Деятельность ЦИАКР
18 февраля 2014 17:05

ОРУЖЕЙНЫЙ ГОД 2013: «ОБОРОНКА» РАЗВИВАЕТСЯ ЗА СЧЕТЭКСПОРТА - ЦИАКР

Эксперты ЦИАКР подвели итоги ВТС в 2103 года – традиционно опираясь на данные открытых источников и собственные базы данных.

В жизни украинской оборонной промышленности 2013-й год характеризуется рядом противоречивых тенденций. Многие оборонные тренды обнадеживают наблюдателей. Хотя немало осталось и явлений, которые явно тормозят развитие оборонной промышленности. И все-таки, общая картина года внушает оптимизм и выглядит достаточно привлекательно.

Общие тенденции года

Первая. Ядро оборонной промышленности существует и действует. К 2013 году окончательно оформилось ядро отечественной оборонной промышленности. Не в последнюю очередь, за счет «набора высоты» госконцерна «Укроборонпром», сумевшего оптимизировать ряд производств, сбалансировать движение финансовых цепочек, внедрить на ряде своих предприятиях системы управления качеством. Важно, что ядро оборонной промышленности включает и ряд частных предприятий, закрепившихся на поприще создания и производства продукции военного двойного назначения (ПВДН). Это хороший знак, потому что негосударственные предприятия традиционно демонстрируют большую гибкость в работе и оперативность в принятии решений. А такие предприятия-гиганты как «Мотор Сич» и «АвтоКрАЗ» подтвердили свои претензии на мировое лидерство. Особенно это актуально, когда речь идет о развитии новых оборонных технологий. Кроме того, неплохую динамику роста продемонстрировали и предприятия, не входящие в «Укроборонпром». В частности, все больше стабильности демонстрируют самолетостроительные и ракетно-космические предприятия.

Вторая. Падение внутреннего рынка остается главной проблемой оборонной промышленности. Несмотря на двусмысленность списания долгов значительной части оборонных предприятий (всего долгов было списано около 1 млрд. грн), этот шаг позволил остановить стагнацию ряда профильных заводов. Вместе с тем, государственная власть почти не использует общепринятую в мире практику развития национальной оборонной промышленности путем размещения государственного оборонного заказа (ГОЗ). ГОЗ в Украине традиционно остается на крайне низком уровне, не позволяя развивать армию, не давая возможности оборонной промышленности реализовывать перспективные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), закупать новые вооружений и военной техники (ВВТ) в достаточном объеме.

Так, и без того низкий уровень ГОЗ в 2012 году (порядка 128 млн долл.) в  2013 году уменьшился на 12% (до 114,8 млн долл.). А в 2014 году ГОЗ составит недопустимо малую цифру - около 57 млн долл. Естественно, что такие ассигнования на перевооружение не позволяют говорить о таком процессе всерьез. И не позволяют оборонной промышленности надеяться на развитие за счет государства. Согласно данным директора департамента разработок и закупки вооружения и военной техники Министерства обороны Андрея Артюшенко, в феврале 2013 года предприятия украинского оборонно-промышленного комплекса были загружены лишь на 3-4%.

Как следствие низкого ГОЗ, крупнейшей проблемой оборонной промышленности остается качество продукции военного и двойного назначения. Анализ событий в ОПК и, в частности, 2013-го, как одного из самых проблемных по качеству ПВДН, свидетельствует: проблема вызвана и поддерживает вследствие действия нескольких взаимосвязанных аспектов. Во-первых, низкого уровня ГОЗ, который не позволяет планировать работу предприятия на долгосрочную перспективу и поступательно менять изношенные основные фонды. Во-вторых, из-за отсутствия адекватно подготовленных кадров военной приемки, работа которой ныне сводится к контролю документации и сметы расходов. И, в третьих, низкий уровень взаимодействия с военным ведомством при постановке новых образцов ВВТ на вооружение и оценке их возможностей при эксплуатации (реально закупаются лишь единицы новых ВВТ).

Бюджетное финансирование не позволяет руководству ВСУ системно заниматься перевооружением. Оттого среди главных потерь года ЦИАКР называет отказ военного ведомства финансировать разработку МФРК «Сапсан» и низкое качество произведенных на экспорт БТР-4.

В целом, проблемы обновления основных производственных фондов, реализацию НИОКР и выведение на рынок новых ВВТ оборонная промышленность может лишь за счет экспортных заказов. Для примера, согласно информации гендиректора харьковского «Завода имени Малышева» Вадима Федосова, более 11 тыс. из 16 тыс. станков главного танкостроительного предприятия морально и физически изношена, и не может быть использована в производстве. Впрочем, реструктуризация многих украинских производителей ВВТ, и в том числе, бронетехники, требует изменения законодательного поля.

Правда, успешные частные компании пытаются решить такие задачи самостоятельно. То же ПАО «Мотор Сич» в 2013 году объявило о том, что в рамках реализации долгосрочной программы технического перевооружения производства инвестирует на эти цели в текущем году составят более 80 млн долл. При этом портфель заказов компании на 2013 год оценивался в более 900 млн долл.

Третья. Несмотря на фактическое падение внутреннего рынка, ядро оборонной промышленности вполне успешно развивалось – за счет оружейного экспорта.

Можно констатировать, что закрепилась на мировом рынке отечественная бронетанкостроительная отрасль – несмотря на возникшие проблемы при выполнении контракта с Ираком. Вышла из пике кораблестроительная отрасль. Существенно набрала обороты сфера создания высокоточных средств поражения. Сохранили и развили лидерство направления авиационного и кораблестроительного двигателестроения. Гораздо увереннее чувствуют себя самолетостроение и ракетно-космическая отрасли – диверсификация сотрудничества уже позволяет говорить об отсутствии критической зависимости.

Среди прочего, Украине удалось заметно расширить географию военно-технического сотрудничества. Отметим только знаковые проекты, которые отражают уровень отечественных технологий и новые направления ВТС.

Так, появились успехи в Европе и на обоих Американских континентах: высокоточные средства поражения (ВСП) Государственным конструкторским бюро «Луч» разрабатываются и поставляются в Бельгию, совместные разработки ВСП «Луч» осуществляет и с Польшей, днепропетровцы поставляют маршевый двигатель четвертой ступени для европейской ракеты-носителя Vega, а американцам помогли спроектировать новую ракету-носитель Antares. Кроме того, новые системы поражения бронированных целей высокоточными боеприпасами (ГККБ «Луч»), экспортировались и в Израиль. Беспрецедентным можно назвать покупку Польшей летом 2013 года лицензию на производство легких бронированных машин «Дозор-Б», разработки харьковского ХКБМ. Не менее любопытно, что Украина выиграла тендер у российского производителя на ремонт комплексов ПВО С-300 в интересах Казахстана – производственно-ремонтная база создана дочерним предприятием «Укрспецэкспорта» - «Укроборонсервисом». Кроме того, «Укрспецэскпорт» летом 2013 года подписал контракт на ремонт и модернизацию истребителей МиГ-21 ВВС и ПВО Хорватии, который был успешно выполнен – свидетельство способности украинских предприятий уверенно себя чувствовать на европейских рынках.

Хотя основные потребители продукции военного и специального назначения украинского производства все те же: страны Азии, куда поставляется почти половина (более 45 %) всего экспорта. Почти 25 % оружейного оборота приходится на государства СНГ. Около 20 % - на страны Африки, до 6% выросли поставки в Европу с традиционных 2% и, наконец, порядка 4% приходится на регион Америки.

Четвертая. Оборонная промышленность существенно расширила номенклатуру новых ВВТ. Эффективное использование оборотных средств, умелое взаимодействие с иностранными заказчиками позволило продемонстрировать позитивные изменения по расширению номенклатуры производимых ВВТ. Основу разработок ведут предприятия «Укроборонпрома». В госконцерне подтверждают, что на 50% увеличили количество разработок: с 12 образцов ВВТ в 2012 году до 18 образцов в 2013 году. При этом в 4 раза увеличилось количество новых образцов, поставленных в серийное производство.

Среди разработок, завершенных в 2013 году, стоит отметить 90- и 105 мм выстрелы с управляемой ракетой Falarick и легкий ПТРК «Корсар»  (ГККБ «Луч»), модернизацию УБС Л-39 до версии Л-39М (Одесский авиаремонтный завод), модернизацию самолетов Су-25 и Су-27 (ЗГАРЗ «МиГремонт»), создание навигационной аппаратуры (ГП «Оризон-Навигация») и комплексов оптико-электронного-противодействия, управления стрельбой корабельной артиллерией (ГП «НИИ «Квант»). А в серийное производство в 2013 году были запущены БМ «Оплот» и танковый двигатель 6 ТД-2Е (ГП «ЗиМ»), 152-мм управляемый артиллерийский снаряд «Квитнык» (ГП НПК «Прогресс»), 90- и 105 мм выстрелы с управляемой ракетой Falarick и легкий ПТРК «Корсар»  (ГККБ «Луч»), десантный корабль на воздушной подушке «Бизон» (ОАО «ФСК «Море»), скоростной катер «Конан 750 БР» (ГП «Стеклопластик»), модернизированный самолет Су-25М1 (ЗГАРЗ «МиГремонт»). Список более чем внушительный. Если принять во внимание отсутствие финансовых вливаний.

«Россия при гособоронзаказе в десятки миллиардов рублей обеспечила 10-процентный рост производства ВПК, - заметил один из менеджеров «Укроборонпрома», - а Украина при практически нулевых ассигнованиях ожидает рост производства оборонной промышленности в 22%». Конечно, аналитики не станут сравнивать заведомо несопоставимые задачи двух государств. Но, возможно, объяснение этого сугубо украинского феномена связано с обостренным инстинктом самосохранения. Ведь часть разработок в Украине всегда имеет упреждающих характер – за каждым упомянутым успехом стоят годы непрестанных усилий. Это хороший, многообещающий тренд, который имеет перспективы. Это подтверждают примеры, не требующие комментариев.

Например, Харьковское КБ по двигателестроению (ХКБД) разрабатывает танковый двигатель 6ТД-3 мощностью до 1,5 тыс.л.с в нескольких вариантах: в частности, с гидрообъемной и с гидромеханической трансмиссией. Об этом в было заявлено в июле 2013 года.

А вот турбореактивный двухконтурный двигатель  АИ-222-25Ф с форсажной камерой и современным бортовым оборудованием, в том числе цифровой системой управления силовой установкой уже создан госпредприятием «Укроборонпрома» «Запорожское машиностроительное конструктивное бюро “Прогресс” им. Ивченко» по заказу китайской компании «HONGDU» для учебно-тренировочного самолета L-15. Можно не сомневаться, что разработка обеспечит миллиардные поступления на много лет вперед.

«Главный промышленный успех 2013-го года – подготовка и начало производства танка «Оплот». – Считает генеральный директор ГК «Укроборонпром» Сергей Громов. – Без помощи государства (завод ожидал получить 40 млн грн из госбюджета, а также госгарантии на закупку оборудования для подготовки производства танков - ЦИАКР). Директор ЗиМа Вадим Федосов снизил показатель постоянных расходов на 80 млн. грн, не считая экономии в  переменных затратах, что можно считать крупным управленческим достижением». Особенно, если учесть, что для выполнения задач из 144 га предприятия полезно загружаются лишь 60 га. Кстати, только за первое полугодие 2013-го «ЗиМ» получил 500 тыс. грн чистой прибыли по сравнению с 109 млн чистого убытка за аналогичный период 2012 года. Так что радость руководителя «Укроборонпрома» вполне объяснима.

Опять-таки, есть хороший повод вспомнить частные предприятия. Например, те же ХК «Укрспецтехника» и «Аэротехника» в инициативном порядке предложили разработки радиолокационного оборудования. РЛС «Мангуст» ХК «Укрспецтехники» поставляется и в ВСУ, хотя, как всегда, в минимальном количестве. То же можно сказать о львовском «Маркет-Матс», инициативно создавшем линейку тренажеров для боевой авиатехники. Приняты на вооружение тренажеры для УТС Л-39 и МиГ-29, на стадии завершения тренажерный комплекс для вертолета Ми-24.

Пятая. Цифры ВТС внушают оптимизм: 2013 –й год может оказаться рекордным по динамике роста объемов производства оборонной промышленности.

Предварительные оценки 2013 года, без преувеличения, выглядят внушительно.

Главный вклад в развитие ОПК делает «Укроборонпром», на долю которого приходится около 95 % оборота (тут учтены и экспортные сделки частных предприятий, которые осуществляются через «Укрспецэкспорт» и его дочерние предприятия). Как указывают в госконцерне, сума подписанных реальных контрактов по экспорту продукции и услуг военного назначения, который осуществили украинские предприятия и спецэкспортеры, входящие в «Укроборонпром», составляет, по предварительным оценкам, от 1,5 до 1,7 млрд. долл. Это, кстати, наиболее высокий показатель за весь период деятельности Украины как независимого государства. Рост экспорта вооружений ГК «Укроборонпром» оценивает в 25%.

Что касается общего роста экспорта ПВДН, то эксперты ЦИАКР при подведении окончательных итогов, оценивают на уровне 27 – 28 %. В цифрах это выглядит следующим образом: если к достижениям «Укроборонпрома» добавить работу авиапрома (прежде всего, работы в интересах Китая и России), а также работы ракетно-космической отрасли (только на российском рынке и в совместных с РФ проектах), общие объемы экспорта государства приближаются к 1,8 – 1,9 млрд. долл. 

Ниже информация будет детализирована. Однако сразу следует оговорить дефиниции. Как и прежде ЦИАКР ведет подсчет не только сугубо оружейный проектов, но и проектов двойного назначения. В первую очередь, принимая во внимания, что Украина традиционно специализировалась на производстве комплектующих и агрегатов к сложной технике. А также то, что ряд проектов, например, пуски ракет-носителей или поставки технологий производства транспортных и пассажирских самолетов могут использоваться в военных целях (в данном материале непосредственная прибыль от поставок такой продукции не подсчитывается, но проекты учитываются при анализе тенденций).

 

Контрактный задел. Основные сделки

Бронетанкостроение становится основным медоносным цветком украинского оружейного экспорта. Технологически наиболее сложный и интересный проект - налаживание серийного производства танка БМ «Оплот» и выполнение экспортного контракта на поставку в Таиланд 49 единиц этого основного боевого танка. 4 февраля 2014 г. первая партия из пяти «Оплотов» производства ГП «Завод им. Малышева» прибыла в Таиланд - в рамках реализации контракта, заключенного в сентябре 2011 г. между ГК «Укрспецэкспорт» и Королевской Тайской армии. В тендере украинскому танку удалось обойти южнокорейский танк К1А1 и российский Т-90. Общая стоимость контракта - более 240 млн долл. Этот танковый заказ на новые танки - самый крупный с тех пор, как Украина заключила и выполнила соглашение о поставке в Пакистан 320 танков Т-80УД на сумму 640 млн долл. Изготовление первой партии новых «Оплотов» проходило в условиях жесткой оптимизации производства на Заводе им. Малышева, связанного с необходимостью добиться максимальной эффективности и ценовой рациональности при формировании нового промышленно-технологического цикла.

Следом за новым «Оплотом» на мировой экспортный рынок уже вышел и модернизированный танк Т-64. Подписан контракт с одной из африканских стран, в 2013 году были отправлены первые 50 «Булатов», еще 50 машин готовятся к отправке. В «Укроборонпроме» говорят, что дальнейший опцион – несколько сотен Т-64. Кстати, СССР берег такие машины для войны с Европой. Оттого дешевые рыночные ниши заполнили «семьдесятдвойки». Дискуссии в самой Украине, что пора заняться экспортом Т-64, донедавна пресекались разговорами о том, что, мол, Т-64 сузит маневр для продвижения украинских танков – того же «Оплота». Но теперь решено, что модернизированный Т-64 с новой динамической защитой, новым двигателем, новой системой управления огнем может стать оптимальной опцией для тех заказчиков, для которых «Оплот» покажется чрезмерно дорогим удовольствием. Теперь есть две экспортные ниши – «Оплот», созданный с учетом перспективных требований танковой моды, и Т-64, облик которого под пожелания заказчика может широко варьироваться - от самого навороченного до версии «завтра в бой». Т-64 имеет все шансы стать хитом украинских бронепродаж, так как по критерию «эффективность-стоимость» у него вряд ли будут достойные конкуренты.

Что ж до Т-72, то модернизацию и этих машин украинские спецэкспортеры со счетов не сбрасывают. Яркое тому подтверждение – установка украинских двигателей на танки Т-72 для Эфиопии, куда в рамках контракта общей стоимостью более $100 млн ранее было поставлено 200 модернизированных танков по варианту Т-72УА1 (с дизелями 5ТДФМА-1). Кстати, в соседней России отдают отчет, что по части модернизации с Украиной не тягаться. Иначе не порезали бы около 500 машин Кантемировской дивизии при замене их на Т-90, а попробовали бы продать.

Танковые моторно-трансмиссионные отделения на базе украинских дизелей – и сами по себе весьма стабильная статья доходов. Это – специализация Украины, особенно в жарких странах, где газотурбинные двигатели горят при высокой температуре. После выполнения контракта на поставку 50 МТО для танков МБТ-2000 в КНР на сумму в 20 млн долл. китайских партнеров появился интерес к дальнейшим закупкам.  А в январе 2014 г. издание Jane's сообщило, что в рамках масштабного соглашения о военно-техническом сотрудничестве между Исламабадом и Эр-Риядом начаты переговоры о поставках в Саудовскую Аравию новых основных боевых танков Al-Khalid. В рамках развития этого направления ГК «Укрспецэкспорт» подписала в 2013 году контракт на производство и поставку в Пакистан 110 силовых установок для танков на общую сумму более 50 млн долл.

Среди новой легкой бронетехники «made in Ukraine» наиболее брендовые продукты – бронетранспортеры БТР-4 и БТР-3Е1. Индонезия станет вторым после Ирака экспортным заказчиком на закупку БТР-4. Первый контракт на поставку партии из пяти украинских БТР-4 будет подписан в ближайшее время, в течение первого квартала текущего года – утверждают в госконцерне «Укроборонпром». Выполнять его будут украинские заводы под эгидой государственного хозрасчетного внешнеторгового предприятия «Спецтехноэкспорт», входящие в состав ГК «Укроборонпром». Министр обороны Индонезии Пурномо Юсгианторо заявил, что всего предполагается закупить 55 украинских БТР-4. «Четверки» должны заменить советские БТР-50П, которых сейчас в арсенале индонезийских морпехов более 70 машин.

Украина не списывает со счетов выполнение контракта с Ираком на поставку 420 бронетранспортеров БТР-4 и машин на его базе. Этот контракт стал серьезным вызовом для украинской оборонной промышленности. Так как в 2009 г. самой технологической цепочки по серийному выпуску БТР-4 в Украине просто не было. Поставка за три года большого количества новых БТР требовала значительной консолидации оборонной промышленности. Этого не произошло. К 2012 г., как ранее планировалась, контракт выполнен не был – из-за ряда организационных, финансовых и технических причин. Но его выполнение, говорят в «Укрспецэкспорте», вопрос дополнительных договоренностей.

В свою очередь, подписание полноопционного контракта с Индонезией дает все возможности украинской стороне «отточить» технологию производства бронемашины и продемонстрировать как заказчику, так и рынку реальнее конкурентные преимущества новой конструкции. В какой именно комплектации и в каком именно «облике» будет покупать БТР-4 Индонезия – пока не известно. При усредненных ценовых показателях за 55 машин Украина может получить доход в пределах от 60 до 80 млн долл. Замену БТР-50П на БТР-4 индонезийская сторона планирует провести в период 2015-2019 гг. Но, возможно, сроки поставки украинских БТР будут более сжатыми.

Также спецэкспортеры заявили, что в ближайшее время будет подписан ряд крупных контрактов на поставки БТР-4 и БТР-3 в страны Африки.

По количеству проданных новых бронетранспортеров лидером пока может считаться БТР-3E1. По заказам на БТР-3Е1 в один лишь Таиланд украинские спецэкспортеры уже отгрузили более 120 машин при усредненной стоимости 1,3 млн долл. за машину. Некоторые из этих машин эксплуатируются более двух лет и имеют пробег более 2 тысяч км. «Несмотря на сложные климатические условия, техника украинского производства оказалась надежной в эксплуатации», - утверждают производители. Все действующие программы по поставке БТР-3Е1 в Таиланд рассчитаны до 2015 г. К этому не лишне добавить, что ПАО «АвтоКрАЗ» выиграл тендер на поставку крупной партии автомобилей КрАЗ для нужд Королевской Армии Таиланда. Небезынтересно, что согласно программе испытаний, автомобили состязались в сложнейших экстремальных дорожных и природно-климатических условиях этой страны. В тяжелой конкурентной борьбе украинский грузовик одержал безоговорочную победу, постоянно опережая своих конкурентов и демонстрируя в процессе испытаний наилучшие результаты.

 

Два крупных контракта – индийский и казахский - обеспечили существенную долю  доходности для ГП «Укроборонпром» в 2013 году.

Казахстан является давним заказчиком услуг Украины по ремонту и продлению ресурса зенитных ракетных комплексов и систем противовоздушной обороны. С тех пор, как в 2007 году предприятие «Укроборонсервис», сегодня входящее в ГК «Укроборонпром», отремонтировало для Казахстана дивизион С-300ПС. В 2012 года был завершен ремонт командного пункта системы – КПС 5Н83С для Казахстана, а в июле 2012 года был подписан новый контракт между ГП «Укроборонсервис» и Министерством обороны Казахстана на ремонт еще одного дивизиона С-300ПС. В 2013 г. этот дивизион С-300ПС был доставлен на территорию Республики Казахстан и проведены испытательные стрельбы – при использовании КПС 5Н83С. Все выпущенные ракеты поразили назначенные цели. После чего министр обороны Казахстана заявил, что Астана заинтересована в расширении сотрудничества с Украиной в военной сфере и будет его активно развивать.

Для этого есть все предпосылки - особенно на фоне уже российских обещаний, прозвучавших в начале февраля. «Пять дивизионов C-300ПС будут поставлены Казахстану из наличия Минобороны РФ. Ранее эти дивизионы стояли на боевом дежурстве в российской армии, и теперь специалистам двух стран надо будет посмотреть на то, как их привести в боевую готовность»,  — сказал замминистра обороны РФ Анатолий Антонов по итогам недавних переговоров между главами военных ведомств России и Казахстана.

Чтобы привести их в боеспособное состояние, а затем поставить в Казахстан, нужны ремонтно-производственные мощности и специалисты. А их у РФ, как бы парадоксально это ни звучало, сейчас просто нет. Так как они все заняты производством ЗРС нового поколения С-400 (причем, явно не поспевая за ранее оглашенным планами) и созданием разрекламированного ЗРС С-500 с возможностями ПРО ТВД. Так что восстанавливать и «приводить в чувство» ЗРС С-300, обещанные Казахстану Россией, под силу разве что Украине.

«Практика последних лет показала, что никто из стран СНГ сегодня не способен обеспечить ту глубину ремонта, - на уровне ремонта ячейки, блока или субблока, - которую проводит «Укроборонсервис». А самое главное в этом вопросе то, что у изделия после нашего ремонта продлевается ресурс на семь лет или пять тысяч часов. Что и подтверждено полигонными испытаниями. Более того, в Украине уже реализовано производство новой элементной базы для комплексов С-300ПТ/ПС, взамен той, которая в России уже не производятся», - утверждают в «Укроборонсервисе». Вообще, работа с Казахстаном налажена комплексная. Кроме упомянутых проектов, в середине 2013 года авиапром передал заказчику военный транспортник АН-74ТК-200, купленный Казахстаном для внутренних войск своего МВД. ГП «ГосККБ «Луч», входящее в состав ГК «Укроборонпром», в феврале 2014 года отгрузил ВМС Казахстана новейшие корабельные зенитно-ракетные системы малой дальности «Арбалет-К» и комплекс морского ракетного управляемого вооружения «Барьер-ВК». ГП «НИИ радиолокационных систем «Квант-Радиолокация», ГП «НИИ «Квант» и КБ «Луч» успешно интегрировали свои разработки в проект создания новейшего ракетно-артиллерийского корабля ВМС Казахстана «Орал».

Наряду с ремонтом систем «земля-воздух» в интересах Казахстана, после достаточно длительной паузы Украина, а точнее ГАХК «Артем», в 2013 г. продемонстрировала свои возможности главного серийного производителя авиационных ракет класса «воздух-воздух». Украина достаточно активно экспортирует управляемые авиаракеты «воздух-воздух» типа Р-27 в разных модификациях. Объемы экспорта авиаракет зависят от того, куда и в каких количествах ранее были проданы советские или продаются российские истребители типа МиГ-29 или Су-27 и их модификации. В мае 2012 года после долгих, изнурительных переговоров был заключен договор с Индией о поставке авиационных управляемых ракет Р-27 средней дальности, который в дальнейшем выполнялся под эгидой ГК «Укроборонпрома», в который вошла ГАХК «Артем». Контракт в размере 246 млн долл. позволил полностью загрузить трудовые и производственные мощности компании в период 2012-2013 годов. Условия контракта также предусматривали поставку оборудования для технологического обслуживания поставляемой продукции  - это комплексы «Гурт» (ГосККБ «Луч») и пусковые устройства для ракет (Красиловский агрегатный завод).

Надо сказать, что особое место в экспорте украинского высокоточного вооружения 2013 года занимала продукция Государственного киевского конструкторского бюро «Луч». Это противотанковые управляемые ракеты и комплексы для сухопутных войск, тяжелой и легкой бронетехники, вертолетов, морских платформ. Это управляемые боеприпасы калибров 152, 130, 125, 120, 105, 100 и 90 мм, а так же семейство ПТРК для сухопутных войск – носимых и переносных. «Лучевские» контракты характеризуются двумя важными чертами – стабильным расширением образцов предлагаемой продукции и увеличением партнеров и клиентов, заинтересованных в ее совместной разработке и приобретении. В 2013 году стало известно, что ГосККБ«Луч» и бельгийская компания CMI (Cockerill Maintenance & Ingénierie) Defence реализовали весьма интересный совместный проект. Его суть в том, что в боекомплекте 90-мм пушки башни Cockerill появился новый боеприпас – украинский выстрел с противотанковой управляемой ракетой Falarick 90. Ракета может выстреливаться через канал ствола 90-мм пушки и поражать бронированные цели на удалении до 4 км, что более чем в два раза дальше, по сравнению с другими снарядами штатной боеукладки. Показательно, что проект реализован в интересах одной из богатых стран Персидского залива. Башни производства бельгийской компании CMI Defence с украинским ракетно-пушечным вооружением (90, 105 и 120 мм) совместимы со всеми типами легкобронированных машин и предлагаются производителям бронетехники, заинтересованным в усилении огневой мощи своих машин. Эту «обновку» уже примерили на южнокорейскую БМП K21 компании Doosan и на польский БТР «Росомак» (Rosomak) в версии машины огневой поддержки под названием «Волк», который может оснащаться пушкой как 105 мм, так и 120 мм  в башне CT-CV продукции CMI Defence. Также в Польше недавно прошла испытания новая управляемая 120-мм мина с лазерным полуактивным самонаведением, создаваемая как совместный проект ГосККБ «Луч» и польских предприятий.

Среди выполненных и выполняемых на предприятиях ГК «Укроборонпром» контрактов по модернизации и ремонту боевых и транспортных самолетов и вертолетов советского производства наиболее заметен емкий заказ по модернизации Ан-32 для Индии. Пятилетний контракт на сумму 397,7 млн долл. на ремонт и модернизацию 105 машин Ан-32 индийских ВВС был подписан в июле 2009 года между Минобороны Индии и компанией «Спецтехноэкспорт». Соглашение имело «цепной» эффект, так как к его финансовой части прибавилось еще 110 млн долл. на изготовление 100 авиадвигателей на АО «Мотор Сич». К настоящему времени в Украине прошли модернизацию и переданы заказчику 30 самолетов из 40, которые, согласно контракту, должны быть модернизированы в Украине. В феврале 2014 г. должна состояться передача заказчику седьмой партии транспортных Ан-32 из пяти машин. Передача восьмой, заключительной «пятерки», запланирована на май. Остальная авиатехника будет модернизироваться на авиазаводе индийских ВВС BRD-1 в Канпуре, что на севере Индии. Непосредственными исполнителями контракта выступают ГП «Антонов» и ГП «410-й завод гражданской авиации», входящий в ГК «Укроборонпром».

По «индийской модели» - с установкой новой авионики и цифрового бортового оборудования, проведением обслуживания и доработки двигателей АИ-20Д - предлагается также провести модернизацию самолетов Ан-32Б для ВВС Перу. Такое украинское предложение уж оформлено. В настоящее время на вооружении Перу стоят восемь Ан-32.

В первом квартале 2014 г. запланирована передача ВМС Китая второго из четырех скоростных десантных кораблей на воздушной подушке. Ранее «укроборонпромовская» судостроительная компания «Море» – серийный производитель судов с динамическим принципами поддержания - отправила заказчику первый МДКВП. Украинский проект малого десантного корабля получил индекс 958 и название «Бизон». Он является дальнейшим развитием проекта 1232.2 «Зубр», который был разработан в советском ЦКБ «Алмаз» в конце 80-х г. и является самым крупным в мире десантным кораблем на воздушной подушке. По своим тактико-техническим характеристикам «Бизон» является уникальным боевым средством. По условиям контракта, сумма которого превышает 315 млн долл., на выполнение работ отведено пять лет. Два корабля уже построены в Украине, а еще два будут строиться – в Китае, по украинским технологиям и с участием украинских специалистов.

ФСК «Море» строит «Зубры/Бизоны» на основе двухсторонней договоренности об использовании интеллектуальной собственности бывшего Советского Союза. Эта договоренность позволяет украинской стороне распоряжаться технической документацией по кораблям этого проекта. В новом проекте, разработанном в КБ феодосийского завода «Море», корабль, в частности, оснащен принципиально новым оборудованием управления, необходимыми навигационными и радиолокационными средствами отечественного производства. Новое техническое и программное обеспечение для управления техническими средствами и движением уникального корабля разработали специалисты ОАО «Завод «Фиолент» (г. Симферополь). Для проекта 958 «Бизон» спроектирован комплекс управления кораблем КСУ «Флора-958». Комплексная система управления является инновационной.

Государственное предприятие «Научно-производственный комплекс газотурбостроения «Зоря»-«Машпроект» (г.Николаев) в 2013 г. обеспечило поставки газовых турбин как на «Бизон», так и на ряд других боевых кораблей инозаказчиков, среди которых Россия, Индия, Вьетнам. Спрос на продукцию «Зори»-«Машпроект» остается стабильным, Заказы на морские силовые установки – а в структуре экспорта Зори»-«Машпроект» это около 20% -  формируют производственную программу предприятия уже до 2019 г. Но возможности предприятия, как утверждают специалисты, могут использоваться еще активнее. Показательным в 2013 году стало выполнение поставок двигателей для ракетных катеров типа «Молния» в Индию. С этой страной также заключен контракт на силовые установки ГП НПКГ для оснащения эсминцев проектов 15 (тип Delhi) и 15A (тип Kolkata). Кроме того, будут поставлены силовые газотурбинные установки для кораблей, которые строят на верфи в Мумбаи. «Зоря» – «Машпроект» выпустит для них модернизированную силовую газотурбинную установку с микропроцессорной системой управления.

Можно добавить, что в 2013 году продолжалась работа и с Египтом. В середине 2013 года Кременчугском автозаводе производилась инспекция очередной партии автомобилей, изготовленных в рамках контракта между ПАО «АвтоКрАЗ» и Министерством обороны Арабской Республики Египет. Инспектируемые автомобили - логистический вездеход КрАЗ-6322. А апреля 2013 года «АвтоКрАЗ» отгрузил партию своих автомобилей и в Азербайджан.

 

«Оружейные узлы» и новые подходы

Работа по так называемым сложным сделкам в 2013 году была основательно пересмотрена. Как отмечают в ГК «Укроборонпром», всего контрактов, с выполнением которых возникали определенные осложнения, почти два десятка. К концу года число таких сделок было минимизировано до пяти. Конечно, более всего наблюдателей беспокоит иракский контракт на поставки БТР-4. Да, в начале января 2014-го «Укроборонпром» принял решение доработать партию из 42 БТР-4, выпущенных для иракской армии. В «Укроборонпроме» признают чрезвычайную важность ВТС с Ираком и говорят, что настроены на его расширение. В связи с этим готовят весьма привлекательные предложения для заказчика. Это, разумеется, предмет переговоров. Кроме того, в «Укроборонпроме» и в «Укрспецэкспорте» верят в хорошие экспортные перспективы самого БТР-4. А кроме упомянутой выше Индонезии у Украины ожидается появление еще двух заказчиков.

ВТС как сложная деятельность государства, относящаяся к чувствительной сфере технологий и наукоемкого производства, редко реализовывается без шероховатостей. Как правило, вопрос качества тут не титульный. Есть вопросы межличностных отношений исполнителей и заказчиков, реального потенциала посредников, влияния третьих сторон, наконец, острая проблема конкуренции на рынках. От наблюдателей, к примеру, не ускользнул тот факт, что почти одновременно с выполнением Украиной сделки по БТР-4 Ирак согласовывал контракты с Россией – на сумму более 4 млрд. долл. Эти контракты в итоге были с РФ подписаны в Москве в ходе визита премьер-министра Ирака Нури аль-Малики. Конкуренты не дремлют.

Что касается крупного контракта на ремонт и модернизацию парка Ан-32 ВВС Индии, то для активизации работ не исключено, что специалистов ГП "Завод 410-й гражданской авиации" заменят сотрудники ГП "Антонов". И в Укроборонпроме», и в самой Индии признают, что «антоновцы» подготовлены лучше, да и история взаимодействия с ними давняя. Но заказчик отмечает: решение должны принять в «Укроборонпроме».

Таким образом, к началу 2014 года ситуация выглядит так: есть рабочие шероховатости по некоторым сделкам, но критических моментов нет. Потерь рынков, как и сворачивания проектов, не предвидится. Во всяком случае, ни от заказчиков, ни от исполнителей, такая информация не исходит.

 

Украинские технологии и проекты на мировых рынках

Для понимания развития будущих векторов военно-технического сотрудничества Украины и направлений продвижения технологий есть смысл обозначить еще ряд разрабатывающихся направлений и подходов.

Так, продолжает радовать ракетно-космическая отрасль. По данным Государственного космического агентства Украины (ГКАУ), в 2013 году было осуществлено 4 успешных пуска изготовленных на Украине РН: 2 пуска РН "Зенит" и 2 пуска РН "Днепр", которые вывели на орбиту 25 космических аппаратов (КА) из 16 стран. Кроме того, было осуществлено два успешных пуска РН Antares, и один пуск европейской РН Vega. Если создание новых РН можно отнести к технике гражданской направленности (или двойного применения), то работы по конверсии МБР РС-20 в коммерческий носитель ЦИАКР традиционно относит к ВТС. Кстати, еще три пуска РН "Днепр" в рамках украинско-российской программы "Днепр" намечено на 2014 год.

Также не стоит думать, что ВТС с РФ свернуто. Несмотря на перманентные политические противоречия, многие проекты имеют тенденцию к развитию. Так, Запорожское ПАО "Мотор Сич" будет активнее участвовать в госпрограмме перевооружения российской армии. Как заявил в августе 2013 года президент компании Вячеслав Богуслаев, "Мотор Сич" будет активнее участвовать в госпрограмме перевооружения российской армии, в частности, будет ремонтировать двигатели для беспилотников. Кроме того, "Мотор Сич" обеспечит двигателями российские вертолеты Ми-17В5, которые будут поставлены в Афганистан в рамках нового контракта между РФ и США. В июле 2013 года представитель менеджмента компании отметил, что «партия из 30 российских Ми-17В5, которые будут поставлены в Афганистан в рамках недавно заключенного между РФ и США нового контракта, будет оснащаться двигателями ТВ3-117-СБМ1 производства "Мотор Сич"». По его данным, начало поставок машин в рамках контракта намечено на 2014 год. К этому следует добавить, что ПАО «Мотор Сич» в середине 2013 года согласовало контракт о модернизации вертолетов Ми-8 с российской компанией "Вертолеты России". Сумма сделки может составить 240-320 млн долл., при этом запорожская компания будет поставлять двигатели ТВ3-117ВМА-СБМ1В серии 4Е, установку их в Ми-8Т будет проводить "Вертолеты России". «По всему миру необходимо заменить двигатели на трех тысячах вертолетов. Мы рассчитываем по меньшей мере на поставку 300-400 двигателей на российский рынок, где, по нашим оценкам, существует необходимость модернизации», - сообщил директор по корпоративным связям "Мотор Сич". Кстати, стоит вспомнить и поставки четырех самолетокомплектов Ан-140 из Харькова самарскому «Авиакору».

Все более весомым партнером становится в системе ВТС Китай. Только один современный пример: «Мотор Січ» достиг соглашения на оснащение турбореактивными двигателями АИ-222-25Ф китайского учебно-тренировочного самолета L-15. Такой многолетний задел поставок этого двигателя эксперты оценивают в 5,7 млрд. долл. Следует добавить, что и НПКГ «Зоря»-«Машпроект» подписал контракт с Харбинским исследовательским институтом судовых котлов и турбин относительно поставки двух газотурбинных энергетических установок мощностью 6 МВт на базе газотурбинного двигателя ДТ71.

Украина все чаще обращается к комплексным программам работы с заказчиком, что обеспечивает долголетнее сотрудничество. Выше уже немало указывалось на успехи ВТС с Казахстаном как на один из примером удачного проектного сотрудничества. Поставки Казахстану украинских средств ПВО, ремонт казахской военно-транспортной и военной авиации, программы совместной модернизации казахской тяжелой бронетехники на мощностях АО "Семей Инжиниринг" (Семей, Казахстан) – это результат основательной проработки ВТС. Еще в 2012 году «Укроборонпром» и АО «НК «Казахстан Инжиниринг» подписали соглашение о совместном производстве в Казахстане новых украинских БТР-4 со стоимостью программы в 150 млн долл.

Похожие шаги Украина делает на Латиноамериканском рынке. Там есть небольшой задел по бронетехнике и системам ее защиты. Но активнее всего действует ГП «Антонов». Так, в 2013 году Украина и Перу подошли к детальной проработке проекта по созданию в Лиме сервисного центра по обслуживанию самолетов семейства «Антонов» - для всего региона Латинской Америк. Известно, что переговоры касаются постройки авиационного завода, на базе которого в перспективе может быть налажен и выпуск новых воздушных машин, включая региональный Ан-140 и семейство региональных реактивных самолетов нового поколения Ан-148/158. Источники отмечают намерение приобрести около 50 таких машин странами региона, включая Аргентину, Перу, Боливию, Никарагуа и Кубу.

Кстати, к осени 2013 года иранские СМИ сообщили о том, что Иран намеревается закупить 20 реактивных самолетов Ан-148 и столько же турбовинтовых Ан-140. Разумеется, это гражданская техника, но ее активное продвижение может позволить ГП «Антонов» привлечь оборотные средства для выведения на рынки проектов военного и специального назначения. В первую очередь ВТЛ Ан-70 и Ан-178, а также военные (двойного применения) версии Ан-140, Ан-74, Ан-148-300МП.

 

Вместо выводов

В сложных условиях минимального гособоронзаказа (в 2014-м ожидается очередное снижение на 40%) «Укроборонпром» демонстрирует вполне стабильные показатели  роста. Оборонная  проходит по прежнему живет исключительно за счет экспортных заказов. К сожалению, такая ситуация не позволяет надеяться на эффективное перевооружение армии.

Чрезвычайно тормозит развитие ОПК низкий ГОЗ и отсутствие долгосрочных ориентиров для предприятий.

 

И все-таки, вкладывание средств в оборонную промышленность должно и может обеспечить необходимый эффект мультипликации, способно усилить позиции Украины на международных рынках вооружений, стать основой для выполнения большего количества как экспортных контрактов, так и заказов для родной армии с более высокой рентабельностью. При сложившемся уникальном парадоксе: производственные мощности предприятий ОПК Украины позволяют производить продукции на сумму до 50 млрд. грн. А ежегодные объемы оружейного экспорта Украины на внешний рынок должны быть не менее 2 млрд. долл. Такие задачи выглядят, на первый взгляд, чрезмерно амбициозно. Но высота планки определяет, насколько глубоко и системно будут осуществляться дальнейшие преобразования в отечественной оборонной промышленности и силовом блоке, какова будет реакция на внешние и на внутренние вызовы.

Анализ и выработка решений по их минимизации требует отдельного, детального разговора – в том числе, включая и публичную составляющую. Может, и правда, что оружейные деньги любят тишину. Но не меньшая правда и в том, что дальнейшие развитие Украины по технологическому пути – где пока лишь «оборонка», так уж сложилось, демонстрирует максимальную долю добавленной стоимости в создаваемом национальном продукте – настоятельно требует системного государственного внимания и поддержки. Для прорывных результатов активности одних только «оборонщиков» и спецэкпортеров уже недостаточно. Нужны интегральные долгосрочные стратегии.

Тем не менее, даже в этих условиях «оборонка» Украина демонстрирует более заметные результаты роста, нежели та же Россия. 20% против 10%. Хотя объемы финансирования гособоронзаказа России и Украины просто несравнимы. Но отечественная тенденция стабилизации  в ОПК требует закрепления, так как развитие оборонной промышленности страны  – это не только задача, лежащая на плечах «УОП», и входящих в него спецэкпспоретов и оборонных предприятий. Эта забота для всего годударства. Есть надежды на реализацию одобренной  Кабинетом министров Украины 15 января с.г. концепции Государственной целевой программы реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса Украины на период до 2017 года. Например, упомянутой Госпрограммой предусматривается выделение из Госбюджета суммы в 2,9 млрд. гривен на осуществление мероприятий, связанных с фундаментальными исследованиями, проведением научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, освоением новейших технологий и материалов, а также их внедрением в производство. Финансирование других предусмотренных программой задач в размере свыше 7,67 млрд. гривен планируется осуществлять за счет других источников. В таких условиях, с явно не грандиозными цифрами ассигнований необходимо очень четко распределить направления инвестиций. На мой взгляд, приоритетами должны стать многосторонние (мультинациональные) высокотехнологические проекты. А наибольший потенциал могут иметь разработки и производство систем с новыми материалами, высокоточных систем вооружения, а также систем обработки информации, содержащих сложное программное обеспечение.

Точки роста можно найти в активизации взаимодействия с частными предприятиями, которые включились в процесс разработок и производства вооружений и военной техники. Речь идет об экономии ресурсов на проведении разработок, создании экспериментального образца вооружения, что порой составляет миллионы долларов. Но не только. Еще и о том, что частные предприятия самостоятельно изучают конъюнктуру рынка, проводят дорогостоящие маркетинговые исследования и самостоятельно доводят опытный образец до принятия на вооружение в ВСУ.  Государственно-частное партнерство активно используется во всем мире, а с недавнего времени включено в государственную политику РФ.

Анализ и выработка решений по их минимизации требует отдельного, детального разговора – в том числе, включая и публичную составляющую. Может, и правда, что оружейные деньги любят тишину. Но не меньшая правда и в том, что дальнейшие развитие Украины по технологическому пути – где пока лишь «оборонка», так уж сложилось, демонстрирует максимальную долю добавленной стоимости в создаваемом национальном продукте – настоятельно требует системного государственного внимания и поддержки. Для прорывных результатов активности одних только «оборонщиков» и спецэкпортеров уже недостаточно. Нужны интегральные долгосрочные стратегии.

 

Материал подготовлен группой экспертов

Центра исследований армии, конверсии и разоружения