Публикации экспертов
Михайло Самусь | 21 февраля 2012 12:17

Рогозин стал политтехнологом

Программа реформирования ОПК превратилась в средство агитации за Путина

СПЕКУЛЯЦИИ на оборонной теме — предвыборное ноу-хау путинской команды. Они не являются самостоятельной политтехнологией, но создают позитивный информационный шум — иллюзию возрождения военного могущества России. По всей видимости, в первую очередь этим объясняется назначение на пост «оборонного» вице-премьера бывшего постпреда при НАТО Дмитрия Рогозина.

За короткое время после возвращения из Брюсселя Рогозин стал главным ньюсмейкером в области реформирования оборонного сектора. В частности, на 15 февраля он анонсировал представление программы модернизации ОПК на рассмотрение правительства — как не преминули отметить российские СМИ, с месячным опережением срока. Хотя на момент верстки «k:» представление не состоялось, ранее с инициативой ознакомился президент. По сути, речь идет о критике принятых ранее программ вооружения и развития ОПК на 2011–2020 годы.

Первая предусматривает выделение 20 триллионов рублей (около 500 млрд. евро) на перевооружение армии. Вторая — модернизацию оборонно-промышленного комплекса за счет инвестирования в отрасль 3 трлн. рублей (около 75 млрд. евро). Однако вице-премьер указывает, что из-за несовершенной системы управления и функционирования ОПК значительная часть этих средств может быть расхищена. Рогозин утверждает, что крупные интегрированные структуры (в частности, судостроительная и авиационная корпорации) себя не оправдали: они уничтожают внутреннюю конкуренцию в ОПК и выводят доходы из реального сектора через управляющие компании. Это ведет к завышению внутренних цен на разработку и производство вооружений и военной техники. Также существует проблема координации большого количества федеральных целевых программ в сфере ОПК. Для преодоления «временных трудностей» вице-премьер предлагает создать министерство оборонной промышленности с функциями полного контроля над оборонно-промышленным комплексом, его развитием и деятельностью. Кроме того, ратует за создание агентства перспективных разработок (аналог американского DARPA), которое должно сформировать основу для технологического прорыва ОПК РФ. Также он говорит о необходимости в кратчайшие сроки обеспечить техническое перевооружение предприятий ОПК.

Обо всем этом говорилось с начала двухтысячных, а злоупотребления и коррупция в оборонной промышленности давно стали притчей во языцех. Однако то, что заместитель Путина затронул эту тему за месяц до президентских выборов, никак не выглядит совпадением. Тем более на фоне митингов на Болотной площади. Особой пикантности ситуации придает тот факт, что несовершенная система управления, госкорпорации и всевозможные федеральные программы были созданы при активном участии самого Владимира Путина. Так что здесь, как и в других проблемных областях, власть вновь прибегла к заимствованию идей и откровенной манипуляции в стиле «не можешь победить — возглавь».

Впрочем, в контексте предвыборных технологий рогозинская модернизация оборонки имеет существенное отличие: по вполне понятным причинам она не содержит отсылок к прошлым успехам. Это сплошные «будущие новости». Так, на днях Рогозин сообщил в своем микроблоге в Twitter о намерении разработать до июня текущего года «детальный план усиления мощи ВМФ РФ на 30 лет». Ранее он пугал Запад новейшими заатмосферными комплексами ПРО С–500. В ходе визита на предприятие-разработчик зенитных ракет «Алмаз-Антей» он сказал: «Это наш ответ Чемберлену». Увы, все это далеко от реальности. Планы постройки кораблей для ВМФ РФ, о которых заявлялось и в 2000-м, и в 2005-м, и в 2011 годах, были сорваны. С–500 не существует даже в проекте, и его разработка, как стало известно на минувшей неделе, вновь отсрочена как минимум до 2015 года.

Будто этого мало, на днях начальник российского Генштаба Николай Макаров предложил отказаться на пять лет от закупки российской бронетехники, пока промышленность не удовлетворит заказчика по качеству и цене. Фактически генерал предлагает лишить российский ОПК гособоронзаказа. Надо ли говорить, что в этом случае денег на глобальное реформирование оборонки может попросту не найтись? Не говоря уже о том, что в нынешних российских реалиях создание министерства оборонной промышленности выльется в тотальную реорганизацию, суть которой сведется к очередному перераспределению бюджетных средств.

Впрочем, отрыв от реалий в данном случае является элементом предвыборной технологии. Среди патриотично настроенных избирателей всегда высок спрос на возрождение могущества. И Рогозин отлично подходит на роль «продавца» этого фантома.

Появившись на политической арене девяностых во главе националистического движения «Конгресс русских общин», он зарекомендовал себя прежде всего как успешный исполнитель предвыборных операций. Организация подзабытого уже «противостояния на Тузле» в 2003 году и противодействия вступлению Украины в НАТО в 2008-м — его работа. Результаты тех дел — просто замечательные. Правда, все они лежат в плоскости информационных войн. Вот и в оборонно-промышленной отрасли деятельность Дмитрия Олеговича, похоже, концентрируется в основном на информационной составляющей.


Источник: «Комментарии»