Деятельность ЦИАКР
14 марта 2014 18:43

МЫ УЖЕ ВСЕ В СОСТОЯНИИ ВОЙНЫ… ЦИАКР провел конференцию на тему «В шаге от войны: о неотложных мерах для спасения Украины»

В пятницу 14 марта в "Укринформе" Центр исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР) и информационно-консалтинговая компания Defense Express провели совместную пресс-конференцию на тему «В шаге от войны: о неотложных мерах для спасения Украины».

Состоянием на пятницу, 14 марта 2014 года, эксперты ЦИАКР оценивают угрозу военной агрессии со стороны России как 50 к 50. Хотя еще 13 марта угроза начала наступления с севера и востока оценивалась как 80 к 20. Уменьшение угрозы связано с результатами коллективного давления на президента РФ Владимира Путина со стороны западного мира, включая экономические санкции. Во вторую очередь сыграла роль подготовки вооруженного сопротивления в Украине. Наконец, третьим фактором оказались первые эпизоды противодействия политике Кремля со стороны самих россиян.

Независимо от развязки нынешней истории, стоит запомнить: у северо-восточной границы Украины сосредоточено порядка 220 тысяч военнослужащих РФ, около 1800 танков и 400 вертолетов. Все подготовлено к масштабному вторжению и оккупации страны. Российский президент Владимир Путин практически открыто произнес то, что последнее десятилетие крутилось у него на языке: Кремль не считает Украину независимым суверенным государством.

Из-за недооценки состояния одного человека мир вплотную приблизился к третьей мировой войне. Зря наивные, псевдо прозорливые люди полагают, будто им удастся просто понаблюдать за происходящим. Это не Косово, не Ирак, и даже не Афганистан! Да и Путин похож скорее не на Саддама Хуссейна в начале 2003 года, а на Гитлера в марте 1939 года. Есть все основания полагать, что человек, отвернувшийся от всего мира (вспомните кошку, которую он намалевал ошалевшим детям на 1 сентября), не удовлетворится только заглатыванием Украины. И не только потому, что Путин – личность с явно проявившимися параноидальными тенденциями. Ярый приверженец Сталина, активно внедряющий его архитипическую тенденцию под названием «Героический миф», он сегодня олицетворяет цивилизационную конфронтацию между славянским полицейским авторитаризмом и западными демократическими ценностями.

Холодный западный фронт и внутреннее сопротивление   

Любители бесчисленных боевиков, в которых решительные голливудские актеры спасают планету, недоумевают: как скоро реальность догнала фантазию.

Мир вслед за Украиной стал медленно просыпаться. Казалось бы, Европа на этой неделе всерьез задумалась о собственной безопасности. Генсек НАТО косвенно признал крушение некогда незыблемой системы безопасной Европы. Американское ЦРУ, наконец-то,  признало подготовку к масштабной агрессии РФ. Говорят, президент США Барак Обама серьезно озаботился неминуемым падением своего рейтинга. Если бы полная оккупация Украины состоялась, американский лидер больше не воспринимался бы президентом единственной супердержавы. Это факт.

Но можно ли остановить и осадить Путина? В отношении агрессии Путин окончательного решения еще не принял – тому есть много подтверждающих признаков. Есть мнения, что Путин сильно заколебался. Сначала, когда неожиданно столкнулся с уникальным явлением – реально действующей «военной бездеятельностью» в Крыму. Выдержка и стойкость украинских солдат и офицеров не позволила высечь искру для братоубийственной войны, несмотря на изощренные провокации. Похоже, что и лихие парни без знаков различия не слишком старались – не могли не понимать, что посланы на смерть. С одной целью – своей гибелью обеспечить начало масштабной оккупации. Вторым угрожающим аргументом для Путина стала консолидированное осуждение всем западным сообществом. Даже в традиционно лояльных к нему Германии и Франции прозвучали весьма жесткие оценки происходящего. Впрочем, возможности Запада обнулятся, если не будет реализована триединая задача: повсеместное в западных государствах введение жестких экономических санкций не только против Путина и его придворной камарильи, но и в отношении предприятий РФ; полная политическая изоляция Кремля до освобождения территории Украины; признание западным миром неадекватности личности самого Путина.

Да, Путин заколебался. Но решение еще не отменял. Как и прежде, имеются три фактора его остановки: во-первых, реальная готовность западных стран максимально включиться в разрешения конфликта; во-вторых, демонстрация мужества ВСУ и конкретный военный ответ агрессору; и, в-третьих, активизация  информационной войны – против Путина, в союзничестве с народом РФ. Все три фактора в течение последних десяти судьбоносных дней развивались, хотя и не так активно, как хотелось бы.

Из западного мира ныне только США можно рассматривать в качестве потенциального участника военного конфликта, ибо НАТО как военно-политический блок от данной проблемы практически устранился. Во многих европейских столицах до сих пор не могут переварить происходящего; Франция не прервала проекта подготовки для РФ вертолетоносца «Мистраль», а НАТО не прекратил сотрудничества по ряду проектов. Правда, на этом фоне ЕС выступил за однозначные санкции и финансовую помощь Киеву. Но, кажется, не все в Европе понимают, что возникла реальная угроза перекраивания геостратегической карты региона. И что чем дольше будет продолжаться водевильная игра в угрозы, тем меньше реального политического веса у Европы останется. США традиционно действуют быстрее и решительнее, хотя также не слишком торопится с преобразованием словесных угроз в конкретные действия. Нижняя палата американского конгресса уже проголосовала за введение санкций в отношении российских государственных чиновников. Между тем, угроза глобальной войны почти достигла времен Карибского кризиса.

Что касается украинского военного потенциала, то его раскрытие и наращивание осуществляется, как в замедленном кино. Берясь за написание материала, автор принял для себя нелегкое решение воздержаться от критики военно-политического руководства (ВПР) Украины – не тот момент. Однако есть вещи, о которых не говорить невозможно. Еще в первые дни марта эксперты ЦИАКР вместе с другими аналитиками призвали ВПР – немедленно обозначить момент ввода в войну ВСУ и поставить под ружье всех, кто, имея опыт службы, пришел в военкоматы. Также немедленно выступить к обращением к народу Украины и.о. президенту, и.о. премьеру и и.о. министру обороны. Отсутствие этих элементарных вещей подрывает веру народа в готовность ВПР противостоять вооруженной агрессии. Дело дошло до открытых обращений командиров соединений в Крыму определить по-военному: «Когда и при каких условиях вступать в бой?» (как-то выступление полковника Юрия Мамчура). Об остальных белых пятнах обороны пока сознательное молчание – чтобы не смущать тех, кто приготовился с оружием в руках встретить оккупантов. Потому что на фоне замедленных съемок действий тех, кто взял на себя ответственность за организацию подготовки к войне поразительную и неожиданно действенную мощь демонстрирует украинское общество. В считанные дни появились очаги настоящей гражданской обороны. Действующей на информационном уровне, создающей устойчивый морально-боевой дух. Вселяющей надежду в заблокированных в крымских военных частях. Порождающей одержимость достойно встретить врага у тех, кто становится у восточной границы. Есть мнение, что воинственное гражданское общество может оформиться в сердцевину противостояния путинской группировке.

 

Информационный фронт

Отдельный разговор об информационном фронте – как представляется, основном.  Его генералы должны охватить несколько участков.

Первый связан с исполнением внутренней функции – оперативного реагирования на изменение обстановки, принятия эффективных решений, работы с личным составом по поддержанию и развитию морально-боевого духа армии, населения. Необходимо в считанные дни каленым железом выжечь остатки пацифистских настроений у военных – к нам в дом пробрался враг, заколдованный одной, инфицированной безумием, личностью. И если смыть чары сможет только кровь – пусть это будет кровь! В стране насчитываются десятки военных специалистов, генералов и адмиралов, старших офицеров с колоссальным опытом и готовностью помочь в тяжелую минуту. Следовало бы в срочном порядке создать совещательный орган при Минобороны, который бы инициировал предложения для руководства военного ведомства по всем направлениям борьбы.

Второй участок – активизация работы с населением соседней России. Не все ослеплены путинской пропагандой. Несмотря на то, что кремлевский оборотень с 2008 года поступательно готовил российский народ – сначала к воспитанию враждебности к украинцам, а затем – и к прямой поддержке оккупации (согласно официальной российской риторике – наведению порядка). С 2009 года была подготовлена платформа для оккупации (ваш покорный слуга вместе с академиком Владимиром Горбулиным писал об этом – «ЗН», №34, 11 сентября 2009 года). К 2014 году путинский режим достиг почти повсеместной поддержки боевых действий против Украины среди населения – обыватель одурманен повсеместной пропагандой и непрестанным внедрением дезинформации. Тлетворные идеи втискиваются в массовое сознание путем ограждения от альтернативных каналов информации, при поддержке так называемых «лидеров мнений». До вчерашнего дня Кремлю хватало десятка полоумных охлобыстиных и недалеких безруковых, а также механизмов полицейского государства по укрощению СМИ, научных и академических структур, социологических служб. Умные люди предпочитали ради собственной безопасности не связываться с непредсказуемой государственной машиной, бескомпромиссно обслуживающей диктатора с горсткой вассалов. Но предчувствие крови породило сомнения еще даже до того, как украинцы стали через социальные сети призывать думающих людей предпринять что-то для остановки одержимого лидера. К чести многих известных людей в России, они высказались против оккупации. А к началу марта в военных частях РФ стали появляться признаки «внутренней работы» - пусть древним, листовочным методом. В руках у солдат появились отпечатанные призывы «не выполнять преступные приказы, отказаться от отправки на Украину» и «создать комитет по борьбе за свои права». Это хороший знак! Но битву за умы в России надо развивать, опровергая дезу, показывая и рассказывая, что на самом деле готовит Путин. Надо найти жен и матерей тех военнослужащих РФ, которые сегодня уже действуют на территории Украины. И тех, которых Путин готов бросить на оккупацию. Объяснить, что будет поздно, когда пойдут гробы с людьми, отправленными на бойню. А еще разъяснять, родным и знакомым в РФ, что война нужна лично Путину – амбициозному параноику, подталкивающего два народа к краю бездны.

Еще один информационный фронт – по работе с западным сообществом. Там многие явно недопонимают ситуацию. Например, актуальный вопрос: готов ли Путин воевать со всем миром? Когда мы видим переброшенные в Крым новые береговые противокорабельные ракетные комплексы «Бастион» со сверхзвуковыми унифицированными крылатыми ракетами «Оникс»/«Яхонт», хочется воскликнуть: «Да». Но не стоит торопиться с ответом. Давайте заглянем  в глубинную мотивацию этого человека. Отягощенный многими детскими комплексами, он жаждет компенсации юношеских поражений. Мирового признания в качестве выдающегося лидера, возвратившего России величие империи. Да, в основе персональной мотивации лежит жажда мести за проигранный украинский Майдан. Но к фронтальному конфликту Путин с его чекистским стилем мышления готов только с ослабленным, годами изнуренным противником – таким он видит Украину. И даже тут он производит многочисленные замысловатые зигзаги. Развертывает показательный, величественный спектакль, за которым угадываются колебания, сомнения и слабость.

В таком случае, чего по-настоящему боится Путин? Фанатик особого покроя, он жаждет мирового признания. Тут можно вспомнить, что когда в начале сороковых по заказу Уильяма Донована, шефа американской внешней разведки, психоаналитическая лаборатория известного аналитика Вальтера Лангера сделала доклад об особенностях личности Адольфа Гитлера, США тотчас пересмотрели отношение к ситуации и приступили к подготовке второго фронта. Почему бы сегодня не призвать статусное международное психоаналитическое сообщество честно и бескомпромиссно оценить личность Путина. Объявить об оценках всему миру. Потенциальный организатор убийств должен быть не претендентом на Нобелевскую премию, а претендентом на роль обвиняемого в международном суде. Россия должна узнать, что ей самой угрожает опасность от собственного лидера. Вопрос кровавой войны в Украине – на личной ответственности Путина. Путин боится стать международным изгоем – это может его остановить!

 

Короткие тезисы для армии

Давайте честно признаем: никто из потенциальных союзников Украины не вступит в войну, пока сама Украина не сделает этого. Сегодня от самой Украины зависит, будет война или нет. То есть, будет оказано сопротивление или нет. Путин до четверга не верил, что сопротивление состоится. Он рассчитывал, что все произойдет, как в Чехословакии в 1938 - 1939 годах. Что спектакль на границе позволит ему распоряжаться Украиной. При парализованной обаянием танком Европе и колеблющимися США.

Но есть мнения, что Путин, жаждущий коленопреклоненной Украины и пристраивания на местной олимпийской горке преданного ему вассала, никогда не решится на массированные бомбоштурмовые или ракетные удары. Неминуемые жертвы среди мирного населения, особенно, в восточных областях. Путин одержим, но он не сумасшедший. Потому его война – это только лишь спокойное шествие танков и легких боевых машин. Бескровная наземная штурмовая операция, скорее, психическая, чем чисто военная. Если сделать в нескольких населенных пунктах по «маленькому Грозному», то российская армия получит шок. Кстати, в 1994 году в Грозном российские танковые дивизии жгли обычными переносными гранатометами РПГ-7 советского производства.

Хотя вероятность встречи с танковыми батальонами Владимира Владимировича в восточных областях Украины можно оценить 50 к 50-ти, необходимо в максимально сжатые сроки сосредоточить все людские и технические ресурсы. К сожалению, только к 12-му марта украинская власть разродилась на план мобилизации. Но все равно, еще есть время пополнять ряды армии за счет бывших офицеров, сержантов и солдат, имеющих армейский опыт, в том числе, прошедших миротворческие миссии, работу в международных коалиционных силах, штабах. Гражданское общество сегодня, как никогда, цельно и едино. Кстати, к вопросу аккумулирования сил и средств относится и оперативный отзыв всех национальных контингентов из международных миссий. А также отзыв из ЗАО «Украинские вертолеты» 16-и вертолётов Ми-8МТ. Проведение немедленных переговоров о ВТС о военной и военно-технической помощи с США, Великобританией, ФРГ и Францией. В считанные дни можно достроить активную эшелонированную оборону всех видов. Главное, чтобы люди, взявшие на себя ответственность, решительно отдали боевые приказы. Выполнить их есть кому!

И еще одно. Возможно, если война не начнется, не стоит думать, что мы перестараемся. Да, поговаривают, будто президент РФ после закрытой встречи в Кремле с повесткой дня об экономических последствиях введения санкций со стороны США и ЕС еще больше заколебался. Оглашено, что предприятия РФ закредитованы в иностранных банках на 700 млрд. долл., а замораживание кредитов и инвестпроектов окажется болезненнее, чем предполагалось. На фондовых биржах уже зафиксированы падение индексов и обвальные потери ряда крупнейших производственных монстров России. Аналитики полагают, что в схеме давления на Путина внезапный арест Дмитрия Фирташа также является очень ярким предупреждением. Если так, то, возможно, это как раз тот случай, когда экономика и мировое общественное мнение стали более веским аргументом, чем ракеты и самолеты. Но, полагаю, не только экономика стопорит Путина. Массовое сопротивление и опасность превратиться в мирового изгоя – вот фундаментальные раздражители кремлевского агрессора.

Но война не закончена. И не будет закончена остановкой военной машины Путина. Мир уже основательно изменился – для этого было достаточно демонстрации реальных аппетитов и намерений. Теперь война уже в головах украинцев, в нашем сознании. Прежних отношений Украины с Россией уже не будет. Если нация окрепла до того, чтобы стать под ружье, то наверняка сумеет и построить пресловутые ракеты, и избавиться от навязчивой опеки путиных.

Но даже, если Путин зачехлит пушки, вопрос Крыма никто с повестки дня не снимал. Впрочем, ничто не мешает Путину сохранить лицо. Например, не подыгрывать незаконному референдуму, согласившись с выбором жителей полуострова жить в Украине.

Валентин БАДРАК,

директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения