманными представляются перспективы третьего этапа ЕАП. И не факт, что к этому сроку будут готовы ракеты SM-3 IIA, которые предполагается разместить в Польше до 2018 г. 

И хотя вероятность их создания повышается тем, что разработка SM-3 IIA ведется на паритетных началах Японией и США, все же не исключено, что основной акцент при их развертывании будет сделан как раз на Дальний Восток, а не на Европу. Пока наиболее вероятным выглядит размещение ракет SM-3 IB (уже сейчас практически готовых к применению) в Румынии. Конечно, давление бюджетных сокращений будет и здесь решающим фактором, но, все же, думаю, Обама постарается довести до конца хотя бы что-то из задуманного в ЕАП. Иначе, потом его будут вспоминать как противоракетного неудачника.

http://gazeta.zn.ua/international/protivoraketnaya-adaptaciya-_.html