Комментарии
14 декабря 2015 14:14

Ксения КИРИЛЛОВА: ПРИЧАСТНА ЛИ МОСКВА К ДЕЙСТВИЯМ ИГИЛ?

Уже несколько дней в Украине обсуждают очередную сенсацию – перебежчика из ФСБ, представленного журналистам как Евгения. Как сообщил сам Евгений в интервью украинским телеканалам, в ФСБ он занимался борьбой с терроризмом, имел довольно высокий уровень доступа на Лубянке, и может подтвердить как тесные связи России с ИГИЛ (ДАИШ), так и причастность Москвы и ее агентов в зарубежных исламских общинах к беспорядкам в Европе. Так, по словам Евгения, погромы магазинов в Лондоне 2009-2011 годов были организованы в соответствии с утвержденными планами внутри ФСБ и СВР о противодействии спецслужбам Великобритании. При этом работа по внедрению своих людей в мусульманские диаспоры европейских стран под видом политических беженцев осуществляется уже много лет.

Так, по словам Евгения, погромы магазинов в Лондоне 2009-2011 годов были организованы в соответствии с утвержденными планами внутри ФСБ и СВР о противодействии спецслужбам Великобритании. При этом работа по внедрению своих людей в мусульманские диаспоры европейских стран под видом политических беженцев осуществляется уже много лет.

Более того, перебежчик отметил, что, учитывая количество агентов российских спецслужб европейских мусульманских структурах, Москва не могла не знать о том, что в Париже готовились теракты.

«Это было выгодно, прежде всего, России, и российские спецслужбы имели все возможности для организации этого», – подчеркнул Евгений, добавив, что в российских спецслужбах существовала точка зрения о том, что создание террористической организации, доставляющей проблемы США, будет очень неплохо. При этом журналисты отмечают, что слова перебежчика дважды проверялись на полиграфе.
Несмотря на кажущуюся правдивость заявлений Евгения, многие скептики обратили внимание на то, что ФСБшник появился как нельзя кстати – именно в тот момент, когда многие эксперты заговорили о причастности России к созданию и деятельности ДАИШ, однако не имели при этом возможности представить прямых доказательств. В связи с этим у западных экспертов возникли закономерные вопросы: как классический «а был ли мальчик?», так и вполне закономерный: не сказал ли перебежчик намерено именно то, что от него так ждали услышать?

Ответить на этот вопрос мы не можем, по крайней мере, сейчас, однако на данный момент вполне возможно подвести промежуточные итоги того, что нам известно о политике Москвы на Ближнем Востоке из иных, не связанных с загадочным чекистом источников. Многие из этих сведений и аргументов «Новый Регион» уже приводил ранее.

1. Далеко не только Евгений, но множество других экспертов говорили о том, что теракты в Париже были безусловно выгодны России. В частности, эти аргументы приводили сразу же после взрывов привели эксперты украинского Центра изучения армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР). Более того, сама тактика поведения как российских СМИ, так и политического истеблишмента подвердила этот вывод. В частности, по центральным российским СМИ начали выступать спикеры, заявляющие о том, что Европа расплачивается за ошибки политики Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и ей «пора прислушаться к России, и не идти на поводу у США». Таким образом, очевидно, что Москва использовала теракты на полную мощность, реализуя свою геостратегию по расколу НАТО и ЕС, сформулированную уже белорусскими экспертами еще за месяц до терактов.

Значит ли это, что Москва организовала теракты в Париже?

Разумеется, нет. Сам по себе факт выгоды еще не переводит выгодоприобретателя автоматически в категорию преступника – однако и не учитывать его также нельзя.

2. Исходя из вышесказанного, Россия очевидно не заинтересована в победе над ДАИШ, и действия российских властей, опять же, достаточно красноречиво это показали. Вся внутренняя и внешняя политика России на данный момент настроена на конфронтацию если не с Западом в целом, то как минимум с США, и последовательно продолжает реализовывать сценарий такой конфронтации. Это показал как конфликт с Турцией, так и многочисленные информационные атаки против единства Евросоюза и НАТО. Достаточно вспомнить появившиеся в Интернете уже после парижской трагедии профессионально отснятые видеоролики, призывающие россиян к войне не с ДАИШ, а с Америкой, названной в видео создателем Исламского государства и вообще международного терроризма. Интересно, что похожую точку зрения не раз озвучивал и сам Владимир Путин.

Конечно, можно возразить, что российская пропаганда направлена больше на внутреннюю, а не на внешнюю аудиторию, и потому ее нельзя приводить в качестве доказательств. Однако, во-первых, градус конфликтности не снижается и во внешней риторике, а во-вторых, многие эксперты, анализируя действия России в Сирии, отмечают, что они прямо противоречат интересам Запада.

«Россия пытается максимально ослабить позиции США в регионе с тем, чтобы в итоге подорвать иранско-американское партнёрство либо же поставить США перед необходимостью выбирать между отношениями Вашингтона с Тегераном и Эр-Риядом. Также Москва надеется застолбить за собой средиземноморское побережье Сирии, чтобы впоследствии навязывать собственные условия и включаться в проекты освоения шельфовых нефтяных и газовых месторождений с участием государств и компаний Ближнего Востока и Европы», – перечислял цели Москвы директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск) Арсений Сивицкий – тоже, заметим, еще до всяких разоблачений Евгения.

Соответственно, действия, направленные на ослабление союзнических связей США и Европы, автоматически означают ослабление Запада в целом. Таким образом, получается, что Россия фактически выступает как союзник террористов в части борьбы против Запада, даже если между ними и не существует прямой договоренности. Кроме того, очевидно, что основные проблемы для Путина сейчас создает Запад, а не ДАИШ, накладывая на Россию санкции, поддерживая Украину и тем самым не давая Кремлю в полной мере реализовать свои первостепенные цели на постсоветском пространстве.

3. У России действительно есть определенные рычаги влияния на ДАИШ, и они были озвучены еще до откровений перебежчика Евгения.

Так, президент Института Восточного партнерства (Израиль) раввин Авраам Шмулевич отмечал, что самое большое количество боевиков Исламского государства рекрутируется из России и из стран постсоветского пространства. При этом у территорий, контролируемых Асадом и ДАИШ, наблюдается самая длинная линия соприкосновения – и меньше всего боевых столкновений. Также в ИГ воюет довольно много бывших генералов армии Саддама Хуссейна, которые в прошлом получали образование в России или в СССР.

«Российская разведка имеет подробное досье на очень многих командиров ИГИЛ, и хотелось бы понять, как они пользуются этими данными? Словом, подозрения на этот счет есть, и Россия не делает ничего, чтобы их рассеять. По крайней мере, на данный момент мы можем достоверно утверждать лишь то, что Россия приложила руку к созданию ИГИЛ», – отмечал Шмулевич.

Российский оппозиционный политолог Станислав Белковский тоже заявлял в прессе, что Путин знал о терактах в Париже заранее, потому что у него есть обширная агентура в ДАИШ. По словам Белковского, ранее эту агентуру курировал Евгений Примаков. Данную информацию частично подтверждает и российский оппозиционный политик, лидер партии «Демократический выбор» Владимир Милов, ранее сам работавший в правительстве РФ.

«Разворот России в сторону необъяснимого и бессмысленного антиамериканизма – во многом следствие упорных и последовательных усилий Примакова. Когда он возглавил МИД, Россия начала вести дружбу с Милошевичем, с Саддамом, продвигать проект АЭС Бушер в Иране. Уже тогда по правительству, впервые с 1991 года, начали циркулировать МИДовские бумаги, написанные в антиамериканском тоне. При Примакове как главе МИДа впервые возникла тема «озабоченностью расширением НАТО на Восток» – заметьте, озабоченность не иранскими друзьями нового министра и не тем фактом, что мы до сих пор не вступили в НАТО, а именно расширением НАТО на Восток», – рассказывал Милов в своем эсклюзивном интервью «Новому Региону», данному сразу после смерти Примакова в конце июня текущего года.

4. Российское и старое советское оружие каким-то образом появляется в ДАИШ. Интересно, что в связи с этим российская пропаганда активно обвиняет в поставках таких вооружений Украину (один из таких фейков подробно разбирает корреспондент «Нового Региона» Сергей Ильченко). При этом уже упомянутый выше ЦИАКР утверждает: ряд вооружений для ИГИЛ (и не только) активно «реэкспортировались» во время боевых действий с оккупированных пророссийскими боевиками территорий Донбасса и аннексированного Крыма. По мнению экспертов, вряд ли марионеточные вожди т.н. ДНР/ЛНР могли себе позволить подобный волюнтаризм без благословления своих московских кураторов.

«Есть неопровержимые факты, что именно ПЗРК пользовались популярностью в «ИГИЛ» и активно «реэкспортировались» во время боевых действий с оккупированных пророссийскими боевиками территорий Донбасса и аннексированного Крыма. Правда, речь преимущественно о комплексах советского производства – Москве было важно подпитывать непримиримых врагов тех, кто наступает на ее интересы в разных точках планеты», – отмечает руководитель ЦИАКР Валентин Бадрак.

Таким образом, если суммировать все вышеназванные доводы, получается, что они полностью совпадают с тем, что сказал Евгений в части связей России и ДАИШ. Собственно, если верить информации ТСН, по данному вопросу перебежчик не сказал ничего нового в сравнении с тем, что до него говорили многие другие эксперты: об учившихся в СССР «генералах Саддама», большом количестве российской агентуры в ИГИЛ, что наводит на подозрения о серьезной осведомленности Москвы, и о том, что сложившаяся ситуация безусловно выгодна Кремлю. Единственной действительно новой информацией от «Евгения» (из озвученной в прессе) стали лишь сведения об организацией Россией беспорядков в Лондоне и о точном механизме переброски своих агентов в Европу.

Со своей стороны, журналистам и общественности очень интересно было бы узнать конкретику: до какой степени Россия способна влиять на происходящее в ДАИШ, как именно она использует имеющуюся у нее агентуру, и заходит ли ее соучастие в деятельности организации дальше обычной осведомленности. Именно этой конкретики в данном случае мы, к сожалению, не услышали. На мой взгляд, как только она появится (и, желательно, снабженная доказательствами), можно будет уже делать какие-то выводы относительно честности источника информации. Однако, оставляя пока в стороне киевский шпионский скандал, и независимо от того, что выяснится в дальнейшем про загадочного «Евгения», все перечисленные выше доводы никуда не исчезают, а поставленные экспертами вопросы ожидают внятных ответов на них со стороны России.
http://nr2.com.ua/blogs/Ksenija_Kirillova/Rossiya-i-terrorizm-podvodya-itogi-113203.html