Комментарии
03 августа 2016 11:27

Юрий БАРАШ: «ЛИЧНЫЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ НАТО ОТ ГОСПОДИНА ПУХОВА»

Российская газета «Ведомости» в номере от 15 июля 2016 г. опубликовала статью  директора Центра анализа стратегий и технологий (АСТ) Руслана Пухова «Наша карта Африки» [1]. В ней идёт речь о том, каковы реальные цели российского военного планирования. Мы считаем необходимым полностью привести её содержание (с нашими комментариями по ходу текста, выделенными полужирным шрифтом), а затем высказать предположение о причинах подобной публикации.

Статья начинается с исторической цитаты. В 1980-е годы XIX века, когда европейские державы охватила лихорадка колониальных захватов, один из гостей германского канцлера Бисмарка обратил внимание, что у того в кабинете отсутствует карта Африки. Бисмарк подвел гостя к карте Европы. «Вот здесь Франция, – показал Бисмарк, – вот здесь Россия, а между ними мы. Вот моя карта Африки!».

Спустя 130 лет афоризм «железного канцлера», наглядно продемонстрировавшего этим необходимость приоритета фундаментальных основ политики в области национальной безопасности перед преходящими и второстепенными интересами, вспоминается в связи с отношениями между Россией и НАТО.

В самом деле, в то время как западные страны – члены НАТО ведут активную кампанию по предотвращению «русского вторжения» в Прибалтику, приняв решения о начале развертывания многонациональной группировки войск в трех прибалтийских республиках и в Польше, Москва сохраняет удивительную пассивность в этом регионе. За последние четыре года в Калининградской области и в приграничных с Прибалтикой российских регионах не принималось никаких значимых мер по усилению группировки Вооруженных сил России.

А зачем усиливать группировку, если она и так достаточно сильна? Далее будет показано, что г-н Пухов серьёзно преуменьшает её состав и боевые возможности.

В период военного реформирования 2009–2010 гг. российские силы в Калининградской области были кардинально сокращены и «разгружены» от тяжелой техники (путем вывоза последней) и с тех пор, по сути, остаются на том же невысоком уровне. Достаточно сказать, что в Калининградской области остался лишь один танковый батальон (в составе 79-й отдельной мотострелковой бригады).

Действительно, в 79-й отдельной мотострелковой бригаде есть танковый батальон. Но г-ну Пухову должно быть известно, что война ведётся не одними танками. В составе 11-го армейского корпуса (о нём Пухов говорит дальше), кроме упомянутых им 79-й бригады (Гусев), 7-го отдельного мотострелкового полка (Калининград) и 152-я ракетной бригады (Черняховск) есть ещё 336-я бригада морской пехоты (Балтийск), 244-я артиллерийская бригада и 22-й зенитно-ракетный полк (Калининград). Всего в 11-ом армейском корпусе, кроме 41 танка, есть 448 боевых бронированных машин (ББМ, то есть боевых машин пехоты и бронетранспортёров), 174 артиллерийские системы (АС, то есть самоходных гаубиц и пушек, миномётов и реактивных систем залпового огня), 12 пусковых установок тактического ракетного комплекса (ПУ ТРК) "Точка-У", 88 противотанковых систем (ПТС, то есть пушек и управляемых ракетных комплексов ПТРК) и 94 зенитные системы (ЗС, то есть зенитных самоходных установок ЗСУ и зенитно-ракетных комплексов ЗРК) [2, 3].

Достаточно солидно, не находите? Но этого мало. Г-н Пухов не упомянул 6-ю общевойсковую армию (штаб в Санкт-Петербурге), которая дислоцируется рядом с Эстонией и Латвией. А она имеет 2 отдельные мотострелковые бригады (138-ю в п. Каменка Ленинградской обл. и 25-ю в п. Струги Красные Псковской обл.), 9-ю артиллерийскую бригаду и 26-ю ракетную бригаду (Луга), 5-ю зенитно-ракетную бригаду (Ломоносов), 95-ю бригаду управления, 132-ю бригаду связи, 51-ю бригаду МТО, 30-й инженерно-сапёрный полк, полк РХБЗ и другие части. Всего в 6-й армии 82 танка, 340 ББМ, 170 АС, 12 ПУ нового ОТРК "Искандер-М", 126 ПТС и 120 ЗС [2, 4].

К этой группировке логично добавить 76-ю десантно-штурмовую дивизию ВДД (Псков), которая тоже дислоцируется в данном регионе. Она имеет 10 танков, 332 ББМ, 78 АС, 33 ПТС, 60 ЗС [5].

А если сложить вооружение 11-го корпуса, 6-й армии и 76-й десантно-штурмовой дивизии, то получится 133 танка, 1120 ББМ, 422 АС, 24 ПУ ТРК и ОТРК, 249 ПТС и 274 ЗС [2, 3, 4, 5].

Этого вполне достаточно для оккупации Литвы, Латвии и Эстонии, учитывая то, что ВС этих стран вообще не имеют танков, боевых самолётов, ЗРК и боевых кораблей. В сумме у них есть 3 лёгкие пехотные бригады, имеющие всего 276 БТР и 344 АС (110 буксируемых гаубиц и 234 120-мм миномёта). В качестве противотанковых и зенитных систем там используется небольшое количество лёгких переносных ПТРК и ПЗРК [2].

Но надо учитывать, что ВС России могут сосредоточить против стран Прибалтики и другие (дополнительные) силы. Учитывая высокую (воздушную) мобильность российских соединений ВДВ, логично предположить, что против Прибалтики могут быть использованы ещё, как минимум, 2 дивизии ВДВ (98-я и 106-я воздушно-десантные из Иванова и Тулы), а также 31-я десантно-штурмовая бригада (Ульяновск). А это ещё 10 танков, 834 ББМ, 162 АС, 44 ПТС и 145 ЗС [5].

И, наконец (как пишет далее г-н Пухов), в Подмосковье находится 1-я гвардейская танковая армия, которая тоже может быть задействована в Прибалтике. Она имеет две дивизии: 4-я танковая (Наро-Фоминск) и 2-я мотострелковая (Калининец), а также пять отдельных бригад: 6-я танковая (Мулино), 27-я мотострелковая (Мосрентген), 96-я разведывательная (Нижний Новгород), 112-я ракетная (Шуя) и 60-я управления (п. Баковка). А это ещё 446 танков, 525 ББМ, 264 АС, 12 ПУ ОТРК "Искандер-М", 36 ПТС и 111 ЗС [2, 4]. Причём, в 2017 г планируется ещё развернуть в 1-й армии 144-ю мотострелковую дивизию (Ельня) и ряд армейских частей, а также дополнить 2-ю мотострелковую и 4-ю танковую дивизии до 6-полкового штата. В результате число танков в 1-й армии вырастет до 930 ед.; также значительно увеличится количество других вооружений. Не удивительно, что страны Прибалтики, Польша и руководство НАТО сейчас испытывают серьёзные опасения за свою безопасность (особенно, когда вспоминают недавний захват Россией Крыма). А размещение в Литве, Латвии, Эстонии и Польше 4-х батальонных боевых групп западных стран НАТО на фоне приведенных выше данных о российских войсках в этом регионе и вблизи него имеет сугубо символическое значение.  

Хотя в конце 2015 г. для улучшения управления калининградской группировкой было создано управление 11-го армейского корпуса, пока что это не привело ни к каким значимым изменениям боевого состава, за исключением возвращения 7-го отдельного мотострелкового полка в статус бригады (второй в области и весьма слабого состава).

Это ПОКА не привело к значимым изменениям боевого состава, но что будет через год-другой? А создание управления 11-го армейского корпуса как раз говорит о многом… 

Еще более показательно, что в войска в Калининградской, Псковской и Ленинградской областях практически не поступает новой современной боевой техники, в том числе авиационной, – и это на фоне достаточно активного перевооружения в других регионах России. Авиационная группировка в Калининградской области представлена всего несколькими исправными немодернизированными Су-27 и Су-24М.

Отнюдь не несколькими – здесь г-н Пухов неправ. Штурмовая эскадрилья (Черняховск) и 72-я авиабаза морской авиации (Чкаловск) имеют 16 бомбардировщиков Су-24М и разведчиков Су-24МР, 9 истребителей Су-27 и Су-27П, 13 модернизированных многоцелевых истребителей Су-27СМ3, 13 учебно-боевых самолётов (5 Су-27УБП и Су-27УБ, а также 8 новых Су-30М2), 12 ударных вертолётов Ми-24 и 8 транспортных Ми-8. Всего это 46 боевых самолётов и 20 вертолётов (здесь ещё не учтены противолодочные самолёты Бе-12, 14 противолодочных вертолётов Ка-27 и 5 транспортных самолётов Ан-26 и Ан-140) [2, 3].

Кроме того, в случае необходимости на российские авиабазы в Калининградской области и вблизи стран Прибалтики могут быть быстро переброшены авиаполки новых российских боевых самолётов из других регионов. Например, 47-й полк из Воронежа (24 бомбардировщика Су-34) и 14-й полк из Халино Курской обл. (24 истребителя МиГ-29СМТ) 105-й авиадивизии 6-й армии ВКС, а также самолёты из Ростовской обл. – 559-й полк из Морозовска (36 Су-34) и 31-й полк из Миллерово (20 истребителей Су-30СМ) 1-й авиадивизии 4-й армии ВКС и др. [2, 6]   

Некое светлое пятно представляют только создание в Острове в Псковской области новой бригады армейской авиации да постановка на боевое дежурство в Калининграде полка новой зенитной ракетной системы С-400 (в порядке плановой замены старых С-200).

Страны Прибалтики недаром опасаются 15-й бригады армейской авиации (Остров). Она уже имеет 60-64 вертолёта, в т.ч. 30 новых ударных (12 Ми-28Н, 6 Ми-35М и 12 Ка-52), 10 ударных Ми-24, 16 транспортных Ми-8МТ/МТВ-2 и 4-8 тяжёлых транспортных Ми-26 [6].

А 44-я дивизия ПВО (Калининград) включает не только 183-й зенитный ракетный полк (Гвардейск, 16 ПУ ЗРС С-400 и 9 ПУ ЗРС С-300ПС), но и 1545-й зенитный ракетный полк (Знаменск, 54 ПУ и ПЗУ ЗРС С-300В). О последнем полке г-н Пухов даже не упомянул [3].

Не появилось пока в Калининграде на постоянной основе и столь популярных в народе ракетных комплексов «Искандер-М». Более того, дислоцированная здесь 152-я ракетная бригада, похоже, вскоре останется последней в Вооруженных силах России, сохранившей старые ракетные комплексы «Точка-У».

Таким образом, Москва, по сути, демонстративно игнорирует всю натовскую истерию вокруг Прибалтики, давая понять, что она не намерена угрожать прибалтийским и скандинавским странам и Польше и не ищет здесь конфликта.

Тут сразу возникают сомнения в отсутствии намерений угрожать и скандинавским странам. А как же содержание в ОСК «Север» (Северный флот) в 10 км от норвежской границы 200-й отдельной мотострелковой бригады (Печенга)? А как же переформирование в конце 2014 г 61-го полка морской пехоты (Спутник) в бригаду с увеличением состава? А как же развёртывание в январе 2015 г в 40 км от финской границы 80-й отдельной арктической мотострелковой бригады (Алакуртти)? А как же развёртывание ещё одной такой бригады восточнее в 2016 г?[7]

Где же находится нынешняя российская «карта Африки»? В то время как западные СМИ и аналитики терзаются судьбой «Сувалкинского коридора» в Литве, Россия в последние полтора года последовательно монтирует внушительную военную группировку на всей протяженности границы с Украиной.

Насчёт терзаний западных СМИ и аналитиков судьбой «Сувалкинского коридора» можно заметить, что они совсем не напрасны. Около 100 км отделяют союзницу России Беларусь от Калининградской области. Если российские войска нанесут танковый удар от Гродно по территории Литвы на северо-запад, они легко займут  «Сувалкинский коридор» и обеспечат сообщение России по суше с Калининградской областью, но главное – отрежут Литву от Польши, а страны Прибалтики от других стран НАТО.

На севере этой границы в 2015 г воссоздана 1-я гвардейская танковая армия, в состав которой помимо «элитных» подмосковных 2-й гвардейской Таманской мотострелковой и 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизий включена также 6-я танковая бригада в Нижнем Новгороде, а самое главное – новая 144-я мотострелковая дивизия, формирование которой начато в 2016 г. в районе Смоленска и Ельни.

Южнее – из Нижнего Новгорода в Воронеж было передвинуто управление создаваемой практически заново 20-й общевойсковой армии. Ее ядром теперь становится возрождаемая (после расформирования в 2009 г.) 10-я гвардейская танковая дивизия со штабом в Богучаре. Весь регион Курской, Белгородской и Воронежской областей активно насыщается войсками, включая переброску сюда двух мотострелковых бригад, а в дальнейшем, видимо, здесь возможно формирование еще одной дивизии.

Никакой информации о формировании здесь «ещё одной дивизии» нет. Формулировка Пухова «видимо, здесь возможно» имеет двойную степень неопределённости и указывает на то, что он лишь предполагает это (причём, не имея никаких оснований).

Наконец, в Ростовской области, с 1989 г. практически лишенной общевойсковых частей, начато создание 150-й мотострелковой дивизии в Новочеркасске. Распространяются сведения о возможности создания здесь еще одной армии в подчинении Южного военного округа с соответствующим дальнейшим наращиванием ее состава.

Никаких официальных сведений о возможности создания здесь еще одной армии в подчинении Южного военного округа нет. Распространяются они только в обсуждаемой здесь статье г-на Пухова.  А развёртываемая 150-я мотострелковая дивизия войдёт в состав 49-й общевойсковой армии этого округа [8].

Смысл всех этих мероприятий очевиден – на границе с Украиной (где еще три года назад вовсе не было войск) российской стороной создаются три серьезные группировки, способные в случае необходимости на севере нанести стремительный удар в направлении Киева (до которого от российской границы через Чернигов 270 км), а южнее – создать две мощные «клешни» для охвата и стратегического окружения основной группировки украинской армии на Левобережье Украины, и без того скованной на линии фронта с самопровозглашенными республиками в Донбассе.

Как это понимать? Г-н Пухов открыто выдаёт планы российского Генштаба по захвату Киева и окружения основной группировки украинской армии на Левобережье Украины? Налицо измена Родине! 

У Украины попросту отсутствуют (и в обозримом будущем не могут быть созданы в силу ресурсных ограничений) военные силы, способные парировать удар этих группировок и в целом противостоять возможной крупномасштабной «глубокой» операции российской стороны.

А вот здесь г-н Пухов преуменьшает военные силы Украины и возможности их наращивания в будущем. Но мы о них промолчим, и военных тайн выдавать не будем.

И это при том, что у России имеются еще значительные резервы в Южном военном округе (в виде двух армий – 49-й и 58-й) и в Центральном и Восточном военном округах (в которых, по имеющимся данным, планируется сформировать еще три дивизии). Активно идет и перевооружение ВВС, ПВО и армейской авиации в регионах «южнее Москвы».

По российским официальным данным, в Центральном военном округе начато формирование всего одной дивизии (15-я танковая дивизия в Чебаркуле). Данных о формировании новых дивизий в Восточном военном округе просто нет. А 201-я российская военная база (Душанбе) вообще переходит с дивизионного штата на бригадный [9].  

Таким образом, нынешнее российское военное планирование и строительство идет в своей магистральной линии совершенно без всякой связи с «угрозой со стороны НАТО» или «угрозой для НАТО» и в основном подчинено главному и фундаментальному сегодня для Москвы вопросу в области безопасности – украинскому. Утратив с 2014 г. практически все значимые рычаги влияния на Украину, кроме силовых, российское руководство вынуждено сделать ставку именно на них. Создание мощной группировки на украинском направлении позволит Кремлю расширить спектр силовых возможностей реагирования на украинскую ситуацию.

Гитлер говорил проще, но честнее: «Русский вопрос будет решён наступлением!»

В этих условиях отношения России и НАТО окончательно превращаются в театр абсурда и «диалог глухих», обе стороны как бы едут по параллельным рельсам. С одной стороны, Москва в принципе не воспринимает формальные озабоченности НАТО, полагая полной нелепостью сам вопрос о возможном русском вторжении в Прибалтику (не говоря уже о Польше или Швеции), при полном отсутствии у России и мотивов, и сил в регионе для таких действий. С другой стороны, очевидно, что усиление натовских войск в Прибалтике преследует не столько «оборонительные» цели, сколько имеет задачу оказать давление на Россию в том числе и в украинском вопросе, но при этом НАТО усиленно делает вид, что речь идет только о Балтийском регионе.

Парадокс усиливается тем, что, с точки зрения Москвы, она сейчас действует как раз в русле идеала российской внешней политики с ее идеей фикс о разграничении сфер влияния – по сути, признавая Прибалтику сферой влияния Запада, Кремль продолжает отстаивать «свою» сферу влияния на Украине и прочем постсоветском пространстве. Запад, активно отрицая эти притязания российской стороны, пока что не способен (в силу комплекса причин) создать такой военный нажим, который мог бы отвлечь российские ресурсы от Украины.

Можно сделать вывод, что до настоящего времени российское руководство проводит достаточно рациональную и разумную политику в области распределения оборонных ресурсов, концентрируясь на своей «карте Африки» и не допуская втягивания в непосредственное военное соперничество с Западом.

Вывод г-на Пухова о том, что российское руководство проводит достаточно рациональную и разумную политику в области распределения оборонных ресурсов, концентрируясь на своей «карте Африки» и не допуская втягивания в непосредственное военное соперничество с Западом весьма натянут. Что тогда ВС России делают в Сирии, расходуя значительные ресурсы и отвлекая их от «карты Африки» в лице Украины?

Россия все равно будет при нынешнем соотношении сил заведомо проигравшей в любой гонке конвенциональных вооружений с США и НАТО. Видимо, четкое понимание этого в Кремле есть.

То, что Россия будет проигравшей в гонке вооружений с США и НАТО глубоко верно. Но, увы, четкого понимания этого в Кремле нет. И г-н Пухов, употребив здесь слово «видимо», сам это подозревает.

Уклонение от такой гонки вооружений и сдержанность по отношению к натовской эскалации (в том числе в виде развертываний НАТО у российских границ) и поддержание пусть и формального, но хоть какого-то диалога с Западом в военной сфере (для чего и необходим в нынешней ситуации Совет Россия – НАТО, несмотря на оттенок сюрреалистичности его существования) позволят не только сэкономить российские ресурсы и уменьшить хотя бы какую-то часть западной озабоченности, но и в более отдаленной перспективе могут создать предпосылки для гипотетической «большой сделки» между Россией и Западом по урегулированию широкого круга вопросов взаимной безопасности [1].

Итак, какие можно сделать выводы, проанализировав статью г-на Пухова?

  1. 1.                 Что группировки ВС России, расположенные около Литвы, Латвии и Эстонии в Калининградской, Ленинградской и Псковской обл. в реальности  гораздо сильнее, чем это пытается доказать г-н Пухов, и что существуют возможности быстрого их усиления соединениями ВДВ и 1-й гв. танковой армии Западного военного округа, а также частями боевой авиации, оснащёнными современными самолётами.
  2. 2.                 Что из двух разворачиваемых армий СВ России, нацеленных на Украину (1-я гв. танковая и 20-я гв. общевойсковая), последняя в реальности будут слабее на одну дивизию, чем пытается доказать г-н Пухов, а ещё одну армию он просто выдумал, как и две создаваемые дивизии в Восточном военном округе, якобы предназначенные для усиления 1-й и 20-й армий.   

 

Нельзя даже представить себе, чтобы директор Центра АСТ, вхожий в Национальный центр обороны РФ, не знал реального состояния группировок ВС России. Отсюда возникает вопрос – зачем он, рискуя своей репутацией серьёзного эксперта и руководителя аналитического центра, занялся такими подтасовками фактов, выдумками и даже откровенным враньём? Ради чего?

Ясно, ради чего – «Родина» велела! Можно достаточно уверенно утверждать, что г-н Пухов как директор «независимого» Центра АСТ озвучил те предложения от Кремля в НАТО, которые были продиктованы ему Кремлём, и которые по вполне понятным причинам не могли быть сделаны российским руководством и даже просто официальными лицами. А г-н Пухов может себе позволить запускать такие пробные шары – он частное лицо, «независимый аналитик», это его личное мнение, а в России свобода слова и печати. Суть этих предложений в том, что Россия не будет вторгаться войсками в страны Прибалтики, и у неё даже нет в этом регионе необходимых этой цели группировок войск (хотя, в реальности они есть, и могут быть быстро усилены). Зато такие российские группировки разворачиваются у границы с Украиной, и они имеют самые серьёзные намерения – взятие Киева и окружение всех украинских войск на Левобережье (хотя на самом деле, эти группировки недостаточно сильны для данной цели, как и их возможное усиление). Кремль открытым текстом предлагает НАТО разделить сферы влияния – вам Прибалтика (тем более что её страны уже в НАТО), нам – Украина (которая не является членом НАТО, морочит вам голову, бесконечно тянет с вас деньги и которая вам вообще не нужна).

А Украине Кремль открыто угрожает – не войдёте в нашу сферу влияния добровольно, затащим туда силой! Вот такая неприкрытая, наглая и циничная политика шантажа. Очень уж эта «большая сделка», напоминает пакт Молотова-Риббентропа, по которому Гитлер и Сталин в 1939 г разделили Польшу, Румынию и Прибалтику. Помните, к чему это привело? Правильно, ко Второй Мировой войне. Только сейчас не 1939 год.

Итак, мы выяснили, кто заказчик статьи г-на Пухова. А кто же организатор этой публикации? Ответить здесь, на первый взгляд, несложно.

Газета "Ведомости" в том же номере перепечатала из западной прессы  статью  американского военного эксперта, научного сотрудника Института Кеннана и аналитика Центра военно-морского анализа (Вашингтон) Майкла Кофмана "Ложные реальные угрозы" [10] о суете на Западе вокруг темы сдерживания России в Прибалтике. Ряд положений этой статьи полностью совпадает с аргументами, выдвинутыми в своей статье г-ном Пуховым. В газете эти две статьи стоят рядом, и несложно догадаться, что редакция, опубликовав статью г-на Пухова, решила для весомости подкрепить её статьёй г-на Кофмана – известного западного аналитика.

Кому же принадлежит газета «Ведомости», и чьи интересы она выражает?

До 2015 г газета выпускалась российским издательским домом Samona Independent Media совместно с английской Financial Times и американской The Wall Street Journal (News Corporation, контролируемой медиа-магнатом Рупертом Мёрдоком). Каждой компании принадлежало по 33% акций. Осенью 2014 г. в России был принят закон, по которому иностранцы не могут владеть более 20% российских медиа. В ноябре 2015 г владельцы газеты заявили о продаже всех своих акций российскому медиа-менеджеру Демьяну Кудрявцеву. Откуда у него такие средства? Можно предположить, что в реальности газета «Ведомости» сейчас контролируется людьми из окружения президента России. Вместе с тем, редакция газеты, видимо, не утратила связи с бывшими западными владельцами. Не исключено, что последние связаны с теми деловыми кругами Запада, которые склонны договориться с Кремлём о разделе сфер влияния в Евразии (за счёт интересов Украины). И вот, г-н Кофман специально для газеты «Ведомости» пишет статью (мы не нашли, что она была опубликована на Западе). И г-н Пухов для газеты «Ведомости» пишет статью с похожими идеями. И эти две статьи печатаются в одном номере газеты «Ведомости», рядышком. И так всё складывается! Разумеется, это всё мои предположения – можете называть их даже фантазиями. Но я  имею полное право их высказать (как и г-да Пухов с Кофманом). У нас в стране тоже свобода слова и печати.

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Пухов Р. Наша карта Африки // http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/07/15/649326-nasha-karta-afriki
  2. The Military Balance 2016 // IISS. – 2016
  3. Балтийский флот РФ // http://www.milkavkaz.net/2015/12/baltijskij-flot.html
  4. Западный военный округ ЗВО // http://www.milkavkaz.net/2015/12/zapadnyj-voennyj-okrug.html
  5. Воздушно-десантные войска ВДВ РФ // http://www.milkavkaz.net/2015/12/vozdushno-desantnye-vojska.html
  6. Воздушно-космические силы ВКС РФ // http://www.milkavkaz.net/2015/12/vozdushno-kosmicheskie-sily.html
  7. Северный флот РФ ОСК «Север» // http://www.milkavkaz.net/2015/12/severnyj-flot.html
  8. Южный военный округ ЮВО // http://www.milkavkaz.net/2015/12/yuzhnyj-voennyj-okrug.html
  9. Центральный военный округ ЦВО // http://www.milkavkaz.net/2015/12/centralnyj-voennyj-okrug.html
  10. Кофман М. Ложные реальные угрозы // http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/07/15/649325-lozhnie-realnie-ugrozi

 

Юрий Бараш, член Экспертного Совета ЦИАКР