Поиск по сайту:

Публикации экспертов

Все публикации
Комментарии
01 декабря 2015 11:44

Роман БОЧКАЛА: «ЕСЛИ В СИРИИ БУДЕТ МЕЖДУНАРОДНАЯ КОАЛИЦИЯ, ТОГДА ПРО УКРАИНУ МОЖНО БУДЕТ ЗАБЫТЬ»

Оценка обстановки в Сирии

По состоянию на октябрь месяц, режим президента Башара Асада распространялся на 20-25% территории Сирии. Сейчас же, с активными бомбардировками России, эта территория, скорее всего, расширилась, ведь главная задача российской воздушной группировки в Сирии – это расширять периметр контролируемой режимом Асада территории. И, если посмотреть на карту, то можно увидеть, что они бомбят по периметру и таким образом расширяют подконтрольную Асаду территорию.

При этом следует отметить, что хотя ИГИЛ контролирует примерно половину Сирии, территория, на которую распространяется режим действующего президента, является самой густонаселенной и на ней находятся самые важные города страны, за исключением, разве что Алеппо.

Также очень важным для понимания ситуации является то, что даже на подконтрольной режиму территории, есть «белые пятна», на которые не распространяется его власть. Так, например, Асад контролирует Дамаск, но, при этом не контролирует его очень важные города спутники – Дума, Дарайя, Маадамия и еще несколько. Он контролирует Хомс, но при этом не контролирует его пригород. Точно такая же ситуация и с Хама. При этом он полностью контролирует Латакию и Тартус. Более того, он и дальше будет их контролировать, поскольку это его родина, и родина его отца. Это анклав алавитов, к которым он принадлежит. Они хоть и являются религиозно-этническим меньшинством (10% от населения страны), но при этом находятся у власти. Такая ситуация стала возможной благодаря таланту его отца, который сумел протянуть алавитов в высшее военное руководство страны и захватить власть. И алавиты сегодня понимают, что если Асад потеряет власть, то их всех перережут - в прямом смысле этого слова. Об этом, кстати, открыто говорится внутри страны.

С ИГИЛом все более-менее понятно: он контролирует 50% страны, то есть Раку и всю пустыню вокруг в сторону Ирака.

Юг страны, ближе к границе с Иорданией и, в частности, город Дараа, находится под контролем Свободной Сирийской Армии (ССА), которую поддерживает Запад. Следует отметить, что как некое единое военное формирование, ССА перестала существовать еще в 2013 г. Причина этому проста: ее командиры не поделили между собой финансовую и оружейную помощь Запада. Исходя из этого, ССА так и не сумела объединить вокруг себя все прогрессивные силы в стране. Несмотря на это, ССА сегодня остается выгодной Западу, поскольку она является стороной, которая представляет на переговорах его интересы.

ССА сегодня – это разрозненные отряды, представляющие, по большому счету, самооборону, которая организовалась уже по ходу войны для защиты своей территории. Эти люди, на самом деле, не хотят войны, но при этом они реально ненавидят Асада, который их уничтожал. Дело в том, что вся война началась в марте 2011 г. с акции протеста именно в Дараа, и его население первым ощутило на себе жесткую руку режима. Сегодня негласную поддержку ССА оказывает соседняя с регионом Иордания. На ее  территории у повстанцев организованы базы снабжения, тренировочные лагеря. Понятно, что Иордания делает это не без поддержки извне. В частности, если посмотреть на распределение военной помощи США по странам, то Иордании выделяются колоссальные средства. Это объясняется тем, что с одной стороны, Иордания это такой себе противовес Израилю (это единственная арабская страна, которая подписала с Израилем мирный договор), а с другой - это такие себе вполне вменяемые, прогнозируемые арабы, которые являются проводником интересов США в сирийском вопросе. В завершение «иорданской картины» следует также отметить, что южная часть Сирии находится в интересах иорданского короля Абдуллы, который не прочь, если ситуация будет этому способствовать, за счет нее расширить территорию своего государства. Исходя из этого, вполне возможно, что именно для этих целей, обстановка на юге Сирии подогревается Иорданией с помощью боевиков, самообороны и ССА.

Подобно ситуации на юге, сложилась обстановка и на юго-западе, возле ливанской границы. Эту территорию контролирует Хезболла, которая, в свою очередь, поддерживает Асада. Для понимания важности этого региона, следует отметить, что на сегодня единственной дорогой, которая связывает асадовскую Сирию с внешним миром – это дорога через Ливан. И эта дорога контролируется Хезболлой (то есть, Асадом). Также, следует отметить, что Хезболла - это шииты, у которых есть поддержка со стороны шиитского Ирана, являющегося на сегодня главным финансовым донором режима Асада и союзником России в этом конфликте.

Также, на юге, в сторону Ирана, немного территории контролирует Ан-Нусра. Более того, она контролирует и часть территории Ливана. Так, например, на границе с Сирией, на ливанской стороне, есть такой городок Арсал, который находится под контролем Ан-Нусры. И ни Ливан, ни Хезболла не могут его отбить. Причина такой, с одной стороны, странной ситуации на самом деле проста: Хезболла – это шииты, а население города – сунниты, которые поддержали Ан-Нусру. И в этом вся парадоксальность ситуации, как и всей сирийской войны: да, вы террористы, но мы вас поддерживаем, поскольку вы нам ближе по вере. Для объяснения такого феномена следует отметить, что в жизни сирийского государства очень важную роль играют племена. Поэтому и получается такая ситуация, когда, к примеру, одну территорию контролирует ССА, а другую - Ан-Нусра, и они должны между собой воевать, но племена на этих территориях между собой дружат, и для них эти племенные связи важнее политической и военной составляющей. Или же наоборот, когда внутри, например, той же Ан-Нусры присутствуют племена, которые между собой враждуют, вместо того, чтобы выступать единым фронтом против других. Также следует отметить, что на сегодня Ан-Нусра и ИГИЛ во многом уже слились. И это, по большому счету, результат того, что Россия их изрядно потрепала на фронтах и для продолжения противостояния им необходимо объединяться.

На севере страны, в Алеппо, ситуация еще более неоднозначная. Там еще начиная с 2013 г. с территории Турции начали заходить ваххабиты. Поэтому все, что сейчас происходит в этом регионе – это, по большому счету, ее «заслуга». Закрывая на ваххабитов глаза, она спровоцировала все то, что там потом начало происходить. Таким образом, Турция хотела ослабить своего регионального конкурента. Но теперь она стала заложником созданной ею ситуации, поскольку не смогла правильно спрогнозировать то, к чему приведет ее сирийская политика. Также, турки очень сильно просчитались в отношении сирийских курдов, которые смогли мобилизоваться и перейти в такое себе  де-факто независимое состояние, что создает все предпосылки для того, чтобы и турецкие курды подняли голову. Но самый главный просчет Анкары – там были уверены в скором падении режима Асада. Эрдоган, наверное, уже поставил на нем крест, и готов был уже поставить в Сирии своего человека. Но, отличие Асада от многих других подобных ему диктаторов состоит в том, что часть населения его действительно поддерживает, особенно в Дамаске. Да, люди устали от войны, но, тем не менее, они на его стороне.

Если говорить о ситуации в Алеппо в целом, то она там очень разрозненная: часть территории контролирует режим Асада, при этом там активно орудуют и ваххабиты, и ан-нусровцы, и игиловцы, и местная самооборона (организованная, в основном, по племенному принципу), и даже добровольцы из Дамаска (такая себе контролируемая оппозиция к Асаду).  

Все что восточнее и северо-восточнее Алеппо – это сирийские курды, которым очень помогают курды иракские, и которые, по сути, сегодня главные во всей этой курдской истории. Здесь главное отметить, что на них сильно ставят США. К примеру, эта ставка сработала, когда необходимо было свергнуть Хусейна, которого курды ненавидели за постоянные притеснения, самым ужасным примером которых, является газовая атака в г.Халабджа в 1988 г. В Ираке курды были угнетаемой группой, а г. Эрбиль – таким себе захолустьем, но за последние 10 лет американцы туда влили огромные финансы. При этом они умудрились прохлопать Мосул. Это вообще, я считаю, была огромнейшая оплеуха США, после чего люди в Ираке очень сильно засомневались в силе американцев: при наличии военных баз, кучи техники и личного состава – второй по размерам город в стране был просто подарен «Исламскому государству».

В продолжение курдской темы, хотел бы отметить, что у курдов есть на сегодня огромное желание объединиться, и они уже начали взаимодействовать по многим вопросам. Поэтому, я не исключаю, что сирийские и иракские курды, которые уже вкусили независимости, объединяться в какое-то государственное формирование. И для этого у них есть на сегодня все основания: есть народ, письменность, богатейшая история. Что касается участия в этом процессе турецких курдов, то не думаю, что Эрдоган это допустит, по крайней мере, пока он будет у власти. В свою очередь, эта курдская тема очень выгодна США, которые могут с ее помощью держать Турцию на крючке, и при необходимости «качать» ситуацию в турецком Курдистане.

Исходя из всего вышесказанного, очевидным является то, что Сирия в нынешних границах вряд ли сохранится. Это будет следствием, как войны, так и результатом того, что это государство в свое время было создано искусственным путем.

Об участии в конфликте России

Касаясь участия в сирийском конфликте России, следует отметить, что до ее вступления, Асад был готов к переговорам и уходу с должности при условии, что «это будет выгодно сирийскому народу». Также он был готов и к определенной амнистии для оппозиции. В свою очередь, многие из оппозиции были готовы пойти на примирение с Асадом, поскольку они уже устали воевать, да и сам предмет войны с каждым днем все терялся. Но такая перспектива примирения была не выгодна интересам России в этом регионе, и Москва, с помощью своих бомбардировок, перевела конфликт на новый этап.

Что касается перспективы участия российского контингента в наземной операции в Сирии, то это маловероятно, поскольку ей на сегодня это не нужно. Единственным условием, когда Россия пойдет на наземную операцию, будет создание международной коалиции и наличие мандата ООН для ее проведения – то есть, когда будет ее мировое признание. Если такое случится, то про Украину можно будет забыть. В данном контексте я бы сказал, что рано или поздно о нас все ровно забудут, как это случилось, например, с Кипром: его территория уже почти 30 лет как оккупирована Турцией. Но кто об этом сегодня говорит? Так же будет и с нами, если мы не будем действовать быстро. Время сейчас играет против нас и за Россию. Возвращаясь к вопросу коалиции, вероятность создания таковой с участием США, является на сегодня маловероятной. В то же время, что касается Европы – то здесь трудно делать какие-либо прогнозы. Ведь одной из долгосрочных задач Путина является вбить клин между США и Европой. Для этого, я уверен, он постоянно на встречах с Меркель и Олландом говорит, что «Штаты вас используют, а мы здесь, мы - ваши соседи, ориентируйтесь на нас. Зачем вам они?».

О перспективе перебрасывания сирийской ситуации в Центральную Азию

Что касается перспективы перекидывания конфликта на Центральную Азию, то это, мне кажется, вполне возможно. Сегодня там тоже происходят серьезные события, о которых пока мало говорят. Сейчас там происходит накал обстановки, эпицентром которой является Афганистан. Причина этому состоит в том, что миссия ISAF была де-факто провалена, реформирование афганской армии, несмотря на потраченную кучу денег, не принесло желаемых результатов, Талибан ослаблен не был, а наркотрафик только увеличился. Поэтому ситуация, которая на сегодня там складывается, очень содействует тому, чтобы происходящее в Сирии «экспортировалось» в Центральную Азию. А это составляет определенную угрозу среднеазиатским союзникам России: Таджикистану, Киргизии и Казахстану.

Учитывая то, что американцы, по сути, оттуда ушли, а также большую вероятность ухудшения ситуации, не исключено, что Россия в целях помощи своим союзникам, а также афганскому народу, может ввести в Афганистан свой контингент. Конечно, для такого сценария там должны произойти действительно серьезные события, которые станут причиной открытия «второго фронта против ИГИЛ». Если же это состоится, то для ответа на вопрос к чему это может привести Россию – достаточно будет вспомнить 12 последних лет истории СССР.      

 

Роман БОЧКАЛА,

обозреватель группы корреспондентов, телеканал «Интер»,

автор ряда материалов из зоны боевых действий в Сирии