Поиск по сайту:
Комментарии
07 мая 2015 9:00

Майкл КОФМАН: «КАК ТОЛЬКО МЫ РЕШИМСЯ НА ПОСТАВКУ ОРУЖИЯ, СУДЬБА УКРАИНСКИХ СИЛ НА ПОЛЕ БОЯ СТАНЕТ ОТРАЖЕНИЕМ УСПЕХОВ ИЛИ ПОРАЖЕНИЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ США»

В экспертной и правительственной среде США до сих пор нет консенсуса по вопросу поставок оружия в Украину.

С начала конфликта в Вашингтоне было сломано немало копий вокруг темы поддержки Украины в ее борьбе против российской агрессии. На данный момент была предоставлена поддержка оборудованием нелетального характера, а также  помощь военных инструкторов.  При этом  администрация президента США до сих пор скептически настроена к идее отправки смертельного оружия. Несмотря на принятие в 2014 году «Закона  в поддержку свободы Украины» (Ukraine Freedom Support Act),  позиция официального Вашингтона не стала четче, а значит, убедительных результатов нет. В дискуссии окончательная точка еще не поставлена: стороны по-прежнему прилагают усилия для того чтобы убедить друг друга. Но противники поставок летального оружия в Украину имеют преимущество, ведь решающий голос президента Барака Обамы  пока что с ними.

После августовского котла под Иловайском и февральского поражения в Дебальцево, даже для наиболее ярых сторонников Украины в Америке кажется более очевидным, что отправка оружия вряд ли коренным образом изменит ситуацию на фронте. Приверженцы поставок чаще говорят  о нелетальной помощи и различных технологиях, нежели о смертельном оружии. Поэтому вопрос об отправке вооружения в Украину является в меньшей степени  техническим. Он все чаще становится одним из принципов более широкой стратегии США, которая зиждется на желании играть более решительную роль.

Хотя  многие в правительственных кругах США  готовы отправлять оружие в Украину, я вижу мало шансов, что это случится в ближайшем будущем. И даже крах Минских договоренностей не обязательно изменит эту позицию. Сегодняшняя  позиция администрации Обамы состоит в следующем -  президент не хочет, чтобы Соединенные Штаты стали активным участником конфликта, что спровоцирует полномасштабную войну с Россией на территории Украины. Вполне возможно, если начнется новый виток российской агрессии, США увеличат свою поддержку Украины, но отнюдь  не из-за своих национальных интересов, а потому что  станет очевидным  - разрешить этот конфликт мирным путем невозможно.

Поэтому вопрос вооружения Украины Западом носит скорее политический, нежели практический характер. Американское оружие сделает США одной из сторон в этом  конфликте.  Как только мы решимся на это, судьба украинских сил на поле боя  станет отражением успехов или поражений внешней  политики США. В Белом Доме не спешат с окончательным решением, так как не готовы к принятию каких-либо радикальных мер. Как только Америка начнет вооружать Киев,  она не сможет в дальнейшем осуществлять намеченные шаги по увеличению нашего участия в конфликте (финансовое и международное давление на Кремль).  Отправка оружия будет неэффективным сигналом как для России, так и для наших Западноевропейских союзников.

 

Ошибочная стратегия украинских властей

Иная проблема - это опасение американской администрации, что поставка летального вооружения будет воспринята в Киеве как некое поощрение к более активным военным действиям. Это заблуждение может привести к серьезным тактическим военным просчетам  в дополнение к уже допущенным ошибкам. Причина тут не в плохом командовании или  недальновидности политиков. Военная поддержка мирового гегемона, какими сегодня являются США, кардинально изменит соотношение сил. Но если украинская власть увлечется собственными представлениями об уровне вовлеченности Америки, это может привести к нежелательным последствиям. Пример российско-грузинской войны еще достаточно свеж, чтобы забывать о нем. 

Этого понимания зачастую не хватает руководству вашей страны. Власти Украины более охотно взаимодействуют с американскими политиками, которые не имеют реальных полномочий. Последние, зачастую, оппозиционно настроены к президенту и чаще только раздражают того, от которого зависит принятие окончательного решения. Это плохая стратегия.

Результаты говорят сами за себя. Поначалу, казалось, что после речи Петра Порошенко в Конгрессе США  в сентябре 2014  у Украины  появился большой шанс. Но на  деле все свелось к  незначительной и мало ощутимой  материальной поддержке.  После активного лоббирования в Конгрессе, обострения ситуации на фронте и под давлением общественности Украина  смогла получить лишь  30 бронированных и 200 небронировыных внедорожников Хамви (HMMWV), которые мы и так собирались списать.

Американский президент все предыдущие годы проводил политику снижения уровня вовлеченности США в дела Восточной Европы. Поэтому заигрывание украинских политиков с Западом на тему поставок оружия и миротворческого контингента только усиливают дискомфортную для Барака Обамы ситуацию, вызванную конфронтацией с Кремлем. Политические центры в Вашингтоне, Берлине и Париже скептически настроены по отношению к подобным инициативам. Для них все это звучит лишь напоминанием, что Киев неудовлетворен соглашениями, достигнутыми в  Минске.  В Белом доме действительно понимают, что эти договоренности - очень трудный компромисс для Украины. Но другого пути  сегодня нет. Поэтому многие на Западе воспринимают заявления президента Украины о поставках летального оружия и миротворческом контингенте на Донбассе как попытку найти способ выйти из Минских договоренностей, а не заставить их работать.

Хотя, может быть украинцам и неприятно это слышать, но в США не видят Украину среди своих главных геополитических приоритетов, какими сегодня являются ИДИЛ, гражданская война в Йемене и переговоры с Ираном. Поэтому гораздо более ответственным  за принятие решений по Украине игроком на Западе остается Германия. Берлин же категорически против поставок оружия в Украину. США же не намерены рисковать единством Запада и  в одностороннем порядке принимать такие важные решения. На мой взгляд, в прошлом году Украина, пытаясь убедить Запад в том, что он должен ее вооружить, тратила  время не на ту страну. Вместо Вашингтона украинская власть должна была пытаться изменить мнение Берлина.

Что поможет Украине?

Но даже за прошедший год украинская власть  сделала крайне мало для того, чтобы убедить Белый дом в наличии понимания концепции развития ВСУ. Только недавно добровольческие батальоны были интегрированы в общую структуру армии, что позволит снизить уровень фрагментации сил на фронте.  При этом, как и год назад, остается  проблема координации и единства командования сил АТО.

Петр Порошенко заявляет, что Украина обладает сильным флотом. Зачем это делается? Контролируя Крым, Россия обеспечивает свой контроль над всем пространством Черного моря, что ставит под сомнение стратегическое значение морских сил Украины. В таких условиях украинский флот превращается в чемодан без ручки. Обладание военной техникой, которая простаивает без применения, и, соответственно, раздутым штатом  персонала для поддержания ее функциональности, означает лишь проедание военного бюджета. Также, это создает благодатную почву для функционирования прежней прогнившей системы командования, тотальной коррупции и прочих явлений, практически уничтоживших украинскую армию за годы независимости.

В эти тревожные времена ни один аналитик на Западе не имеет четкого представления, какое оружие действительно  способно помочь Украине.  США заявили  об отправке 20 легковесных противоминометных радиолокационных систем в ноябре 2014. К февралю 2015 несколько единиц было уничтожено, а один радар в целости и сохранности оставлен при отступлении под Дебальцево. Конечно, в любой войне происходят потери оружия, но данный случай может повлиять на правительственный анализ затрат и преимуществ расширения военной помощи. Действительно ли Украина нуждается в $250,000 на противотанковые ракеты Джавелин (FGM-148 Javelin)? Или ей нужно основательно реформировать всю  систему национальной безопасности, чтобы создать действительно дееспособную армию, способную отразить российскую агрессию?

На самом деле, Украине в большей  степени нужно нелетальное вооружение. Беспилотные летательные аппараты, защищенные линии коммуникации, надежная экипировка – все это позволит Украине быть лучше подготовленной к возможной войне. А главное – не зависеть  от геополитической повестки дня, в которой участвует Запад.

 

Майкл КОФМАН (Michael KOFMAN),

эксперт по вопросам безопасности и обороны (сегмент Россия и Евразия) Института Кеннана (Kennan Institute)