Комментарии
09 марта 2015 20:07

Валентин БАДРАК: «ВЛАДИМИР ПУТИН: ИГРОК С КРОПЛЕНЫМИ КАРТАМИ»

«Нельзя безнаказанно подходить к беспредельному»

Ромен Ролан

О Владимире Путине написано неприлично много. Его личность, подвергшаяся искусственной героизации, еще при жизни стала гротескной и покрылась налетом помпезной монументальности. Демонизированный кремлевской придворной камарильей, тщательно разрисованный в новостном пространстве медийными слугами, декорированный многочисленными книгами дворцовыми рифмоплетами, образ Путина давно переместился в виртуальное пространство. Для непосвященного мира он – коварный шаман, расшатывающий устои; для людей думающих – водевильный актер, напяливший на себя маску сурового государственного деятеля. Разрыв между действительностью и представленным публике иллюзорным образом потрясающий, уровень расщепления личности – небывалый. Масштабы возможных разрушительных действий – необъятны.

Герой современных информационных технологий превратился в превратился в одну большую занозу для всего цивилизованного мира.

Пробуждение бесов

Биографы, с лупой исследовавшие темные уголки путинского прошлого, утверждают: жизнь нередко трепала его, и оттого он на нее бесконечно зол. В глубинах его заретушированной души с детства обитала жажда мести. Яркие, реализованные личности его бесят, порой вызывая тщательно скрываемые приступы ярости. Вот где глубинная причина гонений подлинно талантливого Андрея Макаревича. Да и Михаила Ходорковского он не жаловал по тем же причинам – как личность, тот явно выгодно выделялся на фоне блеклого, зажатого до окаменелости, и всегда позирующего начальника страны. Сохранившиеся обрывки советского календаря свидетельствуют: в среде сверстников-подростков Путин никогда не был лидером, а благосклонность прекрасных дам была ему неведома. Можно отыскать фотографии, где неловкий, нескладный юноша по фамилии Путин всегда несколько в стороне от фокуса аппарата, - затаившийся интроверт, рано привыкший обитать на обочине. И наверняка терзался этим, ринувшись за успокоением в дзюдо, а позже – в работу тайного миссионера КГБ. Описывая в интервью (в 2000 году) бывшая стюардесса Аэрофлота Людмила Путина поведала, что тот был «плохо одет» и «очень невзрачен». «Я бы не обратила на него внимания на улице» - в словах жены по сути приговор всех женщин. Рефлексия самого Путина соответствующая: некая Ирен Питч, которую называют немецкой подругой мадам Путиной, однажды высказалась, будто супруга посланника КГБ назвала его «вампиром, который высосал из меня соки». Даже если это искаженная информация, она весьма близко отражает поведенческие реакции Путина, уже как главы государства.       

Извращенное, деструктивное восприятие мира сформировалось у Путина в детстве и в юности, когда он испытывал острые проблемы в общении со сверстниками. И закрепилось после окончания Краснознаменного института им. Андропова (КАИ) – места, где ковали кадры для разведки. Знатоки жизненного пути предводителя обновленной, агрессивной России, подчеркивают небезынтересный факт: якобы Путина не взяли во всесильное Первое главное управление КГБ СССР, а отправили обратно в Ленинградское УКГБ, причем на нижестоящую должность. Так или иначе, над карьерой будущего президента неизменно нависала тень асоциальности. Его тяготил комплекс неполноценности – словно невидимые гири, которые он таскал повсюду. Отголоски той формы общения с миром невольно подметил его визави Барак Обама, когда неожиданно выдал, что российский лидер сутулится, как «малыш, который скучает во время урока на задней парте». Можно себе представить, какой прилив ненависти вызвала эта шутка у бывшего тайного агента, видящего себя генеральным секретарем восстановленной империи.

Нелюдимость, ужасающая замкнутость были свойственны многим разрушителям. Например, Гитлеру или Сталину. Согласно Фесту, «социальное неуважение было для Гитлера намного тягостнее, нежели социальная нищета, и если он и впадал в отчаяние, то страдал не из-за отсутствия порядка в этом мире, а из-за недостаточной роли, которая выпала на его долю». Другими словами, нереализованные амбиции всегда оставались для таких людей непреодолимым раздражителем.

Следует отметить, что предположения о связи тяжелого детства с деструктивностью Путина говорят и многие медики. Например, психотерапевт Швейцарской Федерации психологов (FSP), эксперт в области судебной психологии, доктор психологических наук Филипп Жаффе (Philip Jaffé) высказался в сентябре 2014 года более чем четко: «Путин пережил серьезную травму в детстве, и некоторые связанные с этим эмоции могут сейчас неожиданно проявляться». Например, согласно мнению психотерапевта, «Путин символизирует (почти на грани карикатурной картинки) альфа-самца». При этом Жаффе, допуская, что Путин борется с чувством неполноценности, добавил к своей оценке, что «он социально неадаптированный (неловкий) человек; у него существуют проблемы с развитием отношений, с поиском друзей и т.д.».

Говоря о формировании мировоззрения, невозможно пройти мимо одного весьма значимого факта. А именно, Владимир был третьим сыном в семье — у него было два старших брата, которые родились и умерли до его рождения. Тут опять не обойтись без аналогий. Адольф Гитлер был четвертым ребенком, причем трое детей до него умерли во младенческом возрасте, а из родившихся после него выжила только сестра. Иосиф Джугашвили также был четвертым ребенком – трое детей до него не выжили. Такой нюанс появления на свет обычно порождает тлетворную мысль о «богоизбранности».

Но в итоге Путин заработал свои баллы вовсе не как креативная личность. Просто оказался под рукой - рьяно выслуживающийся, весьма удобный и предсказуемый, по-военному дисциплинированный винтик системы. Почти до 40 лет о нем ничего не было слышно. Более того, факты биографии косвенно показывают, что к этому возрасту у него появились явные признаки разочарования карьерой: сначала он отказался от перехода в центральный аппарат внешней разведки, затем перешел в мэрию и вовсе написал рапорт об увольнении. И лишь при персональной поддержке мэра Собчака стал сносно продвигаться по карьерной лестнице (не без скандальных историй, впрочем). Но после провала Собчака на выборах губернатора опять будущее Путина на некоторое время повисло в воздухе. А ведь ему было уже 44 года. И только цепь случайностей привела нашего скрытного героя к неброской должности заместителя управляющего делами президента. А уже через три года он стал преемником главы государства. Тут напрашиваются параллели. Вот что писал Эрих Фромм о Гитлере: «В своей жизни Гитлер как бы поднимался по ступенькам неудач: нерадивый учащийся, исключенный из средней школы, провалившийся на экзаменах абитуриент, изгой, отлученный от своего класса, неудавшийся художник — каждое поражение все глубже ранило его нарциссизм, все больше его унижало. И с каждой неудачей он все дальше уходил в мир фантазии». Как у Гитлера были годы бесцельных блужданий по Вене в поисках осязаемой цели, так и Путин выжидательно носил чемоданы своего шефа Собчака, с тихой озлобленностью взирая на жизнь и вынашивая в голове планы восхождения.  

Неспособность к сопереживанию и поразительная эмоциональная холодность предопределили отчуждение Путина и отсутствие у него привязанностей к кому бы то ни было. Именно это качество позволяет с легкостью отправлять массы людей на войну, манипулировать судьбами тысяч людей, ничуть не задумываясь над вопросами жизни и смерти. Посетив кемеровскую школу 1 сентября 2013 года, Путин наповал сразил детей и учителей своим рисунком отвернувшейся кошки. Психологи сразу же провозгласили: этот рисунок - свидетельство мизантропии и желания огородиться от чужих проблем. Что ж, ради собственных мегапроектов диктаторы часто топили в крови народы. Наиболее выражено отмежевание от человеческих проблем у Наполеона, Сталина и Гитлера. Изучавший личность Сталина профессор А.Г.Гофман, был потрясен обнаруженной холодностью тирана к собственным детям и внукам. Об интровертности Гитлера ходили легенды. Притесняемый в детстве отчимом, Саддам Хусейн развил в себе такую озлобленность, которая во взрослой жизни переросла в непримиримую враждебность ко всем окружающим и непреодолимую жажду мщения. Бегство от реальности в мир фантазий и стереотипов – вот общая идея, объединяющая всех выше упомянутых людей, включая нынешнего хозяина Кремля. Но к началу 2015 года затаившийся внутри своего индивидуального мирка Путин стал очень сильно напоминать римского принцепса Тиберия времен его бегства на остров Капри. Такая же подозрительность ко всему окружающему миру, такая же озлобленность, и такая же непредсказуемость.       

Диктаторам свойственно находиться на довольно низком уровне общей культуры. В самом деле, глубины знаний Путину катастрофически не хватает. Например, он явно не способен охватить и понять деятельность истинных героев ХХ века, да и своего времени тоже. Альберт Швейцер, Эрих Фромм, Виктор Франкл, Ролло Мэй – такие исторические фигуры бесконечно далеки от него, духовные лидеры непостижимы. Такие соотечественники как Андрей Сахаров или Иосиф Бродский – для него terra incognita. Просто его земляк и советский изгнанник «содержательные доносы» ненавидел и разоблачал, а для ленинградского чекиста они формировали насыщенность самой жизни. Куда ближе ему Иван Грозный и Иосиф Сталин. Первый варил людей живьем в котлах. Второй уничтожал миллионами, используя новаторство лагерных сетей. Почему именно эти человеконенавистники стали кумирами Владимира Путина, возродившего к ним интерес российской аудитории? (Тут нельзя не вспомнить всероссийский опрос и возведение в лидеры бесстрастного «антикризисного менеджера» в шинели). Во-первых, у них, как и у самого Путина, нет харизмы. И эти лица как бы доказывают ему, что и без фосфорического сияния личности себя можно произвести в выдающиеся люди. Во-вторых, они занимательные фальсификаторы, запугавшие окружение и через него экспортирующие страх на весь остальной мир. Как и Путин, они не были стратегами и воинами: бесславный Иван не выиграл ни одного сражения, а Иосиф после начала Гитлером войны впал в такое отчаяние, что только к 3 июля нашел в себе силы обратиться к народу. Не случайно один из лучших исследователей жизни Сталина Роберт Такер назвал его «головотяпом и вредителем, каковым может быть только враг народа». Между тем, Путин несколько по иному воспринимает роль тирана. Фонд Карнеги в 2013 году пришел к выводу, что «администрация Владимира Путина использовала образ Сталина для укрепления собственного авторитета». Потому естественным кажется его заявление о необходимости признать распад Советского Союза «наибольшей геополитической катастрофой столетия». Впрочем, эта идея для тертого кэгэбиста лишь зацепка, которая позволяет построить план собственной реализации. План, легализирующий разрушения и уничтожение людей. План, реализуемый поступательно, с расширением масштабов после каждого молчаливого проглатывания миром предыдущих кровавых событий: Чечня, Грузия, Крым, Донбасс…. Список, естественно, открытый. Чтобы понять почему, следует заглянуть в глубины формирования этой деформированной личности.     

С детства Путина прожигает насквозь навязчивая жажда признания. Эта идея стала доминирующим фактором организации жизни, а фокус внимания у него неизменно наведен на самого себя. Ради признания такие люди готовы на все – от мелких фальсификаций до грандиозных разрушений. Говорят, Путин списал 16 страниц для диссертации. Впрочем, это был бы самый милый и безобидный из его поступков. Скажем, Гитлер носил на груди железный крест первого класса, которым, как показало расследование, он никогда не награждался. Самонатаскивание создателя Третьего рейха ученые назвали «учебу по цитатам» - точно так же и Путин избирательно заглатывает сомнительные исторические трактаты. Сталин, не служивший в армии из-за усыхающей руки, невозмутимо произвел себя в генералиссимусы. Зато брошюру «Об основах ленинизма», где впервые представил себя в роли главного последователя Ленина, Сталин фактически «содрал» у Ф.Ксенофонтова, которого потом методично уничтожил. Все претендуют на роль славных реформаторов и великих мыслителей. Что говорить, если Саддам Хусейн заставил своих официальных биографов вещать, что корни его семейного клана ведут к имаму Али, зятю пророка Мухаммеда. А еще он занимался собственным толкованием Корана. Так и наш герой, «человек с нелегким прошлым», кремлевский оперативник, окружил себя безукоризненно отточенными легендами. Но все это – мелочи. Правда, развивающиеся параллельно с куда более серьезными делами.

Жажда признания может стать опасным раздражителем. Так, Саддам Хусейн для достижения беспримерного величия захватывал Кувейт, развязывал войну с Ираном, в ходе которой за восемь лет вверг страну в разруху и голод. Захват Путиным Крыма имеет ту же мотивацию – доказать всему миру наличие силы. Которой, на самом деле, нет. Можно не сомневаться, он развязал бы линейную братоубийственную войну, если бы не опасался, что весь остальной мир, сплотившись, сметет его самого. Те, кто двигались по жизни без ограничителей, истребили миллионы. Сталин и Гитлер тут, конечно, первые номера. Но кто поручится, что Путин не нацелился обновить черный список? 

Разрыв сознания, создающий доминирование иллюзий

Не вызывает сомнения, когда малорослый, непроницаемый Путин проходит мимо услужливо открывающимися перед ним гигантскими, массивными дверями, и затем направляется походкой недоученного военного к своему президентскому месту, он уверен, что является титаном.

Примечательно, что президента России не раз уличали в стяжательстве. Например, в нездоровом пристрастии к непомерно дорогим часам (в 2012 году российская оппозиция подсчитала, что общая стоимость его часов составляет 550 тыс. евро). А злые языки приписывают ему царские богатства, включая 23 дворца и 40 млрд. долл. Стоит обратить внимание на то, что по-настоящему Путина беспокоят именно материализованные символы власти или ее компенсаторы. Когда он ради популярности заигрывает с Церковью, захватывает Крым или «летает в небе с журавлями», мотивация проступает еще более четко, чем при гордой демонстрации хронометров. И тут не столько даже жажда застолбить за собой место в истории, сколько убедить в приближении к божественно-мистическому, непостижимому обычным людям. Quod licet Jovi, non licet bovi, - с сакральным оттенком произносит Путин (правда, на родном русском) на заседании Валдайского клуба в 2014 году и едва не закатывает глаза. Он осторожно, перепрыгивая через собственные сомнения, убеждает окружающих, что является первым, тогда как в глубине души прекрасно знает, что лишь второй. Именно поэтому, спохватившись, начинает рассказывать о медведе, не месту приплетая слова о «хозяине тайги». Часы же на языке самовосприятия призваны олицетворять контроль времени, изящную фиксацию прикосновения к вечному, так же как дворцы – контроль пространства. Вот почему Путин испытывает почти физическую боль от падений монументов Ленина, а «нафаршированный труп» готов удерживать в мавзолее сколь угодно долго. В вере Путина в артефакты такая же неистребимая инфантильность, как в у калигул и неронов, которые оставляли по себе бесчисленное количество мраморных эрцацев. А уровень восприятия реальности находится где-то между мещанско-местечковым миропониманием Хрущева и бульдожьим взглядом Андропова. В этом Путин такой же устаревший, недалекий, закостенелый и враждебный по отношению ко всему окружающему миру. Он хочет слыть угрозой (пусть даже всему миру), потому что в этом видит проявление значимости собственной личности. Почему? Довольно просто: он не знает иного выражения личности, входящей в массовое сознание. Французский писатель и публицист Бернар-Анри Леви метко обозначил Путина «голым королем». В действительности король Путин гол душей, оттого все решения построены на симбиозе ловкой интриги и скудоумия.

Ориентиры неспокойного чекиста

«Злопамятный, одинокий и увядающий» - вот наиболее частые эпитеты тех, кто характеризует личность Путина. «Человек с узким мировоззрением представителя тайной службы», «обиженный человек в бронированном футляре» - это неизменно повторяющиеся характеристики. Утверждают, что с детства он был аутсайдером, и все время гонится за своим шансом.

Он садится в истребитель, потому что не в состоянии принять решение на спасение моряков «Курска». И много лет спустя, точно так же он едет в оккупированный Россией Крым, якобы для демонстрации триумфа – на самом деле, чтобы скрыть досаду от изоляции и неспособности решиться на вторжение в измотанную и почти обескровленную внутренними потрясениями Украину. С теми, кто чуть слабее, Путин не собирается церемониться – в этом, кстати, главный штрих крымской аннексии.   

Правда, что одержимые люди готовы на все. Нерон упивался горящим Римом, ликуя, что его имя будет связано с эпохальным пепелищем на месте Вечного города. Вторжение Саддама в Кувейт и истребительные набеги на курдов и шиитов принесли около ста тысяч убитых. Пока, говорят защитники Путина, он к своей черте не подошел. Возможно. Но и Россия – не Ирак, и не Сербия. В руках у Путина ядерная кнопка. Настораживает, как некоторые исследователи истинной природы взрывов жилых домов в России нашли многочисленные несоответствия в объяснениях  и интерпретациях высокопоставленных чиновников РФ по поводу разоблаченного теракта в Рязани. Кое-кто прямо указывает: взрывы готовились не без благословения ФСБ. Но если это так, то ни Патрушев, ни кто иной, не могли осуществлять такие убийственные идеи без ведома главного держателя кремлевских акций.  

По мнению Александра Литвиненко, автора многих скандальных материалов о Путине, ФСБ пыталась взорвать дом именно в Рязани потому, что рязанская воздушно-десантная дивизия воюет в Чечне, и десантные части вот-вот должны были начать там операцию. «С одной стороны, готовили взрыв, чтобы показать, что в наличии чеченский терроризм, а с другой – натравить десантников на чеченцев, разжечь в них чувство мести». Если это правда, то методика воздействия соответствует воинам плаща и кинжала. Кстати, бывшая жена Александра Литвиненко уверена, что за отравлением ее мужа в 2006 году радиоактивным полонием стоят именно спецслужбы России.

В том, что создание врага – технология, тайны нет. Но на многое проливают свет способы организации борьбы с врагом. Путин борется с врагами методами, отработанными в школе КГБ – исподтишка, бесшумно, бескомпромиссно и безжалостно. Властитель России непрестанно создает внешних врагов для страны. Причину давно подметили и описали: для отвлечения от внутренних проблем страны и большей части россиян, живущих, мягко говоря, за скобками благополучия. Но не только для отвлечения. Еще – для собственного возвышения и утверждения. Устлав дорогу в Чечню трупами российских солдат и офицеров, проворный ленинградец пытается разработать маршруты для новых крестовых походов.

Кто полагает, будто Путин боится международной изоляции или жестких экономических санкций, слишком наивен. Сам он нечувствителен к боли. А на народ ему… когда речь идет возведении монумента, не до народа. Хозяин Кремля для опоры выбрал людей в погонах, разработчиков и производителей орудий убийства. Так надежнее. Численность только ФСБ в РФ зашкаливает за 200 тыс. – побольше всей украинской армии. Появился даже термин – «путинизм», - состояние государства, все ветви власти которого пронизаны спецслужбами. Оперативник на российском троне окружил себя генералами-чекистами, дисциплинированными верноподданными. В слугах у него и наука, и мас медиа, и орда летописцев, и социологические службы, и продажные режиссеры, и «звезды» телесериалов. Но даже они смущаются, когда этот странный низкорослый человек жадно стремится преодолеть земное притяжение. Что ж, Гитлер тоже называл себя то «художником», то «архитектором», то «писателем»…

Заговаривание слуг-глашатаев (журналистами их назвать язык не поворачивается) часто походит на заговаривание самого себя. Встречи происходят в дни явных колебаний и опасений. Например, 4 марта 2014 года (после захвата Крыма) или 17 апреля (после первых кровавых операций в ходе необъявленной войны на материковой Украине). Дозировано появляясь на публике, Путин заметно нервничает, о чем свидетельствуют несвойственные подготовленному чекисту, амплитудные, резкие жесты – взмахи рукой, прикрытие рта, изощренно-напряженная мимика. Бреши лингвистики тоже заметны: Путин говорит о возрождении империи и о том, что у Запада нет сил помешать этому историческому процессу. Как бы за кадром он представляет себя – «неоцаря» и завоевателя.

Но так же, как Гитлер и Сталин, Путин попросту не в состоянии выдержать напор критически настроенной публики. Наблюдатели утверждают: глава России побелел от ужаса, увидев на груди пристегнутые протестные белые ленточки. И тут же ретировался. Гитлер, даже оставаясь всесильным, буквально прятался в своем «Орлином гнезде» в Берхтехгадене. А Сталин после неожиданно резкой критики Троцкого, побледнев, как мел, быстро ретировался.

Хорошо известно: у всякого Ивана Грозного рано или поздно появится свой Малюта Скуратов. Всякий Иосиф Сталин без труда отыщет своего Лаврентия Берию. А к Неронам всегда примкнут Тигеллины. И на Путина будут работать диверсанты Гиркины с ордой кадыровских наемников. Все объясняется довольно просто: людям, которые в нормальных условиях жизни не имеют шансов для самореализации, всегда неймется перескочить порог восприятия за счет особых условий. Эти особые условия можно назвать «открытием шлюзов» для прорыва низменных страстей – самоутверждению за счет притеснений и убийств, обретению немыслимой власти над ближним. За счет делегирования возможности любых зверств, в отношении исполнения которых пропадает ответственность – ее берет на себя лидер, «упаковывающий» волю народа в объединяющую его идею.

В начале становления в качестве лидера партии Гитлер ловко воспользовался тем, что политическое низвержение послевоенной Германии слишком сильно унизило достоинство нации. Он же возбудил дух борьбы, призвав сломать рамки незримой клетки, в которую загнали немцев. Гитлер сумел уловить повышенную чувствительность нации к своему ущемлению, ее готовность к возрождению и борьбе за немецкую великодержавность. 

И у Путина красной нитью проходит идея величия и силы русского народа, которому, чтобы добиться признания, следует «мочить в сортире» неугодных. Немецкий Der Spiegel тонко подметил, что принятие закона против геев является весьма искусным продолжением мысли о превосходстве россиян: «Разумеется, в таких условиях невозможно не найти поддержки со стороны активных групп населения с вмонтированным в сознание шовинистским чипом о величии россиян». Великодержавное чувство будет раздуваться за счет отвержения, а если надо, и избиения отступников. Пусть даже целых народов. Многие помнят пренебрежительное высказывание о шахтерах, обвиненных в алкоголизме и несостоятельности – это характеризует общее отношение Путина к человеческим ценностям.   

Путин и Украина: Герострат получает шанс?

Наконец, главное. Чего ожидать от Путина Украине и украинцам?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, следует подчеркнуть: главная потенциальная проблема Путина – освобождение от «наказаний». Для человека, поверившего в свою избранность приблизительно так же, как Наполеон, считавший подергивание своей коленки знаком свыше, аргументы логики не будут иметь значения. Если длительное время не существовало сдерживающих факторов, а осуществленные преступления остались безнаказанными, пытаться создать механизмы бесполезно.

Мир уже немного знает Путина. Но не из строк подхалимствующих Александра Рара или Владимира Усольцева. А по поступкам. Безумствующая Чечня с потоками крови в Грозном. Стонущий «Норд-Ост», кровавый Беслан, обреченность подлодки «Курск», фатальность после войны в Грузии, звереющий ОМОН во время разгонов мирных демонстраций и еще многое другое. С некоторых по еще захваченный Крым и кровоточащий Донбасс. Имя Путина уже ассоциируется с большими трагедиями и войнами.

Но Путин патологически жаждет продолжения опасносной игры –универсальное прикрытие слабости. Ради того, чтобы прослыть сильным, этот человек готов совершить преступление. Но только в том случае, если оно не будет наказано. Как войны в Чечне и Грузии. Имеется нехороший душок в самом процессе исполнения этого желания. А именно, вспоминая его жаргонные выражения, типа «мочить в сортире», «глотать сопли», «поливать поносом», специалисты в области психологии уже подметили подсознательную мотивацию Путина на унижение соперника. В его намерениях прослеживается смесь нескольких задач: замаскировать свои комплексы и одновременно насладиться унижением противника. Тут он порой походит на Ленина, еще одного человеконенавистника и патриарха советского террора, любившего клеймить жестким словцом оппонента. Чтобы лучше запоминалось. Но мотивация та же – избавиться от страхов и посильнее кольнуть, чтобы увидеть боль. Тут желание современного вождя порой настолько сильно, что берет верх над необходимостью соблюсти принципы дипломатии в межгосударственном общении. Стоит лишь вспомнить приезд Путина в Украину в качестве премьер-министра и сардоническое высказывание относительно встречавшихся в тот же день в Киеве президентов Ющенко и Саакашвили. Но, кто полагает, будто это промах Путина, глубоко заблуждается. Высказанная перед камерами перефразированная строка из Пушкина – хорошо продуманная заготовка, направленная на унижение более слабого, лежачего (проигравшего евроатлантическую интеграцию Ющенко и проигравшего войну Саакашвили). Да еще и забавная подстава стоявшей рядом визави Юлии Тимошенко. В этом диковатом эпизоде – весь Путин.

Не стоит сомневаться. Путин привык разговаривать языком силы – оттого и тщательно маскируемое намерение предложить дружбу Пекину – в качестве младшего, преданного брата. Как Гитлер плевать хотел на Лигу Наций, так и Путин то же самое сделал с мерами доверия и коллективной безопасности в Европе. Потому Киеву следует ожидать только ударов под дых. Или ниже пояса. Говоря языком войны – ассиметричных акций, включающих ударов по мирному населению, издевательств и пыток. «Путинцев» нужно выбивать из Украины силой – бескомпромиссно, целенаправленно и непрерывно. Диалог может получиться только в том случае, если будет опираться на современное оружие и решимость солдат…    

Пока Владимир Путин играет роль современного Герострата, «сжигая» созданную десятилетиями реальность, но ничего не предлагая взамен. Кажется, он осознает, что мантия гения для него слишком велика. Но никак не желает с этим мириться. Он в шаге от грандиозных преступлений сталинского или гитлеровского масштаба. Маятник беспокойства в его голове незаметно раскачался до крайней черты.

Не случайно изучая его почерк, специалисты пришли к небезынтересным  выводам: в нем «ярко выражен «синдром жертвы», т.е. своего рода «ментальность обиды», когда личность все время ощущает себя в роли обиженного, оскорбленного, дискриминированного». Как всякая деструктивная личность Путин нуждается в подпитке – признаниях своего величия. Прикрываясь идеей продвижения «великодержавного статуса» России, он будет цепко держать Украину в напряжении. Не отпуская ни на миг. Он уже обнажил клыки, и будет действовать на уничтожение.

А еще Путин привык к лести и цинизму. Высшей точки в циничном обожествлении российского президента достиг президент Чечни Рамзан Кадыров, когда в 2008 г. переименовал центральную улицу Грозного – город, который резвый последователь традиций НКВД топил в крови, - проспект имени Путина. 

Для воздействия на простолюдинов Путин окутал себя легендами о мистической связи с Богом (и даже крестик имеет, освященный в Иерусалиме), и, не исключено, сам верит в собственную богоизбранность. Что ж, и Иван Грозный молился между зверствами… А Гитлер любил кричать, что «Божественное провидение пожелало», чтобы он «осуществил исполнение германского предназначения». А вот когда Путин помалкивает, за него говорят его подпевалы. «Противников путинского курса больше нет, а если и есть, то это психически больные и их нужно отправить на диспансеризацию. Путин — везде, Путин — всё, Путин абсолютен, Путин незаменим». – Эти слова принадлежат Александру Дугину; их явление миру – чистая путинская паранойя. Путинизм…

И еще одно. Для многих выглядит необъяснимым феноменом массовое пробуждение у россиян невообразимой нетерпимости и шокирующего шовинизма, подтолкнувших тысячи людей к убийствам и садизму. В ХХІ веке, на пороге эры духовности! Но только на первый взгляд чудовищный взрыв варварства выглядит несвойственным природе и времени. Так было всегда на протяжении истории цивилизации: как только кто-то выступал покровителем садизма и разрушений, у апологета низменных порывов всегда находились сторонники – из числа тех, кто ни при каких обстоятельствах не мог бы рассчитывать заглянуть в лицо успеху. Стоит лишь взглянуть на физиономии «вождей» антиукраинского движения в Крыму и в регионе Донбасса, чтобы убедиться в справедливости этого утверждения. Путин лишь высвободил пороки, как до него делали многие кровавые диктаторы. Применение этой технологии было свойственно представителям НКВД-КГБ, но и не только. Великолепный исследователь Древнего Рима Отто Кифер в своем философском замере о приобщению римлян к зверствам заметил, что «люди приобретали привычку к жестокости не только под влиянием обычая, но и из-за садистских наклонностей, которые спят более или менее глубоким сном в сердце каждого человека, но, однажды проснувшись, неизменно стремятся все к более сильной стимуляции и к более полному удовлетворению». Сказанное не только не уменьшает личной ответственности Путина за массовые убийства на востоке Украины в 2014 – 2015 годах, но, напротив, свидетельствует о его персональном участии в разжигании смертельной вражды между родственными народами.      

Путин давно превратился в национальную трагедию России. Но правда и в том, что если он столкнется с настоящим отпором, медленно, но отступит. А по-настоящему Путин боится только одного – стать изгоем для мира, то есть, из потенциального героя превратиться в человека по имени Ничто. Потому воевать с ним следует его же оружием – информационным. Если каждый россиянин будет хорошо осведомлен относительно истинных устремлений человека с мировоззрением и навыками офицера КГБ, его призрачная идея удержания и умножения власти рассыплется подобно песочному домику.

 

Валентин Бадрак,

директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения