Комментарии
02 мая 2017 12:28

Антон МИХНЕНКО: «ПОДРЫВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КРЕМЛЯ: ОТ ПРОПАГАНДЫ К РЕЙДЕРСТВУ»

Сегодня ни для кого не секрет, что РФ, используя широкий арсенал военных, политических, экономических, информационных и прочих инструментов ведет против Украины гибридную войну. С целью недопущения ухода природного соседа с орбиты своих интересов, нынешняя кремлевская власть не гнушается ничем, целенаправленно проводя агрессивную деятельность, как в Украине, так и за ее пределами.

Конечно, апологеты русского мира, будут каждый раз на подобные выпады в адрес РФ твердить одно и то же - «мы ничего подобного не делаем», «вы все врете» или в лучшем случае скажут - «нас вынуждают обстоятельства и зловещий Запад, стремящийся заполучить наши ресурсы».

Однако, судите сами, как назвать активные действия российских СМИ, широко применяющие при освещении событий в Украине и за рубежом такие инструменты пропаганды, как «откровенная ложь», «перенос акцентов», «перекручивание фактов», «вырывание слов из контекста», «умышленные неточности перевода» и прочее? Как назвать фактическую военную оккупацию РФ отдельных районов Луганской и Донецкой областей и поставку туда тысячи тон боеприпасов, сотни танков, бронетранспортеров и автомобильной техники; осуществление подготовки личного состава, как из местного населения, так и пришедшего с России и других стран мира для ведения боевых действий против Украины? Как оценивать скрытое финансирование Россией украинских и ряда европейских политических партий, которые пытаются, занимая позицию «не упоминания негативного влияния РФ всуе», проводить акции по компрометации украинского правительства, к которому и так не без основания есть множество вопросов? Ну и, как назвать поведение РФ на международной арене, где Кремль пытается всеми силами внушить миру, что Украина «несостоявшаяся страна»?

Всему этому есть один юридический термин - подрывная деятельность. Для большего понимания стоит напомнить оппонентам, что под этим коротким словосочетанием понимается - «действия, направленные на незаконное изменение установленного общественного порядка, государственного устройства и/или существующих структур власти и общества». Подрывная деятельность может выполняться с использованием различных методов, таких как: пропаганда, провокации, финансовые махинации, насилие, подстрекательство к мятежу и т.п. Не находите ничего общего?

К подрывной деятельности, как согласно украинскому, так и российскому законодательству относят: организацию межконфессиональных, межэтнических и других конфликтов, разжигание сепаратистских настроений среди населения отдельных регионов, финансирование, оснащение или другое обеспечение незаконных вооруженных формирований, организация информационной экспансии, попытка изменения территории страны (организация не предусмотренных Конституцией референдумов), снижение обороноспособности, изобретение специальных вирусов и внесения их в компьютерные системы с целью затруднения их работы, принятие мер по усилению экономической зависимости от других государств и многое др.

Практически для каждой из наведенных выше характеристик подрывной деятельности можно с уверенностью найти конкретные примеры, имевшие место в Украине и которые были искусственно созданы Кремлем. Чего только стоит, к примеру:

- доминирование в информационном пространстве Украины до 2014 г. российских СМИ;

- целенаправленный развал обороноспособности Украины, когда в свое время множество военных программ попросту не выполнялись, уровень боеспособности армии не поддерживался, а на руководящие должности в оборонном ведомстве назначались «агенты Кремля»;

- кибератаки на энергетические объекты инфраструктуры Украины в Прикарпатье, а также Киевской и Черновицкой областей;

- различные провокации в отношении украинских и польских исторических памятников культуры в Украине и за ее пределами, направленные на разжигание межнационального конфликта;

- фабрикация всевозможных фактов о якобы диверсионной деятельности Украины в Крыму с целью формирования негативного мнения об украинцах в целом;

- беспрецедентное для Украины, количество диверсий со стороны РФ на объекты украинской критической и военной инфраструктуры, где приграничная Харьковщина стала бесспорным лидером, после оккупированных отдельных районов Луганской и Донецкой областей.

Кстати, на диверсиях стоит остановиться подробнее. Согласно принятым нормативно-правовым актам Украины в стране идет «антитеррористическая операция», а значит то, что по факту и по сути является диверсией, при внимательном правовом рассмотрении, имеет совсем иной смысл. Ведь согласно международному праву «совершать диверсионные акты могут только комбатанты, то есть специально обученные и оснащенные подразделения регулярных вооруженных сил - военнослужащие диверсионно-десантных отрядов, участники движений сопротивления. Лица, не имеющие статуса комбатантов, не имеют право на законное осуществление диверсионных актов. Кроме того, согласно международным соглашениям и законам ведения войны, диверсионные мероприятия допускаются только в военное время в отношении объектов армии, флота, военно-промышленного комплекса, средств связи и транспортных коммуникаций государства-противника. Нарушение этих правил расценивается как терроризм и влечет уголовную ответственность за военные преступления, как членов таких групп, так и политических лидеров, отдавших преступный приказ. При этом в ходе выполнения боевой задачи личный состав диверсионно-разведывательных подразделений обязан носить военную форму или видимые отличительные знаки своей страны. Сбор разведданных или осуществление диверсионных мероприятий в форме чужого государства или в гражданской форме одежды расценивается как шпионаж или терроризм и в случае захвата в плен лишает членов ДРГ статуса военнопленного и влечёт за собой уголовную ответственность.

То есть, в действительности Кремль, не признавая своего участия в войне на территории Украины, отправляя сюда своих военных без знаков различия и проводя акты, направленные на проведение различного рода диверсий, по факту, занимается терроризмом.

Следует отметить, что к агрессивным действиям в адрес Украины со стороны Кремля последнее время прибавилось еще одно - рейдерство - недружественное поглощение предприятия против воли его собственников. Россия, пользуясь своим доминированием на оккупированных территориях Донбасса, часть захваченных предприятий вывезла на свою территорию, некоторые дала возможность разобрать на металлолом, а оставшиеся - работающие и дающие прибыль предприятия - в начале 2017 г. под видом «национализации» через свои пророссийские силы «отжала» в свою пользу. Как отреагировал после крайних событий заместитель главы Администрации президента Украины Константин Елисеев: «Речь идет, действительно, о захвате. Я бы даже сказал - рейдерстве с российской стороны, российских боевиков». Немного схожая ситуация, за некоторым исключением, произошла и в Крыму (без вывоза и разрушений). Тем не менее, в обоих случаях, за осуществление подобных действий предусмотрена уголовная ответственность, опять-таки, как согласно украинского, так и российского, и международного законодательства.

Безусловно, Кремль прекрасно понимает, что он делает, и сколько всего он нарушает, ведя войну против Украины. Именно поэтому он твердит «нас там нет» и, что «на Украине идет гражданская война и РФ здесь не причем». Так будет продолжаться и в дальнейшем, про что свидетельствует история, например, советско-финской войны 1939 г., да и многих других конфликтов уже современной России.

В такой ситуации главное - не переубеждать. Это не достигнет необходимого результата. Главное постоянно указывать миру на ложь и подрывные действия Кремля, формировать в Украине действующий инструментарий противодействия всем возможным акциям - начиная от контрпропаганды и заканчивая успешным сопротивлением военной агрессии. Банальная констатация и лишний раз подтверждение всего выше указанного ничего не решает. Реагировать на российские действия необходимо заблаговременно и формировать стойкое ко всему подобному украинское общество. А это достигается не только путем укрепления безопасности, но путем успешного проведения реформ во всех сферах государственного управления.

Антон МИХНЕНКО,

главный редактор журнала UDR