Поиск по сайту:
Комментарии
26 января 2015 14:01

Дмитрий КОЗЛОВ: «ВЕРНЫЙ ПУТИНЕЦ» ИГОРЬ СЕЧИН – НЕФТЯНОЙ МАГНАТ И «РУССКИЙ РИШЕЛЬЕ»

В сентябре 2014 года агентство Bloomberg опубликовало рейтинг самых влиятельных людей в мировой финансовой системе. В этом списке из 50-ти позиций оказался и один россиянин – глава корпорации «Роснефть» Игорь Сечин. Кстати, ранее он уже представлял Россию в другом рейтинге – в списке самых влиятельных людей мира по версии журнала Time, где Сечин также оказался единственным гражданином РФ.

В последние годы влияние человека, о котором в западных СМИ неоднократно писали «говорим Сечин – подразумеваем Путин», сильно возросло. А сам Игорь Иванович, прежде разделявший с Владиславом Сурковым звание «серого кардинала Кремля» и слывший «закрытым политиком», неожиданно превратился в публичную фигуру. Сечина, одного из основных кандидатов на роль преемника ВВП, уже сегодня называют фактически вторым человеком в стране. В этом контексте любопытно рассмотреть фигуру Игоря Ивановича как своего рода образец, и матрицу необходимых качеств для построения успешной карьеры политического титана в путинской РФ. В биографии Сечина присутствует два практически обязательных для людей из окружения Путина компонента. Как минимум, один из которых есть в прошлом каждого из приближённых к президенту: связь со спецслужбами. Вторым является ранний опыт рыночной деятельности, и ведения бизнеса в советских внешнеторговых организациях.

Земляк Путина, Игорь Сечин родился в Ленинграде 7 сентября 1960 года в семье заводских рабочих. Поступив на филологический факультет в ЛГУ имени Жданова, Сечин, изучавший португальский, незадолго до окончания  вуза, в 82-м, был отправлен  в охваченную гражданской войной бывшую португальскую колонию Мозамбик, правительству которой оказывал небезызвестную помощь СССР. Подобная командировка в те годы, конечно же, вряд ли была возможна не по линии КГБ, хотя официальных документов, подтверждающих связь Сечина со всесильным Комитетом, никто никогда не видел.

Два года спустя после возвращения из Африки Сечин завершил учёбу, получив специальность филолога-романиста, преподавателя французского и португальского языков. Затем последовала служба в армии. Сечин служил в туркменской пустыне, где в то время располагался международный центр подготовки специалистов ПВО, обучавший военных из африканских стран. Затем Сечина вновь отправляют на Чёрный континент – на этот раз в Анголу, также раздираемую междоусобной войной. Там Сечин занимался широким спектром военных вопросов, в том числе некоторое время был советником командующего ВМС Анголы. А также работал в группе зенитно-ракетных войск.

Вернувшись из Африки, Игорь Иванович работал в структурах специализированного внешнеторгового объединения «Техноэкспорт», через которое осуществлялись поставки за рубеж промышленного и другого оборудования для объектов и предприятий, в создании которых участвовал СССР. Затем наш герой некоторое время работал в иностранном отделе ЛГУ, отвечавшем за выезд преподавателей и студентов за рубеж. Здесь и произошло судьбоносное знакомство Игоря  Ивановича с помощником проректора по международным связям – Владимиром Путиным.

На некоторое время пути будущих кремлёвских титанов разошлись, когда Сечин перешёл на работу в исполком Ленсовета, где занимался развитием и укреплением братских связей между городами-побратимами – Ленинградом и Рио-де-Жанейро. Но уже в 1991-м году они вновь встречаются в аппарате нового мэра Петербурга Анатолия Собчака, заместителем которого становится Путин. Будущий хозяин Кремля приглашает Сечина на должность секретаря. С этого момента карьеры Путина и Сечина идут параллельным курсом.

До 1996 года Сечин занимает различные должности в возглавляемом Путиным комитете по внешнеторговым связям мэрии Санкт-Петербурга. Затем, после поражения Собчака на губернаторских выборах, Игорь Иванович вслед за своим другом и покровителем перебирается в столицу. Как впоследствии укажет в своей книге «От первого лица» сам Путин, «Когда я поехал работать в Москву, он попросился со мной. Я его взял». Чем закончится поход Путина в высшие эшелоны российской власти, в те годы не мог предположить никто, однако Сечин без лишних уговоров последовал за Путиным, проявив качество, которое отмечали ещё его коллеги по Анголе: верность. Именно личная верность и преданность, столь ценимая будущим российским лидером, определили будущее Сечина. Не  только как влиятельного политического долгожителя, а также члена неформального нового «политбюро», но и как начальника своего рода «теневого отдела кадров» Кремля, занимающегося подбором и проверкой нужных правящему режиму людей. Именно на Сечина были возложены разного рода «деликатные поручения» по связям между Путиным и людьми, с которыми российский президент в силу разных причин не может контактировать публично. В сферу, отведённую Игорю Ивановичу, по некоторым данным входит и работа с неугодными режиму посредством указаний МВД, Счётной палате и Генпрокуратуре конкретных объектов их «пристального внимания». Се- чин продолжил выполнять роль «визиря» при «султане» Путине. И после возвышения последнего, оказавшись в рядах «путинцев первого призыва», образовавших переходную администрацию после отставки Ельцина. Как и положено «серому кардиналу», и подобно другим высшим российским «сановникам», Сечин обладает колоссальной властью, отнюдь не соответствующей весьма скромным официальным  должностям в Администрации Президента РФ. Отсутствие броских внешних признаков власти и титулов вообще отличает ближайших соратников Путина, и является, вероятно, проявлением профессиональных привычек «рыцарей плаща и кинжала».

В 2004-м году, после начала второго президентского срока Путина, Сечин сохраняет пост главы президентской Администрации. Однако теперь многолетняя верность начинает вознаграждаться материально: Игорь Сечин избирается в совет директоров (и через месяц становится его председателем) нефтяной компании «Роснефть». Будучи на тот момент шестой по объёмам добычи нефти компанией в России, «Роснефть» Сечина начинает стремительно поглощать конкурентов, прирастая активами разгромленного «ЮКОСа» Ходорковского (по признанию самого опального олигарха, именно Сечин стоял за его травлей) и своего главного конкурента – компании «ТНК-ВР», ставшей частью «Роснефти» в марте 2013-го. Монополизация  нефтяного  рынка, превратившая  Сечина в олигарха, происходит в рамках общей политики Путина по укрупнению игроков в ключевых секторах экономики, фактической национализацией стратегически важных отраслей, и созданию мощных госкорпораций  в рамках формируемого российского госкапитализма. В значительной степени именно Сечин является архитектором грандиозного перераспределения капитала, и замены ельцинской олигархии на преданных Путину магнатов нового типа – так называемых «силогархов», одной ногой стоящих в бизнесе, а другой – в мире спецслужб. Верность и скромность приносят свои дивиденды: по сведениям журнала Forbes (впоследствии вынужденного опровергнуть эту информацию после судебного иска Сечина), только за 2013 год Игорь Иванович получил около 50 миллионов долларов чистого дохода. Воистину, «блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

Ещё недавно российская и зарубежная пресса обсуждала перспективы противостояния двух основных претендентов на роль преемника Путина, и стоящих за ними кланов – Игоря Сечина, и Дмитрия Медведева. Противоборство условных «консерваторов-государственников» Сечина и «системных либералов» Медведева фактически определяло всю политическую повестку после «второго пришествия» Путина. Ушедший в бизнес Сечин, казалось, утратил часть аппаратных позиций, а его возросшая публичность будто бы указывала на желание покончить с образом «серого кардинала». Однако стремительное изменение геополитической обстановки в 2014-м году нанесло сокрушительный удар по аппаратным позициям Дмитрий Анатольевича, фактически лишившегося своих людей в рядах силовиков и среди глав регионов, и сильно поубавившего в политическом весе. После начала конфронтации с Западом Медведев как глава прозападного лобби в Кремле, потерял неформальное влияние, окончательно превратившись в «технического премьера». Несмотря на тот факт, что низкие цены на нефть автоматически должны были несколько снизить и административный вес Сечина, крах Медведева нивелировал эту досадную неприятность. А сохраняющаяся роль «адъютанта его превосходительства» и личная преданность Путину делают Сечина практически несокрушимым политически. Впрочем, вероятность превращения этого могущественного и таинственного человека, которого газета Financial Times однажды назвала «русским Ришелье», в хозяина Кремля невелика, и противоречит самой сути личности Игоря Ивановича. Сечин, ставящий во главе угла преданность хозяину, с куда большей вероятностью предпочтёт оставаться верной тенью гипотетического нового лидера РФ. Ведь кто бы ни возглавил российское государство после Путина, ему тоже не обойтись без скрытного и незаметного мастера придворных  интриг, способного быстро и эффективно решать любые важные вопросы, оставаясь в тени своего патрона.

 

Дмитрий КОЗЛОВ,

 эксперт Центра исследований армии, конверсии и разоружения