Комментарии
24 октября 2014 12:37

Вера КОШЕВАЯ: «ПРИШЛО ВРЕМЯ ОБЪЕДИНЯТЬ УСИЛИЯ ЧАСТНЫХ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ КОМПАНИЙ, РАБОТАЮЩИХ В ОБОРОННОМ СЕКТОРЕ УКРАИНЫ»

 

События на Востоке страны должны изменить отношение государства в лице Министерства обороны к частным компаниям, которые занимаются производством военной продукции.

Нельзя сказать, что частными компаниями  полностью пренебрегали, но заказы получали в первую очередь, конечно же, государственные предприятия, в том числе, входящие в состав ГК «Укроборонпром». И это притом, что частные компании выпускают достаточно специфическую продукцию, которую у нас больше никто не производит. Так, к примеру, в Украине средства радиолокации метрового и миллиметрового диапазонов выпускают только частные компании, и альтернативы им в государственном секторе нет. И если раньше на это не обращали особого внимания, то в сегодняшних условиях такие моменты нашему государственному руководству необходимо обязательно учитывать.

В целом, сегодня в отношениях с Министерством обороны просматриваются позитивные тенденции. Но, несмотря на это, по-прежнему остаются нереализованными перспективные направления развития сотрудничества.

Например, у Министерства обороны, как и у Министерства экономики, остаются недоработки в планировании производственного процесса. При всем нашем огромном желании сделать больше, изменить производственный процесс, к примеру, с шести до двух месяцев, даже если мы будем работать в пять смен, невозможно.

До сих пор не приняты изменения в  государственный оборонный заказ на этот год. Также нет государственного оборонного заказа на 2015 год. В связи с этим мы опять создаем ситуацию, когда предприятия не имеют возможности заказывать комплектующие. А все комплектующие у нас импортные, их сроки поставки – минимум 90 дней. То есть, только для того, чтобы подготовиться к производственному процессу, необходимо около трех месяцев. А уже после этого идет запуск производства. В то же время, если я знаю, что у меня есть государственный оборонный заказ, в котором указано определенное количество продукции, и я понимаю условия финансирования, я, как директор предприятия, могу позволить себе рискнуть, заранее заказав комплектующие, и наращивать темпы производства. То есть, теоретически я могу производить необходимую продукцию быстрее и выдавать ее с той регулярностью, которая нужна. Но в той ситуации, которая сложилась сегодня, я себе этого позволить не могу. То есть, в этом плане необходимо менять подход, поскольку по-другому мы не сможем двигаться вперед.

В Минобороны также присутствует явный дефицит информации о частных компаниях, их возможностях, разработках и готовых изделиях. Такая ситуация возникает из-за того, что ГК «Укроборонпром» в силу того, что он отвечает за входящие в него предприятия, естественно информирует Минобороны в первую очередь о них, и лоббирует продвижение производимой ими продукции.

Кроме того, те договора, которые заключаются предприятиями с Министерством обороны, не предполагают партнерские отношения, отводя доминирующую роль военному ведомству. А все, кто выполняют их, несколько ущемлены в своих правах. В то же время изменение этих принципов открыло бы много возможностей. Например, следует разрешить предприятиям привлекать кредитные средства, которые они бы использовали для  производства и представления своей продукции. В этом случае Министерство обороны, которое заинтересовано в покупке новых разработок, могло бы компенсировать эти кредитные затраты – в частности, проценты по кредитам. Предприятия за свои деньги, или за кредитные средства, если не будет хватать, будут производить новую продукцию, которую сразу же испытают и будут представлять на рынке. Это также позволит уйти от дорогих опытно-конструкторских работ, которые финансируются годами, а на выходе не дают никакого результата.

Мы это видели не один раз на многих примерах. Да и сами так поступали – например, когда за собственные средства делали РЛС «Малахит». Мы провели  государственные испытания, и теперь успешно его поставляем на разные рынки. Точно также и с другими изделиями. При этом следует отметить, что у предприятия не всегда хватает на это оборотных средств. Вот для этого и существуют кредиты. Мне кажется, что государство само должно быть в этом заинтересовано, поскольку оно может получать готовую государственную продукцию без необходимости постоянного вливания в нее бюджетных денег. Но для этого должен быть диалог, чтобы предприятия понимали, что они не станут заложниками, и если они что-то потратили, то впоследствии эти затраты будут компенсированы. За рубежом это абсолютно нормальная практика.

Для того чтобы все вышеперечисленное работало, нужно - и я это подчеркиваю - делать как минимум двухлетний, а лучше трехлетний государственный оборонный заказ, как это делается во многих странах. Потому что, когда мы подписываем государственный оборонный заказ на 2014 г. в октябре этого же года и до сих пор его не имеем на 2015 г., то, простите, как мы его выполним?

В целом, если говорить о проблемах, которые существуют в наших отношениях с Министерством обороны, то они не всегда связаны с тем, что мы являемся представителями частного сектора. Зачастую это проблемы, которые касаются отношений Министерства обороны со всеми предприятиями оборонного сектора и которые необходимо решать в комплексе, а не только по отношению к частному или государственному сегменту.

Что касается именно частных компаний, то, по моему мнению, в сегодняшних условиях им необходимо уделять больше внимания. Ведь сегодня частные компании, которые занимаются производством военной продукции, не стоят на месте и постоянно двигаются вперед. Почему? Да потому, что у них нет такой бюрократии, которая характерна для государственного сектора. Они быстрее принимают решения. Они быстрее между собой договариваются. Они быстрее налаживают производственную кооперацию. Они проще и шире общаются на международном рынке. И если мы выходим на европейский рынок, то продукция, допустим, тех же частных компаний делается преимущественно по стандартам НАТО.

У государственных предприятий все эти процессы проходят намного сложнее. У них присутствует колоссальная вертикаль, которая подразумевает согласование всех покупок, даже мельчайших, и затягивание этих согласований на многие месяцы. Мы это ощущаем, к примеру, когда работаем с экспортерами и нам нужно согласовать с ними какие-то документы на поставку той продукции, которую мы не можем поставить сами. Это затягивается на месяцы. Иногда из-за этого даже пропадает интерес партнеров. В случае с ГОСами мы теряем уже не интерес партнеров, а темпы поставки того, что необходимо сейчас в рамках войны.

Поэтому я считаю, что все контакты с Министерством обороны должны быть прямыми. Ведь общение напрямую ускоряет производство, и удешевляет продукцию. Например, участие в процессе сотрудничества такого звена, как «Укроборонпром» для частных компаний, имеющих соответствующую лицензию, только усложняет и удорожает его. Мы работаем только напрямую. У нас нет  внутренних контрактов с концерном «Укроборонпром», хотя мы очень плотно сотрудничаем с различными предприятиями входящими в их состав. При этом «Укроборонпром» для нас важен в качестве своеобразного объединяющего звена, которое в курсе основных тенденций, знает направления развития оборонного сектора и т.п. Мы с удовольствием участвуем в их общих конференциях, выставках и других важных для нас мероприятиях. Поскольку я считаю, что все предприятия нашего оборонного сектора – и частные и государственные – должны между собой общаться, и не следует их искусственно разделять. Это только навредит нашему общему делу – работе по укреплению и защите государства.

 

Вера Кошевая, председатель правления АО «Холдинговая компания «Укрспецтехника»