Поиск по сайту:
Комментарии
11 апреля 2016 9:20

Рубен МЕГРАБЯН: «КРЕМЛЬ ДЕМОНСТРИРУЕТ, ЧТО ОН МОЖЕТ ОСТАНОВИТЬ НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ, КОГДА ПОЖЕЛАЕТ»

Вполне очевидно, что Армения не заинтересована в обострении Нагорно-Карабахского конфликта. На мой взгляд, причины возобновления боевых действий нужно искать в особенностях  политико-экономической модели развития Азербайджана.

Азербайджан – классический пример «петрономики», где у власти находится авторитарный правитель, а политические права граждан систематически нарушаются. Приток нефтедолларов и российское оружие снизили чувство ответственности режима Ильхама Алиева практически до нуля. Но падение цен на нефть выбросило руководство Азербайджана из зоны комфорта. Понимая, что прежняя парадигма его существования рухнула, режим решил пойти ва-банк.

Впрочем, я уверен, что Баку не решился бы на эскалацию, не заручившись предварительно политической поддержкой России. Ключи от решения этого конфликта по-прежнему находятся в руках  Москвы. Но обостряя ситуацию, Кремль вовсе не собирается терять позиции в регионе. Наоборот, ему выгодно разжечь управляемый конфликт в Нагорном Карабахе для усиления своего влияния по обе стороны конфликта. К тому же очаг нестабильности на Южном Кавказе ставит под  вопрос создание безопасного коридора для транзита энергоресурсов из Каспия и Ирана к западным потребителям. Кстати, в свете активизации межгосударственного сотрудничества Армении и Ирана, общие проекты Еревана и Тегерана в сфере транзита энергоресурсов могут стать костью в горле Кремля. При этом стоит отметить, что в отличие от России и Турции, Иран не вел боевых действий на территории Закавказья вот уже два столетия и сегодня не имеет имперских замашек.

Но Москва также не заинтересована в  полномасштабной войне. И ее не будет. Обратите внимание - в один день Лавров летит в Баку, а Медведев - в Ереван. Этим Кремль демонстрирует, что он может остановить конфликт, когда пожелает. Стоит только нажать на все рычажки влияния. Поэтому не правы те, кто говорят, что Армения является стратегическим партнером и союзником России. Напротив, наша страна оказалась в заложниках у Кремля. К сожалению, официальный Киев не понимает или не хочет понимать это. Возможно, украинские власти  затаили обиду на Армению, после того как Ереван в марте 2014 поддержал Москву при голосовании  Генассамблеи ООН за резолюцию, признающую  референдум о присоединении Крымского полуострова к России незаконным. Как бы там ни было, не стоит ставить знак равенства между властью Армении и ее обществом. Армянский народ никогда не испытывал особой радости по поводу аннексии Крыма. Поэтому позиция некоторых украинских политиков и экспертов, которые открыто поддержали Азербайджан, на мой взгляд, деструктивна.

В контексте же событий последних дней, у Армении просто нет иного пути кроме евроинтеграции и сотрудничества со структурами Североатлантического Альянса. Но нынешнее коррумпированное руководство страны не способно эффективно реализовывать столь драматические изменения во внешней  политике. 

С другой стороны, если, к примеру, Украина на Западе граничит со странами НАТО, и это содействует интенсивному диалогу Киева с Альянсом, то западную границу Армении закрыла Турция. Хотя это идет в разрез с политикой НАТО в регионе, Анкара продолжает гнуть свою линию.

При этом не стоит делать вывод, что за действиями Баку стоит Анкара. Турция зависит от поставок азербайджанского газа (в 2015 г. Азербайджан продал Турции 6,17 млрд. куб. природного газа, – ред.), а война в Нагорном Карабахе ставит под удар безопасность поставок голубого топлива. Поэтому жесткая антиармянская риторика турецких властей направлена, в первую очередь, на внутреннего потребителя.

В завершение, хотелось бы затронуть проблему стабилизации обстановки в Нагорном Карабахе. Повод для сдержанного оптимизма появился после сообщений об установлении режима перемирия. Можно с достаточной степенью уверенности предположить, что относительное перемирие продлится определенное время, - все будет зависеть от того, о чем реально договорились сопредседатели Минской группы ОБСЕ в Ереване 9  апреля. «Беспокоящий огонь» будет продолжаться, но в целом противники останутся на своих позициях.

Вопрос  же о миротворческом контингенте или полицейской миссии ОБСЕ – это сугубо техническая составляющая процесса урегулирования противостояния. В его основу уже давно заложены вполне определенные решения, которые были достигнуты при посредничестве Минской группы ОБСЕ.

Рубен Меграбян,

эксперт армянского Центра политических и международных исследований