Комментарии
03 августа 2016 11:32

Дмитрий КОЗЛОВ: «МИНИСТР ПРОПАГАНДЫ ДМИТРИЙ КИСЕЛЁВ. «ПУТИНСКИЙ ГЕББЕЛЬС» КАК ВОПЛОЩЕНИЕ ТРАГЕДИИ РОССИЙСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

За несколько лет, прожитых в обстановке непрекращающейся российской агрессии – в том числе и информационной – для большинства украинцев имя Дмитрия Киселёва стало синонимом кремлёвской пропаганды в целом.

Постепенно личность этого преданного слуги хозяина Кремля растворилась в потоках генерируемого им медиашума, придав ему поистине мифологический, инфернальный облик. Для подавляющего большинства украинских граждан – а также многих россиян, не утративших окончательно чувство реальности – Киселёв стал воплощением запредельно наглой, переходящей границы абсурда лживости и конструирования чудовищного параллельного мира, в котором вынуждена существовать огромная часть российского общества.

За годы работы на пропагандистском фронте Киселёв сумел прыгнуть куда выше простого манипулирования и подтасовки фактов, - он создал некую новую реальность, оголтелой фальшивости которой позавидовали бы многие проповедники-проходимцы иных религиозных сект. Однако кто же стоит за демонической фигурой бешеного пса российского агитпропа – убеждённый фанатик и безумец или же талантливый актёр, очередное воплощение всепроникающей театральщины и «общества спектакля», составляющих суть путинского режима?

Дмитрий Киселёв родился в Москве в 1954 году. Родители будущего титана пропаганды были музыкантами, и Дмитрий поначалу также увлёкся музыкой, окончив музыкальную школу по классу классической гитары. Однако в дальнейшем в профессиональных устремлениях Киселёва ярко и выражено проявились особенности его личности – непостоянство, отсутствие чётких убеждений и принципов, приспособленчество, причудливо сочетающиеся с несомненным артистическим и журналистским дарованием. Поступив в медицинское училище, Дмитрий Константинович затем резко сменил профессиональный вектор и в 1978 году окончил отделение скандинавской мифологии филологического факультета Ленинградского государственного университета имени Жданова. После этого началось долгое восхождение Киселёва на олимп советских и постсоветских СМИ.

С пропагандой будущий магистр этой науки столкнулся практически с первого трудового дня. Первым рабочим местом Дмитрия стало Гостелерадио СССР. Киселёв работал в Центральном радиовещании на зарубежные страны, в норвежской и польской редакциях. С началом Перестройки Дмитрий Константинович, уловив наметившиеся тенденции и понимая мощь и перспективы телевидения в новых условиях, переходит на Центральное телевидение СССР, став корреспондентом программы «Время». В те годы будущий проповедник «духовных скреп», проклинающий гомосексуалистов и погрязший в аморальности Запад, подолгу работал в скандинавских странах, слыл либералом и придерживался откровенно прозападных взглядов. В конце 1989-го Киселёв стал ведущим Телевизионной службы новостей, однако уже в январе 1991-го был уволен за поддержку своей коллеги Татьяны Митковой, отказавшейся озвучить в эфире официальную правительственную трактовку событий в Вильнюсе. На первый взгляд, жест, достойный кого-нибудь из современных российских оппозиционеров и кричаще несовместимый с биографией нынешнего цепного пса режима. Однако в действительности демарш Киселёва вовсе не говорит о наличии у него твёрдых демократических (и каких-либо ещё) взглядов и вполне укладывается в тотальное приспособленчество, определяющее весь жизненный путь Дмитрия Константиновича. В медиасреде перестроечного СССР либеральные взгляды были стойким модным трендом, а каких-либо репрессий со стороны доживающего последние дни, агонизирующего режима уже можно было не опасаться. В этом контексте декларативные жесты Киселёва следует воспринимать как расчётливые шаги на пути к успеху – единственной реальной ценности и «духовной скрепе», когда-либо интересовавшей нынешнего гендиректора «России сегодня».

Вскоре Советский Союз стал историей, и перед телевидением в России на короткий отрезок времени открылись невиданные прежде горизонты. Новые программы и передачи росли на руинах советского телевидения стремительно, как грибы после дождя. Киселёв, всегда умевший держать нос по ветру, с 1991-го года трудился ведущим ночного выпуска новостей на ОРТ. Однако параллельно, с 1996-го, будущий адепт «русского мира» вёл на том же канале программу «Окно в Европу». Этот проект был создан и щедро финансировался Еврокомиссией, выделявшей гранты на пропаганду европейских ценностей в РФ. Отбор на роль автора и ведущего был строгим, однако Киселёву с его выдающимися «пробивными» способностями удалось обойти всех конкурентов. В дальнейшем европейские чиновники, мониторившие качество материала передачи, высоко отзывались о Киселёве, называя его «железным пропагандистом» и отдавая должное убедительности и проникновенности, с которой Дмитрий Киселёв убеждал сограждан в преимуществах европейской цивилизационной модели и воспевал уровень развития здравоохранения, промышленности, науки и культуры в ЕС, которого сможет достичь и Россия, если двинется европейским путём…

Когда программа «Окно в Европу» прекратила своё существование, карьера Киселёва продолжила идти по восходящей – после смерти Владислава Листьева он стал ведущим телепрограммы «Час Пик», где проработал до сентября 1996-го. К этому этапу жизненного пути будущего «российского Геббельса» относится его формулировка ценностей и задач журналистики, а также предостережение от нарушений её основополагающих правил и принципов:

«Задача ведущего, на мой взгляд, это показ верных пропорций мира. Скорее, сама публика, которая смотрит на экран, должна понять кто перед ней – журналист или агитатор? Мы всё-таки говорим о профессиональной журналистике. Если говорить о том, что «пипл хавает», то он будет «хавать» постоянно, снижая уровень до ещё пошлее, ещё гаже. Любой эпатаж, любое снижение планки, правил «пипл» будет «хавать». В один прекрасный момент мы обнаружим себя в грязи купающимися, как свиньи, и будет такое общество, которое будет «хавать» друг друга вместе с грязью, и вот там мы себя найдём, а вот ниже уже опуститься будет нельзя».

Продолжая менять престижные и высокооплачиваемые должности на различных российских телеканалах, Киселёв в начале 2000-х «добрался» до Украины. С 2000-го по 2003-й Дмитрий Константинович был ведущим актуального интервью «Подробно с Дмитрием Киселёвым» и главным редактором службы информации телекомпании ICTV.

Его тогдашние коллеги вспоминают, как на «летучках» Дмитрий рассуждал о ценностях украинской нации, с упоением слушал песни Тараса Чубая и восхищался архитектурой старинного Львова.

«Он говорил, что украинцам нужно создавать те ценности, которые ведут страну в разряд развитых европейских стран. Он же не говорил мне, в том числе на «летучке», что мы должны создавать ценности «русского мира» или такие, которые должны нас соединить вновь с Россией, – вспоминал позже руководитель департамента спецпроектов ICTV, а в те годы выпускающий редактор новостей Александр Семирядченко. – Он был европейски ориентированным, потому что для него Европа была во всех смыслах ближе, удобнее, понятнее». По словам гендиректора Александра Богуцкого, Киселёв  говорил своим сотрудникам: «Мы уже в Европе. Начните Европу с себя. Живите так, словно вы уже в европейском сообществе».

Действительно, многие люди, знакомые с Киселёвым, определяли его как классического гедониста – ценителя всего качественного, роскошного и комфортного, превыше всего ставящего изысканные удовольствия и страстно влюблённого во всё в широком смысле «европейское». И дальнейший жизненный и «творческий» путь Киселёва парадоксальным образом отнюдь не опровергает его прежние пристрастия.

Именно в годы работы на ICTV Киселёв впервые продемонстрировал способность угождать и приспосабливаться ради получения материальных дивидендов. Следуя в фарватере политики руководства телеканала (ICTV принадлежит зятю Леонида Кучмы Виктору Пинчуку), Киселёв развернул масштабную пропагандистскую кампанию в поддержку провластного кандидата на президентских выборах Виктора Януковича. Конечно, до экстатического безумия нынешних эфиров «России сегодня» было ещё далеко, однако уже тогда Дмитрий Константинович начал нащупывать будущие опоры в своих «украинских сюжетах» – русофобия прозападных сил, национализм, фашизм, угроза НАТО… Конечно же, искренности во всём этом было так же мало, как и в давнем «бунте» на ТСН – вероятно, Киселёв просто почувствовал шанс стать, наконец, по-настоящему влиятельной медийной фигурой, и в других обстоятельствах с тем же успехом вещал бы о европейских ценностях и евроатлантическом векторе, причём так же пламенно, как и в годы работы в передаче «Окно в Европу». Однако судьба распорядилась иначе, и на этот раз Киселёв «поставил не на ту лошадь». 

После победы Оранжевой революции Дмитрий Константинович лишился работы на ICTV и вернулся в Россию, где как раз формировалась совершенно новая медийная среда. Безошибочно угадав тенденции в информационной сфере, перерождавшейся из полноценных СМИ в пропагандистский аппарат, Киселёв на этот раз не ошибся в выборе и начал стремительное восхождение к вершинам агитпропа.

С 2003 по 2006 год Дмитрий Киселёв – ведущий ежедневной информационно-аналитической программы «Вести +» телекомпании «Россия», ведущий актуального интервью «Подробно с Дмитрием Киселёвым».

В 2006 – 2012 годах – ведущий общественно-политического ток-шоу «Национальный интерес».

С июля 2008 года Киселёв является заместителем генерального директора холдинга ВГТРК. В марте 2012 заменил Сергея Кургиняна в программе «Исторический процесс», также вёл авторскую программу «Авторитет». С 9 сентября 2012 года – ведущий программы «Вести недели». С 19 сентября по 28 ноября 2015 года был ведущим интеллектуальной игры «Знание – сила».

9 декабря 2013 года было объявлено, что на базе РИА Новости будет создана новая структура – «Международное информационное агентство «Россия сегодня». Её генеральным директором был назначен Дмитрий Киселёв.

Дальнейшая деятельность Киселёва в детальном представлении не нуждается. По сути, возвышение Дмитрия Константиновича стало результатом идеологической политики Путина после второго пришествия в Кремль в 2012-м – монтажа нового оправдания своего затянувшегося правления, замешанного на противоречивом калейдоскопе консервативных ценностей и алармизме из-за вездесущих происков агрессивного Запада и козней внутренних врагов-либералов. Поистине инфернальное величие Киселёва заключается в переосмыслении канонов пропаганды и превращении её в настоящее шоу. Вместо унылого, закостенелого и вызывающего зевоту даже у своих творцов агитпропа «а ля поздний СССР» Киселёв создал зрелище, сочетающее энергетику и эмоциональность полоумных сектантских пасторов и безумие передач о паранормальных явлениях. Вопиющий абсурд доводов Киселёва, вызывающих гомерический хохот у любого мыслящего человека, приходится по душе огромным массам находящихся в бесконечном трансе телезрителей из рядов «путинского электората», не привыкших получать информацию из интернета с его априори менее «ударным» воздействием на восприятие. При этом типичный потребитель информационного силоса, продуцируемого Киселёвым, конечно же, бессилен разглядеть ту призрачную тень иронии, которая пронизывает его бредовые прокламации о сожжении сердец гомосексуалистов, заговорах создавшего Майдан ЦРУ и прочую околесицу. Ведь ожидать от человека, живущего в стильном и современном скандинавском доме, превосходно разбирающегося во французских и итальянских винах, владеющего несколькими языками и привыкшего проводить отпуск значительно западнее российских границ, даже намёка на веру в собственные слова крайне наивно.

И в этом нет ничего удивительного. Молодость Киселёва и ключевые этапы формирования его личности пришлись на позднюю брежневскую эпоху – время повсеместной утраты веры в коммунистическую идеологию и формирования уродливой и извращённой советской версии консюмеризма, которая по-прежнему продолжает процветать и калечить историческое развитие большинства постсоветских государств. Способность притворяться, менять бесконечные маски, постепенно растворяя свою личность в бесконечной лжи, стала ключевой для тех, кто пытался быть успешным в эпоху позднего Застоя. Носители этих антиценностей фактически и определяют сегодня повестку дня в РФ, составляя подавляющее большинство представителей её элиты. В подобной среде подлинный успех и материальное благополучие невозможны без отказа от идеалов и принципов. Воплощением подобных взглядов является и сам российский лидер. Но именно в лице Киселёва наиболее ярко проявилось созданное Владимиром Путиным общество тотального представления, театральной постановки, давно затмившей и подменившей собой реальность.

В своё время Владислав Листьев, Анна Политковская, Артём Боровик и многие другие стали жертвами политики, отказавшись изменить самим себе. Очевидно, что Дмитрий Киселев сделал иной выбор и предпочёл жизнь в богатстве и славе. Изменив принципам журналистики, когда-то столь блестяще озвученным им самим, он научился приспосабливаться и получать от этого баснословные дивиденды. И сегодня в этом, вне всякого сомнения, одарённом медийщике, изрыгающем потоки невероятной ахинеи ради материальной выгоды, наиболее ярко проявляется трагедия всей российской журналистики.

В заключение стоит привести новые «принципы», озвученные Киселёвым уже в роли главного придворного пропагандиста: «Вопрос в том, как позиционировать себя государственному информационному агентству... Часто под лозунгом объективности мы искажаем картинку и смотрим на свою страну как на чужую. Мне кажется, этот период дистиллированной, отстранённой журналистики закончен. Я сам исповедовал эти принципы, вы можете легко найти в интернете мои высказывания. Но я прошёл определённую внутреннюю эволюцию, которую можно было бы передать словами английской пословицы о том, что у человека, который в юности не был бунтарем, нет сердца. А человек, который не стал консерватором, когда стал более зрелым, – у него нет ума. Я считаю, что нет ни одного издания в мире, которое объективно. CNN объективно? Нет. Би-би-си объективно? Нет. Объективность – это миф, который нам предлагают и навязывают. Представьте себе, молодой человек кладёт руку на плечо девушке, в лучшем случае, и говорит: «Ты знаешь, я давно хотел сказать тебе, что я отношусь к тебе объективно». Это то, что она ждёт? Ну, наверное, нет».

Но, пожалуй, истинно пророческими для его собственной жизни и карьеры, и судьбы российской медиасферы в целом, были другие слова Дмитрия Киселёва, произнесённые гораздо раньше: «В один прекрасный момент мы обнаружим себя в грязи купающимися, как свиньи, и будет такое общество, которое будет «хавать» друг друга вместе с грязью, и вот там мы себя найдем, а вот ниже уже опуститься будет нельзя».