Поиск по сайту:

Публикации экспертов

Все публикации
Комментарии
19 июня 2014 11:40

Вячеслав ЦЕЛУЙКО: ПОДВИЖНЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ БОЕВИКОВ НА ДОНБАССЕ

Роль подвижных формирований в структуре НВФ на Донбассе

В предыдущих статьях автор рассматривал структуру незаконных вооруженных формирований на Донбассе и выделял два их основных компонента: неплохо обученный и вооруженный подвижный «скелет», который в случае необходимости обрастает «мясом» из местных боевиков. Именно на основе формирований первого типа создаются подвижные формирования боевиков, которые служат для создания новых очагов боевых действий, усиления боевиков на уязвимых направлениях (например, в районе Лисичанск-Северодонецк), ведения диверсионно-террористической деятельности. По своей сути подвижные формирования боевиков на Донбассе представляют собой моторизованную легкую пехоту, усиленную небольшим количеством легкой бронетехники. Именно как легкие пехотинцы эти формирования преимущественно и ведут бой. В тоже время автобронетехника обеспечивает им маневр, и на ней мы остановимся подробнее.

 

Бронетехника боевиков

На данный момент основу бронетехники сепаратистов составляет легкобронированная техника, преимущественно колесная. Ее источником стала украинская армия и другие силовые структуры, причем часть техники была захвачена боевиками без вооружения. Более массовая колесная бронетехника представлена различными боевыми и вспомогательными машинами на базе семейства БТР-60/-70/-80 и БРДМ-2. Эти бронированные машины обладают неплохой проходимостью вне дорог, довольно мощным пулеметным вооружением (при наличии штатной башни со спаренными крупнокалиберным пулеметом КПВТ и пулеметом винтовочного калибра ПКТ), но довольно слабым бронированием, уязвимым не только к огню крупнокалиберных пулеметов, но и снайперских винтовок и пулеметов винтовочного калибра при использовании бронебойно-зажигательных пуль. Теоретически возможна экранировка бронетехники сепаратистов с целью повышения их уровня защиты, что активно применялось в вооруженных конфликтах последних десятилетий. Но крайне маловероятно, что за счет экранов, тем более не из броневой стали боевикам удастся существенно повысить уровень защиты без обвального падения подвижности и нагрузки на ходовую часть. Можно предположить, что бортовая броня даже экранированных БТР и БРДМ будет пробиваться 12,7-мм пулеметами, а лобовая 14,5-мм. Таким образом, колесная бронетехника сепаратистов уязвима к огню крупнокалиберных пулеметов и автоматических пушек отечественной бронетехники, боевых вертолетов и вооруженных зенитными пулеметными или артиллерийскими установками автомобилей ВСУ и других силовых структур.

Кроме военной техники, одним из источников бронетехники для боевиков стали инкассаторские банковские бронеавтомобили. В исходном варианте они зачастую не обеспечивают высокого уровня защиты в пределах 2-3-го класса, т.е. уверенно поражаются обычными пулями снайперских винтовок и единых пулеметов. В тоже время возможно локальное усиление их защиты боевиками как с применением броневых, так и обычных листовых сталей или иных эрзац-материалов, что может усилить их устойчивость как к пулеметному огню на средних дальностях, так и поражению легкими осколками минометных мин и НАР. В тоже время бронебойно-зажигательные пули Б-32 калибра 7,62-мм с высокой долей вероятности смогут пробить защиту даже экранированных инкассаторских бронеавтомобилей, а против огня крупнокалиберных пулеметов они совершенно беззащитны. Таким образом, инкассаторские бронеавтомобили играют у боевиков роль эрзац-бронетраспортеров.

Гусеничная бронетехника боевиков преимущественно представлена, захваченными у ВСУ БМД-1/2, БТР-Д и БМП. Если десантная бронетехника не имеет принципиального отличия в бронезащите по сравнению с колесными БТР и БРДМ, то лучше бронированные БМП требуют для их эффективного поражения огня автоматических пушек. Кроме того, за счет более мощного, чем у БТР и БРДМ, вооружения гусеничные боевые машины сепаратистов способны поражать более широкий спектр техники отечественных силовых структур. В тоже время, на данном этапе боевики не располагают существенным количеством гусеничной бронетехники, фактически она представлена несколькими единицами БМД/БТР-Д из состава 25-й овдбр в Славянске и БМП из 30-й омсбр в районе Лисичанск-Северодонецк. В обоих случаях, эта бронетехника служит для усиления обороны боевиков и фактически играет тактическую роль.

Кроме того, следует учесть, что при использовании гусеничной бронетехники в составе подвижных колонн сепаратистов они будут замедлять всю колонну из-за меньшей маршевой скорости по дорогам по сравнению с колесной автобронетехникой. Что наряду с малочисленностью гусеничной бронетехники у противника и важной ее роли в обороне ключевых позиций боевиков и приводит к тому, что в составе подвижных формирований сепаратистов более распространена колесная бронетехника. Основная роль последней: сопровождение автомобильных колонн боевиков с живой силой и материальными средствами и обеспечение им огневой поддержки.

 

Автомобильная техника

Автомобильная техника является для боевиков на Донбассе основным средством переброски живой силы и материальных средств, как между населенными пунктами, так и внутри них, если последнее возможно. Среди всего многообразия автомобильной техники НВФ можно выделить несколько групп:

1. Армейские полноприводные грузовые автомобили, захваченные у отечественных силовиков, частных лиц или переданные боевикам Российской Федерацией, отличаются значительной грузоподъемностью и вместимостью, неплохой проходимостью вне дорог, умеренной маршевой скоростью. Используются для перевозки личного состава и материальных средств. Их бортовые модификации являются наиболее универсальным транспортным средством для решения широкого спектра задач, а также как платформы для установки вооружения, в первую очередь зенитных пулеметных установок и автоматических зенитных пушек. Умеренная маршевая скорость находится на уровне колесной армейской бронетехники, так что смешанные колонны армейских грузовиков, БТР и БРДМ вполне органично сочетают данные типы техники. К недостаткам можно отнести значительные размеры, что делает их уязвимыми к обнаружению и обстрелу, значительная вместимость может привести к существенным потерям в живой силе и материальных средствах при поражении грузовиков боевиков, что имело место при отражении штурма Донецкого аэропорта отечественными силовиками. Кроме того, такие автомобили не столь многочисленны, как гражданские. Также нельзя не упомянуть о топливной «прожорливости» этих автомобилей, которая, однако, не столь критична при наличии неплохой дорожной сети и небольших протяженностях типовых маршей боевиков на Донбассе.

2. Гражданские грузовые автомобили и автобусы обладают неплохой маршевой скоростью, грузоподъемностью, пассажировместимостью, такие транспортные средства наиболее подходят для переброски живой силы и материальных средств по дорогам с твердым покрытием. В том числе, для скрытной переброски - особенно когда используются рейсовые автобусы или грузовики государственных или коммерческих структур, например как в случае с автомобилями АТБ в Лисичанске. Еще одним достоинством данных средств является их широкое распространение, что позволяет боевикам за счет реквизиций и грабежа восполнять потери или наращивать свой автопарк. В тоже время, невысокая проходимость ограничивает их применение вне дорог. Кроме того, к данным средствам также справедлив недостаток возможных крупных единомоментных потерь, как и в случае с поражением армейских грузовиков.

3. Легковые автомобили и микроавтобусы обладают высокой маршевой скоростью по дорогам, являются наиболее массовыми гражданскими автосредствами, что фактически делает их ресурс для боевиков неисчерпаемым. В тоже время, ограниченная вместимость, хоть и снижает риск крупных единомоментных потерь, - она накладывает ограничения на возможности данных автомобилей по переброске живой силы, материальных средств и установке на них вооружения. Кроме того, стоит отметить их ограниченную проходимость вне дорог. Таким образом, данный тип автотехники боевиков более подходит для действий разведывательно-диверсионных групп, эвакуации раненных, локального снабжения, разъездных машин.

4. Фактически ответвлением предыдущей группы являются полноприводные легковые автомобили (джипы и кроссоверы) и пикапы. Сочетая в себе достоинства предыдущей группы, они более приспособлены для езды по плохим дорогам и даже без оных, а пикапы подходят для установки довольно широкого спектра вооружения, вплоть до Зу-23 (хотя последняя для них все-таки слишком тяжела и обладает высокой отдачей). Таким образом, данные автомобили более приспособлены для разведывательно-диверсионных групп, а также в качестве платформ для легких боевых машин.

5. Мотоциклы и квадроциклы играют в первую очередь роль разведывательных средств, но могут быть использованы и для переброски живой силы, - так в составе Иранской армии данные транспортные средства используются в легких противотанковых и зенитных формированиях.

 

Средства и методы противодействия подвижным формированиям боевиков

После анализа самих подвижных формирований боевиков стоит сказать о средствах и методах противодействия им. Как легкая пехота боевики могут вести как бой с общевойсковыми формированиями, так и заниматься диверсионно-террористической деятельностью. В первом случае им требуется довольно значительная численность живой силы, вооружения и материальных средств. Во втором, боевики могут обходиться небольшими силами и средствами.

Соответственно, для ведения боя с украинской армией и Национальной гвардией подвижное формирование боевиков представляет собой колонну из армейских и гражданских грузовых автомобилей и автобусов под прикрытием бронетехники. Главная задача боевиков состоит в доставке своей живой силы из одного пункта в другой. Эта задача облегчается развитой дорожной сетью и наличием высоко урбанизированных территорий, где колонна боевиков может прикрываться постройками и жителями. Такая ситуация затрудняет оперативное реагирование и поражение колонн техники боевиков, особенно в южной половине Луганской области и на севере, центре и востоке Донецкой. При этом даже авиации может не хватить скорости реакции, не говоря уже о наземных силах АТО. Использование засад спецподразделений затруднено ограниченным числом подходящих для засады мест вне населенных пунктов и негативным отношением к нашим военным значительной части жителей городов и сел Донбасса. На применение авиации также накладывают ограничения средства ПВО боевиков и риск поражения жилых построек с сопутствующими жертвами среди мирных граждан. И, тем не менее, авиация может стать важным средством борьбы с подвижными формированиями боевиков в данных условиях при условии своевременного обнаружения колонны противника на марше, в районах погрузки/разгрузки и оперативного нанесения удара, для чего необходимо дежурство авиации в воздухе. Для минимизации потерь среди мирного населения стоит отдавать предпочтение высокоточным средствам поражения, в городе ПТУР с вертолетов, а за городом и ракетам «воздух-земля» с ударных самолетов, осколочные БЧ которых довольно эффективны против небронированной или слабо бронированной техники, что, например, продемонстрировала операция НАТО в Ливии 2011 г.

На менее урбанизированной местности (север Луганской области, запад и юг Донецкой, соседние с Донбассом районы Днепропетровской, Запорожской и Харьковской областей) перехват крупных колонн противника могут осуществлять и наземные формирования отечественных силовиков. Для этого, кроме условия своевременного оповещения они должны обладать подвижностью, не уступающей боевикам и превосходящей их огневой мощью. Так как боевики представляют собой легкую пехоту, то и их стрелковые огневые средства преимущественно имеют умеренную эффективную дальность и слабую бронепробиваемость, а основные противотанковые средства (РПГ) малую дальность. Число же бронетехники и вооруженных грузовиков крайне ограничено. Такая ситуация позволяет отечественным силовикам делать ставку на дистанционный бой, когда пехота боевиков не может эффективно сражаться, благо степная местность благоприятствует такой тактике украинских военных.

Таким образом, было бы разумно выделить ряд подразделений ВСУ и Национальной гвардии на колесной бронетехнике (для адекватной боевикам подвижности) для перехвата колонн боевиков за пределами высоко урбанизированной местности. В идеале такие формирования стоило бы вооружить БТР-3/-4 с их мощным комплексом вооружения, но из-за отсутствия таковых в достаточном количестве вполне возможно эффективное применение БТР-70/-80, БРДМ-2 и грузовых автомобилей с зенитными пушками. В качестве основы можно было бы брать мотострелковые или аэромобильные роты на БТР, разведывательные на БРДМ-2. Базируясь в степной зоне (где облегчена оборона подразделений от нападения пехоты противника) вблизи крупных городов Донбасса такие подвижные формирования могли бы эффективно перехватывать колонны боевиков и уничтожать их за счет превосходства в дистанционных средствах поражения. Фактически речь идет о творческом воспроизводстве южноафриканского опыта в Анголе и Намибии, где механизированные роты и батальоны на машинах семейства «Ратель» как раз эффективно перехватывали моторизованные формирования ангольцев и намибийских партизан на грузовиках при поддержке колесных БТР и БРДМ.

Еще одним фактором локализации боевиков и затруднения применения ими крупных подвижных формирований могло бы стать создание мощных сторожевых застав с блокпостами между городами в урбанизированных зонах Донбасса. Главные требования к таким заставам (кроме перехвата основных наземных коммуникаций): способность отразить штурм пехоты противника в течение продолжительного времени, слабая уязвимость к обстрелам противника, способность к ведению автономных действий. Для этого данные заставы должны быть расположены на удобной для обороны местности, относительно удаленной от обширных застроенных районов и «зеленки». Располагать их стоит довольно многочисленным гарнизоном (минимум рота) с бронетехникой (вплоть до танков) и артиллерией; плюс качественно оборудовать свои позиции в фортификационном плане; располагать значительными запасами материальных средств; быть в состоянии воздействовать на колонну, пытающуюся объехать заставу вблизи от нее, в том числе, и за счет наличия на заставе подвижного формирования на колесной бронетехнике для перехвата. Наличие столь обширных требований, безусловно, сокращает потенциальное число таких застав. В тоже время, даже несколько таких застав способны ограничить боевикам маневр силами даже в урбанизированной зоне.

Что касается противодействию диверсионным группам боевиков на джипах и легковых автомобилях, то основная нагрузка тут должна лежать на качественном несении службы военнослужащих небольших блокпостов, ограничивающих для боевиков использование дорог, а также на наземные патрули. Последние могут быть относительно малочисленны, но их должно быть много. В качестве основного транспортного средства патруля стоит иметь джипы с пулеметным вооружением (преимущественно 7,62-мм вполне достаточного для поражения небронированных или крайне легко бронированных целей) и несколько единиц колесной бронетехники, например БРДМ-2. Последние хоть и уступают джипам в маршевой скорости, особенно по дорогам, но могут подтягиваться на усиление джипов в ходе боя, служа весомым аргументом в бою с легковооруженным противником. Стоит отметить, что такие патрули стоит формировать не столько в составе армии, сколько из других силовых структур. Вдоль государственной границы из пограничников, а в глубине национальной территории из сотрудников МВД и бойцов добровольческих формирований. Тактика смешанных патрулей из джипов и колесной бронетехники неоднократно доказала свою эффективность в современных вооруженных конфликтах.

Подводя итог, стоит еще раз отметить, что АТО - это комплексное мероприятие, и в данной статье мы рассмотрели лишь один из его аспектов. Противодействие подвижным формированиям боевиков является важным элементом их локализации в пределах Донбасса и дальнейшей локализации в определенных районах и населенных пунктах. Кроме того, удачные перехваты или авиаудары по колоннам боевиков способны как нанести им существенные людские и материальные потери, так и подорвать боевой дух.

 

Вячеслав ЦЕЛУЙКО, кандидат политических наук,

доцент кафедры политологии ХНУ им. В.Н. Каразина,

специалист по негосударственным вооруженным формированиям