Комментарии
29 июня 2015 13:49

Ксения КИРИЛЛОВА: "ПОЧЕМУ С ПУТИНЫМ НЕВОЗМОЖНО ДОГОВОРИТЬСЯ"

Он в принципе не понимает, что такое процессы…

Многие аналитики и даже западные политики уже не раз отмечали неадекватность российского президента и тот факт, что он живет в некой «параллельной реальности». В этой виртуальной реальности люди не могут выйти ни на одну протестную акцию без прямого указания из ЦРУ, мир поделен на сферы влияния, а Украины и ряда других стран, как справедливо заметил политолог Петр Олещук, в принципе нет на карте.

Мне кажется, эту неадекватность российского лидера можно выразить одной общей формулой – Путин в принципе не понимает, что такое процессы, и как они происходят. Ведь что такое, в сущности, политика? Это, в первую очередь, управление процессами (внутренними или внешними), умение их направлять в нужное русло, извлекать из них выгоду, анализировать и прогнозировать их развитие и так далее. Так вот, в карте мира Владимира Путина процессов нет как таковых. Есть только объекты.

Непонимание менталитета людей – это лишь частный случай непонимания им процессов как таковых. Ко всему, с чем сталкивается, Путин упорно относится по-чекистски, как к объектам. «Объект» можно купить, запугать, в конце концов, устранить. В таком подходе другие люди, страны и целые народы исчезают автоматически – они превращаются в безликие сущности, которыми можно играть в мифическом казино.

Не случайно Путин всеми правдами и неправдами уже много месяцев пытается добиться от США и, особенно, от Евросоюза, чтобы они «отдали» ему Украину. Он просто физически не способен понять, что Украина – это, по набившему оскомину сравнению Навального, не «бутерброд с колбасой». Не земля с крепостными, а суверенное государство, народ, который и раньше отличался от россиян по своему менталитету, а теперь и вовсе долгие десятилетия, если не столетия не сможет забыть развязанной соседом на ее территории кровавой бойни.

Для обычных людей немыслимо, как можно «отдать» людей под власть человека, которого они ненавидят примерно так же, как ненавидели в свое время Гитлера, по чьей вине каждый день гибнут их близкие, рушатся дома, а по улицам ходят вооруженные бандиты? Как можно забыть ежедневную боль и страх, которые ощущал и продолжает ощущать практически каждый украинец? Но человеку, который не понимает сущность процессов как таковых вовсе невозможно объяснить, что процессы бывают необратимыми.

И потому он будет вновь и вновь требовать «сдачи» Украины и перевода ее в сферу его влияния, как он выразился прямым текстом, «в свою тайгу». И с клиническим упорством будет не понимать, что такое решение невозможно в принципе.

Невозможно не только потому, что для США и Европы сдать Украину означает признать, что отныне весь миропорядок необратимо разрушен, и любая страна теперь может безнаказанно начинать его передел, вторгаясь на чужую территорию и угрожая всем остальным ядерным оружием. В первую очередь оно невозможно, поскольку после огромного количества пролитой крови ненависть Украины к России как государству будет так велика, что ни о каком сближении с агрессором уже не может быть и речи, иначе украинцы почувствуют, что смерть их близких была напрасной. И трансформация их отношения к бывшему братскому народу – это тоже необратимый процесс, равно как и трансформация отношения к нынешней власти части российских интеллектуалов.

Вот почему договариваться с Путиным абсолютно бесполезно: он будет требовать невозможного, невзирая на объективную реальность, потому что его мир – мир, где существуют лишь объекты, – статичен. Там не существует динамики как таковой, там не учитывается воля реально действующих субъектов, не замечаются никакие естественные закономерности, да и сами субъекты игнорируются как таковые.

Отсюда возникает конкретный практический вывод: любые попытки переговоров с российским лидером приводят лишь к росту его агрессии. Сам факт переговоров Путин воспринимает, как сигнал, что с ним готовы торговаться, и тем самым сбывается его мечта: вершить судьбы мира по соглашению с США. Соответственно, когда он видит, что не получает желаемого, он вновь повышает ставки единственным доступным ему способом, то есть эскалацией конфликта. И, к сожалению, многие европейские политики, пытаясь заключить сделку с агрессором, невольно потакают тем самым его иллюзиям.

Ксения Кириллова,

аналитик, публицист (Сиэтл, Штат Вашингтон, США)