Поиск по сайту:

Публикации экспертов

ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ ЗБРОЙНИМИ СИЛАМИ ОБОРОНИ УКРАЇНИ, ЗАХИСТУ ЇЇ СУВЕРЕНИТЕТУ, ТЕРИТОРІАЛЬНОЇ ЦІЛІСНОСТІ ТА НЕДОТОРКАНОСТІ: ПРОБЛЕМИ І ШЛЯХИ ВИРІШЕННЯ
Предлагаемая читателям статья публикуется в продолжение проводимой на Інтернет-сайте «Defense Express» дискуссии о причинах и последствиях российской вооружённой агрессии против Украины, оккупации Крыма, дестабилизации ситуации в её восточных и южных регионах, а также проводимой в них антитеррористической операции. В ней авторы предлагают свои оценки, выводы и рекомендации по укреплению в нынешних условиях обороны нашего государства и уточнению приоритетов развития её Вооружённых Сил. Представляется, что ознакомление с ними будет полезным для военных специалистов, поскольку недавно Министерство оборони Украины начало подготовку проектов новой концепции дальнейшего развития Вооружённых Сил Украины и соответствующих законодательных актов.
Все публикации
Комментарии
10 августа 2015 8:24

Майкл КОФМАН: «США ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В «ОТДЕЛЕНИИ» УКРАИНЫ ОТ ДРУГИХ ДВУСТОРОННИХ ИНТЕРЕСОВ ИЛИ ТОЧЕК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С КРЕМЛЕМ»

О роли Москвы в переговорах по Иранской ядерной программе

Россия была довольно полезной для США, хотя эта сделка нанесет ущерб её интересам в связи с влиянием на цену нефти. Иран всегда был объектом американо-российских отношений, о чем теперь Москва сожалеет и работает над тем, чтобы загладить «вину» перед Тегераном. Тем не менее, в переговорах Россия не защищала интересы Ирана, ведь её позиция не далека от политики США в вопросе иранской ядерной программы. Россия не хочет, чтобы Иран обладал ядерным оружием, также как  и его распространения на Ближнем Востоке или очередной воздушной кампании /интервенции США.

Москва обеспечила отмену санкций, и условия отмены эмбарго на поставки оружия в течение пяти лет. В идеале Кремль хотел бы получить доступ к иранскому рынку уже сейчас, но будет довольствоваться, продавая товары, не указанные в списке эмбарго, при этом разрабатывая промежуточные предложения, которые могут быть реализованы позже. Россия думает, что иранские рынки будут открываться, и в результате Кремль получит на Ближнем Востоке гораздо более сильного друга. Однако в американо-иранских отношениях мало что принципиально изменится, и в результате это может привести к краху соглашений, также как ранее произошло в случае с КНДР.

Эти договоренности напрямую не влияют на Украину, за исключением  того, что они демонстрируют тенденцию к нормализации отношений между США и Россией. Это соглашение  было главным приоритетом для президента США, и Россия ему подыграла. У Москвы нет никаких путей к восстановлению доверия нынешних западных лидеров, но она упорно сглаживает гнев Запада по поводу того что произошло в Украине. США также заинтересованы в «отделении» Украины от других двусторонних интересов или точек взаимодействия, а соглашения по Ирану демонстрируют, что это возможно.

 

Как в США  воспринимают  «ядерный» шантаж» России

Не только общество, но и вся система национальной безопасности США находится в процессе переосмысления концепции  взаимоотношений с Россией, которая сложилась  после окончания Холодной войны.  Москва обладает большими возможностями, но она сигнализирует об изменении намерений. Правда это или нет – вопрос, но ни одно ответственное  должностное лицо в правительстве не может это игнорировать. Вероятность конфликта между Россией и Западом при некоторых сценариях возросла от неправдоподобного до вполне возможного варианта развития событий. Бряцание Россией ядерным оружием невероятно эффективно, потому что США всерьез озаботились  стратегической стабильностью. Основные ядерные державы являются единственной экзистенциальной угрозой для США, общества и страны, где видят свою главную уязвимость в терроризме. Конечно, терроризм - это не угроза существованию, и вряд ли все общество фокусирует свое внимание  на этом каждый день. А вопросы ядерного оружия всегда были в сфере внимания США.

Стоит признать, что Россия  эффективно повышает ставки в противостоянии с США  относительно  Украины и превращает нынешнюю ситуацию в очаг нестабильности для Запада. России не нравится жить под санкциями и в ответ она принуждает Запад чувствовать себя  абсолютно незащищенным, пытаясь привнести элемент нестабильности в существующую систему безопасности Европы.

 

О возможных контрмерах США в качестве создания очагов нестабильности в регионах, где Кремль чувствует себя комфортно

На это у Вашингтона нет ни желания, ни ресурсов. Помимо того, что это абсолютно не соответствует американским ценностям,  которым мы уделяли так много внимания со времен Холодной войны, такой сценарий лежит вне интересов США.

По иронии судьбы, способность США  дестабилизировать страну лучше всего проявляется при попытке помочь реализовать некий проект национального масштаба или в условиях длительного противостояния повстанцам. Так что, несомненно, Россия будет обеспокоена, если Вашингтон объявит о запуске большого  проекта национального значения, к примеру, в Азербайджане.

Я бы хотел предложить альтернативный взгляд на ситуацию. Региональная нестабильность также может стать нежелательным  и непреднамеренным  следствием конфликта вокруг Украины. И наиболее вероятной причиной нестабильности будут санкции в сочетании со спадом цен на энергоносители и, как следствие, спад российской экономики. Многие бывшие советские республики, в том числе, Украина, зависят от денежного оборота с российской экономикой, где-то на 20-50% от их ВВП. Это без учета российского рынка товаров внутреннего производства, который также существенно страдает. В отличие от России, эти страны не имеют достаточных финансовых резервов и их политические системы гораздо менее стабильны. Недавние события в Армении – яркий пример того, как быстро ситуация может измениться, когда правительство делает политические ошибки. Если российская экономика продолжит сокращаться, это может повлечь серьезные и непредсказуемые последствия для стран, которые от нее зависят, и все эти страны  - более слабые соседи России.

 

Что скрывается за поставками ЗРК С-300 в Иран

Есть два параметра, о которых нужно помнить, говоря об этой сделке. Во-первых, несмотря на фактические договоренности, по-прежнему  понадобится несколько лет, прежде чем любой комплекс вооружения поступит в Иран. Но даже в этом случае речь не идет о больших объемах продаж – ни о чем таком, что  принципиально изменит видение США своих военных задач. Во-вторых, анонсирование поставок  С-300 означает не новое  соглашение, а урегулирование ранее отложенной  сделки, которая, очевидно была достигнута между Россией и Ираном в ходе январского визита Шойгу в Тегеран.

Тем не менее, контракт продажи, который Россия приостановила в 2010 году, не может быть просто возобновлен.  Первоначально речь шла о  С-300 ПМУ1,  которые уже не производятся и могут быть заменены другим представителем семейства  С-300. Например, С-300ВМ или С-300ПМУ2 более совершенны, но для этого понадобится другой договор. В качестве альтернативы, возможно иранцы будут готовы купить подержанные и уже развернутые ПМУ1, но я считаю, что Россия и Иран должны подписать новое соглашение. Это может произойти быстро или долго и трудно, но после достижения взаимопонимания понадобится некоторое время для производства и подготовки кадров. Я думаю, что России понадобится два или более года для того, чтобы развернуть в Иране свои С-300. На протяжении этого времени Россия получит возможность использовать эту сделку в качестве разменной монеты  в торгах с Западом.

На месте Ирана, я бы просто  обошел вниманием С-300 и стремился бы договориться о поставке  С-400, исходя из оптимистических прогнозов, что Россия решит проблемы с ракетами большой дальности для этой системы. После подписания соглашения Иран все равно будет ждать, по меньшей мере, несколько лет пока получит эти системы. Так, почему им не инвестировать в то, что станет стандартом систем ПВО в 2020-х? Похоже, Алжир именно так и поступил и вероятнее всего, уже получил партии такого вооружения. Другие страны Среднего Востока (Египет) также покупают системы новее, чем С-300.

Конечно, несколько единиц не обновят эффективность противовоздушной обороны: нужна  комбинация ракет средней дальности и радаров. Чтобы достичь этого, Ирану необходимо заменить свои стареющие радары и ПВО на более надежную многоуровневую систему. В этом отношении понимание проблемы должно развиваться в самом Иране.

За последние 20 лет Иран купил лишь две единицы российских ЗРК Тор-М1, чтобы защитить свою АЭС (вероятно, от Израиля). Эти ЗРК были поставлены в 2005 году. Также Ирану нужно значительное количество систем Бук-М2 и Тор-М2, чтобы инвестиции в С-300 и С-400 окупились. Я подозреваю, что, если эта сделка состоится, на протяжении следующих 10 лет концерн «Алмаз-Антей» получит много иранских заказов, а другие предприятия российской оборонной отрасли - множество заказов от геополитических конкурентов Ирана.

Майкл КОФМАН (Michael KOFMAN), 

эксперт по вопросам безопасности и обороны (сегмент Россия и Евразия) Института Кеннана (Kennan Institute),

научный сотрудник Центра военно-морского анализа, США 

 

Подготовка и перевод – Владимир Соловьян,

руководитель внешнеполитических проектов ЦДАКР