Поиск по сайту:
Публикации экспертов
Михайло Самусь | 24 сентября 2011 0:00

В военной сфере будут превалировать рыночные принципы

Военная защита стала услугой, которую постиндустриальные страны продают наравне с информацией или передовыми технологиями

ОЦЕНКА характера войн будущего всегда занимает основную часть работы аналитических и разведывательных служб. Ведь стратегия развития вооруженных сил любой страны должна основываться как раз на подготовке к завтрашней войне. Иными словами, армия и силовые ведомства должны быть готовы к нейтрализации тех угроз, которые не только существуют, но и могут сформироваться в перспективе.

ВОЕННАЯ ГЕГЕМОНИЯ США

Само понятие войн будущего уже порядком затерто в теоретических исследованиях и поэтому простое упоминании этого словосочетания стойко вызывает ассоциацию с фразами типа «сетецентрическая война» (управление в режиме реального времени всеми войсками, вплоть до конкретного бойца), «бесконтактная война» и «информационная операция». Хотя на самом деле эти подходы к ведению боевых действий уже давно реализованы на практике и неоднократно проверены США в течение последних 20 лет в ходе операций в Ираке, Югославии и Афганистане. Говоря более точно, Соединенные Штаты на данный момент обеспечили себе мировую военную гегемонию. И поэтому говорить о войнах будущего в перспективе 20–30 лет можно лишь исключительно в разрезе характера ведения боевых действий Пентагоном. Европа, Россия, Китай и другие страны вряд ли смогут приблизиться к формированию военной системы американского уровня. Даже создание отдельных образцов передовых вооружений, скажем, таких как истребитель пятого поколения, будет лишь демонстрацией уровня военных технологий России или Китая. И не больше. Ведь в сетецентрической системе средства поражения играют отнюдь не главную роль. Без всеохватывающих систем разведки, связи, управления, интегрированных в единую информационную матрицу, все суперсовременные самолеты, ракеты, танки и корабли теряют заложенную в них эффективность.

Американцы уже сумели интегрировать средства связи, управления, разведки и поражения в рамках вооруженных сил в единую сеть и превратить их в глобальный разведывательно-ударный комплекс. В результате Вооруженные силы США постоянно обеспечены информацией о противнике, могут эффективно его дезинформировать и при необходимости нанести удар по его инфраструктуре и войскам. Конечно, американский глобальный разведывательно-ударный комплекс не идеален и имеет целый ряд недостатков, которые во всей красе проявились, скажем, в Афганистане. Однако в целом, создав себе такой «сетецентрический» прут, США могут довольно уверенно добиваться любых стратегических целей. Более того, в мире осталось совсем немного государств, готовых реально противопоставить себя американской военной машине. Отбросив чисто политические аспекты, к таким странам можно, пожалуй, причислить Китай, Индию, Россию, Иран, КНДР и Венесуэлу.

Из этого следует совершенно логичный вывод, что США будут стремиться нейтрализовать любую потенциальную угрозу, исходящую от этих стран. Причем вне зависимости от политической обстановки. Тем более что, например, Индия и Россия на самом деле медленно, но уверенно сближаются с США. Речь идет лишь о потенциальной угрозе Соединенным Штатам.

Такой взгляд на вещи позволяет объяснить некоторые детали современной американской военной политики. Например, планы по созданию глобальной противоракетной обороны. На самом деле кроме задачи по размещению элементов инфраструктуры ПРО в различных районах мира (сейчас США уже установили или планируют установить объекты ПРО в Японии, Европе, на Ближнем Востоке) Штаты реализуют более глобальную цель. Подобным образом они размещают и совершенствуют свою инфраструктуру для ведения сетецентрических боевых действий. Ведь система ПРО — это и есть элементы разведки, связи, управления и поражения, которые возможно использовать в общей системе вооруженных сил. И при планировании следующей операции в определенном районе мира американские военные будут опираться на инфраструктуру ПРО для применения авиации, беспилотных систем, высокоточного вооружения. А собственно противоракетные функции этой системы могут остаться вообще невостребованными.

НЕ НАДО ДОГОНЯТЬ АМЕРИКУ

Для лучшего понимания современной и будущей военной стратегии США стоит обратиться к работам Элвина Тоффлера, на которые Пентагон опирается в разработке перспективных доктрин. Этот американский футуролог выдвинул в 70-х годах прошлого века понятие волновой теории развития цивилизации. В своей книге «Третья волна» он обосновал существование трех волн цивилизации: аграрной, индустриальной, постиндустриальной. При этом Тоффлер утверждает, что все эти волны параллельно существуют и сейчас. По мнению Тоффлера, страны третьей волны продают всему миру информацию, менеджмент, культуру, передовые технологии, программное обеспечение, образование и другие услуги. Одной из этих услуг может быть военная защита, основанная на владении превосходящими вооруженными силами. Предоставление такой услуги со стороны США можно уже наблюдать в рамках НАТО — европейские союзники упорно не желают тратиться на оборону и в основном полагаются на американскую военную машину.

Тоффлер сформулировал принцип так называемой войны в нишах. Его суть заключается в том, что армия страны третьей волны, готовясь к вооруженному противоборству с конкретным противником, должна выявить ниши, под которыми понимаются преимущества, не достижимые противником в силу его технологической отсталости. После обнаружения таких ниш либо создается новое вооружение, либо выстраивается новая структура военных формирований, либо разрабатываются новые формы и способы вооруженного противоборства. Вместе с тем осуществляется подготовка войск для борьбы в этих нишах. То есть на самом деле сетецентрические системы, высокоточное оружие, ударные беспилотные авиационные системы как раз и представляют собой те ниши, которые армия США заполнила в последних военных операциях. Если же противник создаст эффективное средство противодействия в конкретной нише, американские военные должны немедленно переключиться на поиск новых ниш. В таких условиях, собственно, конкретные виды вооружений не имеют решающего значения. Главное — занять господствующие ниши и не допустить приближения к ним противника. По сути, речь идет о переносе принципов рынка на военную сферу.

Что интересно, если американские военные действительно пользуются выкладками Тоффлера, то все нынешние попытки России или Китая создать собственные сетецентрические системы применения вооруженных сил приведут к простой трате времени и ресурсов. Ведь россияне и китайцы будут пытаться втиснуться в те ниши, где американцы уже доминируют. Как только США посчитают, что конкуренты начинают угрожать их положению, они просто уйдут в другую нишу. А Россия и Китай снова начнут «догонять Америку».

Единственный выход в адаптации к такому положению вещей для остального мира — находить свои ниши и формировать собственные модели военной организации. Украина здесь не является исключением. И когда наши военные стратеги считают, что главное для украинской армии в будущем — приблизиться к стандартам «сетецентрических» войн и срочно заняться изготовлением истребителя пятого поколения, они просто в который раз наступают на те же грабли. Или, по Черчиллю, как всегда, готовятся к прошедшей войне.


Источник: «Комментарии»