Поиск по сайту:
Комментарии
01 марта 2016 20:11

Олег КАТКОВ: «ПОЛЕТ ПО НИСХОДЯЩЕЙ: РОССИЮ ВЫДАВЛИВАЮТ ИЗ КОСМОСА»

Российская космонавтика сейчас переживает один из самых трагических моментов своей истории, сравнимый разве что с полной разрухой 1990-х годов. Одновременно на российские космические предприятия «благодаря» недальновидности руководителей свалился целый комплекс стратегических проблем, решение которых назначено на ближайшие несколько лет.

К 2020-2025 годам российским предприятиям космической отрасли поставлены задачи полного импортозамещения, начала серийного производства нового семейства ракетоносителей «Ангара» и ее сертификацит для пилотируемых полетов, разработки нового транспортно-пассажирского корабля. Обсуждается возможность создания собственной космической станции, а также полета на Луну. Кроме того, Россия в это же время запланировала ввод нового космодрома на Дальнем Востоке. Но глобальные, стратегические решения на фоне явной переоценки своих возможностей начали «спотыкаться». Так, изначально принятая программа по импортозамещению превратилась в лихорадочный поиск новых поставщиков. И это на фоне того, что для создания спутника Россия вынуждена заказывать 90% всей электроники за рубежом.

Проект целого семейства ракет «Ангара» пока «съежился» до двух типов ракет: легкой - для замены конверсионных версий баллистических ракет; и тяжелой - для замены «Протона». Но в итоге они оказались значительно дороже первоначальных планов и более старых ракет.

Даже уникальная монополия России на пилотируемые запуски к МКС уже в следующем году может прерваться из-за разработок новых американских космических кораблей  Starliner (CST-100) от Boeing и Dragon V2 от SpaceX. 

«Наследство» Королева

Главный сегмент российского ракетостроения - это модернизированные ракеты советских разработок – «Союз» и «Протон», родом из 1960-70-х годов прошлого века. Именно они используются для обеспечения работы Международной космической станции, пусков для нужд России и коммерческих запусков, составляющих большую часть всех российских пусков.

Даже учитывая тот факт, что российский коммерческий оператор, дочерняя компания Космического Центра им. М.В. Хруничева International Launch Services, не попала под санкции, она ощущает весомые потери заказов на запуски. Причинами стали постепенный отказ Запада от услуг России на фоне ее агрессии в Украине, а также усиленная конкуренция со стороны Европейского космического агентства, NASA, частной американской компании SpaceX, а также Индии, которая активно продвигает свою ракету PSLV.

Причины падения спроса на пуски с помощью «Протон-М» озвучил сам генеральный конструктор ГКНПЦ м. Хруничева Александр Медведев летом прошлого года: «В отличие от предыдущих лет, за последние три года замедлился рост массы космических аппаратов, на которые мы рассчитывали, особенно в определенном диапазоне. Вес спутников стал снижаться, так как стали появляться электрореактивные двигатели. Это позволило разработчику снижать массу полезной нагрузки. Получилось, что востребованность в больших энергоподъемных характеристиках «Протона» снизилась». Это он признался, сетуя на то, что заказчики устремились к более дешевым ракетам Falcon от SpaceX.

Для сохранения позиций на рынке России пришлось даже прибегнуть к «агрессивному маркетингу». Так, в сентябре 2015 года компания объявила о снижении цены на пуск не только для будущих клиентов, но и на уже заказанные пуски, снизив стоимость на 25%. Теперь новая цена запуска «Протон-М» - 65 миллионов долларов. Кроме того компания готова перенести пуски на более поздний срок по желанию заказчика.

Примечательно, что стоимость пуска «Протон-М» уже не в первый раз испытывает колебания. В конце 1990-х годов этот ракетоноситель с разгонным блоком стоил 65-80 миллионов долларов. В 2004-м, в рамках борьбы за клиентов, стоимость была снижена до рекордных 25 млн, чтобы спустя шесть лет подняться до своего максимума в 200-300 миллионов долларов и вновь начать падение. Показательно и количество российских пусков, которые, начиная с 2010 года, неуклонно росли (например, с 23 до 27 в 2013 году). Из них 9-11 были коммерческими, а 8-9 совершались для обслуживания Международной космической станции. Но начиная с агрессии России в Украине количество пусков пошло на убыль. В 2014 году было совершено 26 пусков, из них - 4 коммерческих, а в 2015 - только 17, из них коммерческих – опять же 4.

Запад решил ограничить сотрудничество с Россией и в проекте использования ракет «Союз-СТ-Б» с космодрома Куру во Французской Гвиане, которые с 2014 года три раза использовались для вывода аппаратов европейской навигационной системы Galileo. В 2016 году Европейское космическое агентство решило отказаться от сотрудничества с Россией. В этом году будет совершен только один запуск российской ракеты, после чего для запуска спутников Galileo будет использован Ariane-5. «За раз европейский носитель тяжелого класса способен вывести на орбиту четыре аппарата Galileo, в отличие от российской ракеты среднего класса, которая может вывести только два спутника», - объяснил решение глава Европейского космического агентства Йоханн-Дитрих Вернер.

Важно отметить, что объяснить действия ЕКА с точки зрения экономии достаточно сложно, ведь стоимость пуска «Союз-СТ-Б» порядка 80 миллионов долларов, в то время как запуск ракеты Ariane-5 обходится около 190 миллионов долларов. Кроме того, европейцы не только готовы переплачивать, но и ставят под вопрос существования всей программы «Союз на Куру», для которой был построен новый стартовый комплекс.

Несмотря на первоначальное предложение российского вице-премьера Дмитрия Рогозина отправлять США своих астронавтов на батуте, Россия все же решила остаться в проекте МКС до 2024-2025 годов. Но сохранить свое уникальное монопольное положение доставщика экипажей «Роскосмос» сможет только до 2017-2018 годов. Пока Starliner (CST-100) от Boeing и Dragon-V2 от SpaceX не начнут пилотируемые миссии. В тоже время зависимость МКС от российских космических грузовиков «Прогресс» также продолжает снижаться на фоне все более частых полетов частных кораблей Dragon и Cygnus. В свою очередь «Роскосмос» продолжает вынашивать планы о собственной космической станции, которая должна начать функционировать по предварительным планам в 2024 году. Ее основой должны стать три модуля, которые Россия собирается добавить к своему сегменту МКС после 2017 года. Сама идея "национальной станции" неоднократно подвергалась в России резкой критике, в том числе, и в вопросе нахождения средств на такой дорогостоящий проект.

Новые разработки

Несмотря на санкции, Россия продолжает разработку своих новых космических систем - семейство ракетоносителей «Ангара», а также новый космический корабль «Федерация». На данный момент успехи в их разработке далеки от первоначальных планов, которые были сформированы в конце 2000-х годов. Так, первые тестовые пуски «Ангары» были сдвинуты на 9 лет, до 2014 года. А первоначальный план по созданию целого семейства ракет путем добавления дополнительных модулей терпит огромные трудности. Так, Россия на данный момент испытала только легкую версию («Ангара-А1.2») и тяжелую («Ангара-А5»). До сих пор не испытанными остаются версии в среднем классе (вариант «Ангара-А3»), которая должна заменить ракетоноситель «Союз» и «Зенит», а также еще одной тяжелой версии «Ангара-А7». 

О целесообразности разработки «Ангары» как замены «Протона» красноречиво говорит тот факт, что возможности тяжелой версии «А5» по запуску груза на низкую опорную орбиту лишь на 1-2 тонны выше, чем у разработки времен Королева. При этом цена пуска «Ангара-А5», как признался ее конструктор Александр Медведев, на 30-40% дороже, и эта разница будет устранена лишь к 2025 году. В тоже время сроки испытаний нового семейства ракет продлятся до 2020 года. А размещение на «Ангаре» пилотируемого корабля будет возможным лишь после 2021 года, признался генеральный конструктор Центра им. Хруничева. А значит, ближайшие пять лет Россия будет вынуждена продолжать пуски «Союзов», детища легендарного уроженца Житомира Сергея Королева.

На фоне все еще отсутствующего нового ракетоносителя весьма неспешным темпом продвигаются в России и работы над новым космическим кораблем, получившим название «Федерация». И именно в нем в отличие от других наработок Россия полностью ощутила весь гнет программы «импортозамещения» из-за обширного использования зарубежной электроники. Как и в случае с «Ангарой» сроки были кардинально сдвинуты от первоначального 2015 года - для беспилотного и 2018 года - для пилотируемого, до 2021 и 2024 годов соответственно. Дело в том, что экспорт любой продукции военного или двойного назначения в США регулируется нормами International Traffic in Arms Regulations. В соответствии с этими правилами любой экспорт электроники в военной и космической отрасли может проходить только с разрешения Госдепартамента США. И до похолодания отношений Россия в США успешно закупала компонентов на 2 миллиарда долларов в год. А с 2013 года, когда случился скандал с Эдвардом Сноуденом, Вашингтон предпочел ограничить продажи электроники.

Критическая зависимость

В целом Российская космонавтика критически зависит от современной электроники, доля которой в готовой продукции может доходить до 90%. Россия крепко «села» на партнерство с иностранными компаниями и терпит огромные сложности в производстве собственной электроники.

Так, новые российские спутники связи «Сфера-В» оказались настолько тяжелыми из-за использования исключительно российских комплектующих, что их не может поднять на высокоэллиптическую орбиту даже «Протон». Вместо них будут использовать «Меридиан», собранный на той же платформе, что и «Глонасс-М», в котором широко используются западные компоненты. Судя по назначению «Сфера-В» и его замены на «Меридиан», речь идет о невозможности вывода нового спутника на орбиту типа «Молния» с апогеем около 40 тыс. км. Учитывая возможности «Протона», вес «Сферы-В» превышает 3 тонны. «Меридиан» весит в два раза меньше и выводится ракетоносителем среднего класса типа «Союз». При этом качество закупаемой электронной базы оставляет желать лучшего. Например, в 2009 году Россия потеряла два спутника системы «Глонасс-М» из-за отказа работы микросхемы тайваньского производства категории Industry, не предназначенной для работы в космосе. А новая версия спутников навигации «Глонасс-К» спроектированы «преимущественно на импортной электронной компонентной базе», признался в 2015 году генеральный директор «Российских космических систем» Андрей Тюлин.

Весьма показательным с точки зрения влияния санкций оказался и проект космического телескопа «Спектр-УФ», задуманный еще в начале 1990-х годов. Для его реализации Россия решила привлечь ряд иностранных партнеров, которые с 2014 года начали выходить из проекта. Вначале проект покинула компания E2v из Великобритании, поставлявшая полупроводниковые детекторы. Затем, сославшись на финансовые трудности, проект покинула Испания, которая разрабатывала камеры. В итоге в конце 2015 года было принято решение полностью заморозить проект.

В целом валовая часть электронной начинки телекоммуникационных спутников для России изготавливается за рубежом, например, вся серия спутников «Экспресс». Часть из них была создана французской компанией Thales Alenia Space. Эта компания известна своей способностью работать со странами, пребывающими под санкциями США. Например с Китаем, который также находится под запретом получения продукции по списку International Traffic in Arms Regulations. Еще в 2007 году Пекин вывел на орбиту спутник Chinasat-6B производства этой компании. По официальной версии ее руководства Thales Alenia Space освоила полный цикл разработки и производства спутников связи без применения американских чипов и комплектующих.

В отношении России, компания, которая в 2013 году создала в России совместное предприятие с АО «Информационные спутниковые системы» имени академика М. Ф. Решетнёва», также задекларировала свое полное подчинение всем требованиям. «Thales Alenia Space не будет развивать сотрудничество с Россией в военной сфере, без соблюдения законов США, Франции и других стран, в том числе и режима International Traffic in Arms Regulations», - заявила компания в декабре 2014 года, добавив, что выполнение всех контрактов с РФ в военной сфере остановлено… Но очередной запуск спутника от Thales Alenia Space «Экспресс-АМ8», изготовленного для России, прошел 14 сентября 2015 года.

Поиски партнеров

В целом Кремль вынужден искать новых партнеров по всему миру, пытаясь получить стабильный источник поставок комплектующих. В прошлом году Рогозин даже отправился в Пекин для переговоров. «Мы заинтересованы в электронно-компонентной базе космического назначения. Часть типо-номинала изготавливается в Китае, и мы могли бы, изменив логистику поставок, не срывать производство космических аппаратов, в которых нуждается сегодня наша орбитальная группировка», - высказался российский вице-премьер Дмитрий Рогозин во время визита в Китай летом прошлого года. Добавив, что взамен Россия может начать поставку двигателей и других компонентов.

В свою очередь, Пекин не стал долго размышлять, резко взвинтив цены на комплектующие, посетовал президент НП «ГЛОНАСС» Александр Гурко. «Я знаю, что некоторые китайские поставщики электронной компонентной базы, в том числе и для космоса, с выгодой воспользовались введенными против России санкциями. Они просто подняли цены в три-четыре раза при сохранении китайского качества. В ситуации, когда российским компаниям-интеграторам негде купить целый ряд комплектующих, китайские коллеги практически сравняли цены с европейскими и американскими производителями. Эта тенденция, видимо, продолжится и в будущем», - заявил Гурко в конце 2015 года. Таким образом, Китай решил вполне с капиталистическим расчетом воспользоваться тяжелой ситуацией в России, которой деваться особо больше некуда. В итоге Рогозин заявил, что решение удалось найти на собственных мощностях. «Мы нашли решения в том, чтобы полностью за 1,5-2 года перейти на национальную компонентную базу», - заявил в октябре 2015 года российский вице-премьер. При этом он не стал разъяснять все механизмы, но вполне возможно, что речь идет о создании совместного предприятия с европейским гигантом Airbus Defence and Space, с которым было подписано соглашение на выставке МАКС-2015. «У нас с Airbus подготовлена совместная программа по разработке и производству большой номенклатуры радиотехнических систем и модулей космического назначения», - заявил глава предприятия «Российские космические системы» Андрей Тюлин.

При этом, по мнению российских экспертов, такое сотрудничество выгодно европейцам. «Организация совместного предприятия здесь сейчас выгодна Airbus, как компании, которая настроена продолжать работать в России. Создание промышленного производства в России позволит им минимизировать риски, связанные с поставками в страну, в отношении которой действуют строгие ограничения в плане продаж продукции двойного назначения», - заявил Андрей Ионин, член-корреспондент Российской академии космонавтики им. Циолковского, в интервью российскому изданию «Известия». Правда, остается открытым вопрос о результативности такой кооперации на фоне недавнего продления ЕС санкций в отношении РФ еще на полгода, до лета 2016 года.

Влияние Украины

Далеко не последний вклад в туманное будущее российской космонавтики внес и Киев, который разорвал сотрудничество с Москвой. В результате чего Россия лишилась сразу двух ракетоносителей легкого класса. Речь идет о конверсионных ракетах «Днепр» и «Рокот». Первая была «завязана» на ее изготовителе - днепропетровском «Южмаше», вторая - на харьковском «Хартроне», который работал с системой управления разгонного блока «Бриз-КМ» для «Рокота». В итоге заменить все пуски легких ракет планируется облегченной версией «Союза» и «Ангары». Стоимость легкой, без боковых ускорителей, «Союз-2.1.в» по расчетам может составить до 30 миллионов долларов. В то время как запуск «Рокота» стоит порядка 20 миллионов долларов, а «Днепра» - по данным за 2014 год - около 24 миллионов долларов.

По грузоподъемности «Союз-2.1.в» занимает среднее положение, превосходя на полтонны показатели «Рокота» и уступая «Днепру» столько же. В это же время стоимость пуска легкой «Ангара 1.2» пока неизвестна, но маловероятно, что они будут ниже стоимости запуска конверсионных версий баллистических ракет или «обкатанного» «Союза». Кроме того разрыв сотрудничества Украины с Россией лишил «Роскосмос» одной из последних наработок времен СССР, ракеты среднего класса «Зенит», которая активно использовалась в программах «Морской старт» и «Наземный старт». Стоимость запуска этой ракеты колебалась в пределах 60-100 миллионов долларов при возможности вывода на низкую опорную орбиту до 13,7 тонн с космодрома «Байконур». Ее возможности значительно превышают характеристики ракеты «Союз-2.1б», которая выводит около 8 тонн при стоимости в 50 миллионов долларов.

Потеря «Зенита» сказалась и на отказе от него в совместном казахстанско-российском проекте «Байтерек». Суть проекта, стартовавшего еще в 2004 году, в замене токсичного «Протона» при запусках с Байконура. Проект несколько раз сумел метнуться от использования «Ангары» к «Зениту», пока летом 2014 года вновь не был выбран российский проект. В 2021 году, по словам первого вице-премьера Казахстана Бакытжана Сагинтаева, начнутся работы по созданию стартового комплекса.

Сухой остаток

Сейчас российская космонавтика фактически оказалась заложником частых смен векторов развития с попытками охватить малоосвоенные отрасли и завершить дорогостоящие проекты, попутно назначая новые цели. Пример той же «Ангары», которая изначально планировалась как единый ракетный комплекс с множеством однотипных ракет, от легкой до сверхтяжелой, показывает огромные пробелы в стратегическом планировании. На практике он свелся к созданию лишь легкой и тяжелой ракеты, с весьма посредственными конкурентными способностями. В то время как ниша средних ракет плотно закрепилась за ветераном «Союзом», который как минимум до 2020-х годов будет в России единственным средством доставки космонавтов на орбиту.

Огромным провалом планирования можно считать и фактический проигрыш в гонке за сверхтяжелый ракетоноситель с грузоподъемностью 100 тонн. Угнаться за американской Space Launch System, которая должна стартовать в 2017 году, у России шансов уже нет. Как и возможности относительно быстро разработать и запустить нечто подобное, пускай к тому же 2020 году. Даже без влияния санкций Запада такое положение «Роскомоса», назначившего полет на Луну в 2030-м году, в то время когда NASA на эти же годы планирует полеты на Марс, можно считать патовым.

В это же время, санкции Запада и программа импортозамещения заставляют российскую космонавтику топтаться на месте, в попытке за считанные годы наверстать упущенные десятилетия. К этому стоит добавить и общие экономические потери России из-за низких цен на нефть, которые заставили Кремль срезать бюджет «Роскосмоса» на 2016-2025 гг. сразу на треть - с 2 до 1,4 триллионов рублей.

 

Олег Катков,

интернет-издание «Обозреватель»