Поиск по сайту:

Публикации экспертов

БРАЗИЛИЯ И УКРАИНА – «ВЗАИМОВЫГОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО»
За 18 лет сотрудничества Украине и Бразилии удалось достичь многого. Начиная с момента установления дипломатических отношений, 11 февраля 1992 года, страны заключили более 70 двусторонних нормативно-правовых документов, и еще целый перечень готов к подписанию. Из-за мирового кризиса в 2009 году объемы двусторонней торговли с Бразилией сократились более чем вдвое. Общий объем торговли упал с $1 млрд до $496 млн. Объем экспорта снизился в четыре раза – до $118 млн, а импорта – до $378 млн. Такие цифры были вызваны мировым финансовым кризисом. Однако по итогам первых 6 месяцев 2010 г. динамика двусторонней торговли стала выравниваться. Товарооборот за этот период составил $338,1 млн. Экспорт из Украины в Бразилию увеличился в 3,5 раза и составил $128,2 млн, импорт в Украину вырос на 37,6% и достиг $209,9 млн. Несмотря на большое расстояние между странами, сегодня есть все условия для плодотворного сотрудничества. Причем оно может касаться не только гражданской, но и военной сфер. После наблюдавшейся в последнее время стагнации, бразильский рынок вооружения стал демонстрировать серьезные перспективы. Эксперты прогнозируют, что в связи с нарастанием межгосударственных противоречий в регионе и конфликтами в соседних странах, способными дестабилизировать ситуацию в бассейне Амазонки, основное внимание бразильское правительство будет уделять закупке техники, необходимой для обеспечения безопасности. В этом направлении Украина может стать для Бразилии хорошим партнером. Сегодня Бразилия является наиболее мощным и самым влиятельным государством в регионе, активным игроком на международной арене.
Все публикации
Деятельность ЦИАКР
14 июля 2017 6:00

Реальные перспективы сотрудничества Арабской Республики Египет с Россией: применимы ли аналогии времен СССР?

Аналитическая разработка

Центра исследований армии, конверсии и разоружения (ЦИАКР)

В мировой архитектуре безопасности особенным регионом был, есть и будет регион Ближнего Востока, охваченный традиционным противостоянием ведущих мировых держав, подверженный атакам международных террористов и вдобавок имеющий серьезные проблемы экономического и социального характера.

Одной из ключевых стран Ближнего Востока является Арабская Республика Египет, которая уже насчитывает 93 миллиона человек, и по многим прогнозам будет иметь 150 млн. человек населения к 2050 году. Египет во многом определяет будущее развитие региона, влияя на глобальную повестку дня международной политики и экономики. Трансформация общества Египта, которая выдвинула на первые роли новых национальных лидеров, объективно требует и новых подходов по обеспечению устойчивого развития общества, обеспечения национальных интересов в сфере безопасности и экономического развития, повышения благосостояния граждан страны.

Руководство египетского государства занято анализом и переосмыслением исторического опыта сотрудничества с международными партнерами. Важнейшими традиционными партнерами Египта являются страны Западной Европы, США, Китай, Саудовская Аравия вместе с другими региональными государствами. В недалеком историческом прошлом важным партнером являлась одна из мировых сверхдержав – СССР.

И, если традиционные египетские партнеры продолжают активно участвовать в развитии Египта, то правопреемница в ООН исчезнувшего навсегда СССР – Российская Федерация лишь нащупывает путь восстановления своего влияния в этой арабской стране. Вследствие дезинтеграции СССР по причине краха экономики и политической модели, нынешняя Россия перестала быть сверхдержавой, и сейчас отчаянно борется за статус хотя бы одного из центров влияния так называемого «многополярного мира». Причем, главным ресурсом этой борьбы является не привлекательная экономическая и социальная модель, не международный авторитет на базе достижений науки и техники, а силовое, часто авантюрное балансирование на грани фола со ставкой на последнее существенное, но стремительно деградирующее наследие СССР –  ядерное оружие. Плюс лихорадочная готовность идти на военно-политический шантаж в международных масштабах в интересах крошечной части российского общества – представителей Кремля и подконтрольных ему нуворишей-олигархов.

 Конкретно для Египта это означает, что Россия - не СССР с его гигантским экономическим потенциалом и возможностью развития передовых технологий, не ведущая держава в области науки и образования, не влиятельный и, главное, надежный партнер на политической арене, а лишь ситуативный союзник по вопросам реализации узкокорыстных интересов верхушки Кремля.

Для российской же элиты Египет удобен как возможная региональная позиция и площадка для циничных разменных торгов с влиятельными государствами Запада, рынок сбыта неконкурентных товаров и желательный реципиент устаревших технологий российской оборонной промышленности.

В целях объективного анализа обоснуем каждый из заявленных тезисов, опираясь, прежде всего, на мнение именно российских специалистов – экономистов, политологов и специалистов в сфере высоких технологий, в том числе, военного назначения.

Экономика России является жалкой пародией на потенциал многонационального СССР. А именно, национальный доход в валютном измерении по сравнению даже с предкризисным 1991 годом рухнул в разы. Все это накладывается на стремительно развивающуюся экономическую рецессию образца 2017 года, которая имеет все тенденции для дальнейшего негативного развития.

Эта рецессия имеет две главные и долговременные объективные причины. Первая из них - это критическая зависимость экспортно-ориентированной экономики России от уровня мировых цен на нефть и газ на внешнем рынке - основные источники валютных доходов Кремля.

По мнению авторитетного российского экономиста, директора программы «Экономическая политика» московского Фонда Карнеги Андрея Мовчана,
(http://carnegie.ru/2016/12/29/ru-pub-66503), доход большей части бюджета России прямо или косвенно зависит от доходов экспорта углеводородов, а корреляция темпов роста ВВП, доходов федерального бюджета и размеров резервов с изменениями цены на нефть достигает до 90-95%, при этом 83,4% доходов федерального бюджета составляют доходы от добычи и экспорта сырья. Вследствие этого Россия деградировала практически во всех областях экономики, так и не создав конкурентной производительной сферы. В российском ВВП до 20% заняла добыча углеводородов; до 30% – торговля, гипертрофированная из-за огромных за счет нефтедолларов потоков импорта; около 15% – внутренний рынок энергии и инфраструктура; еще 15% пришлось на государственные проекты; 9% составила доля банковской сферы. И наконец, не более 10% ВВП к 2013 году относилось к сфере независимых услуг и нересурсному производству. К 2014 году, по данным официальной российской статистики, доля импорта в области средств производства в России достигла 85-95%, в области товаров народного потребления – 50-70%.

Кроме того, настоящим приговором этим ресурсным доходам бюджета России являются  глобальные тенденции на дальнейшее замещение российских углеводородных ресурсов в мировой экономике новыми энергетическими технологиями на основе использования сжиженного газа и возобновляемых ресурсов.

Другая причина деградации российской экономики – это ужесточающиеся экономические санкции Запада против России как государства, которое является вызывающим и дерзким нарушителем основ международного права. Этот негативный и долговременный для России и ее немногочисленных союзников фактор порожден именно авантюрными действиями Москвы, которая позволяет себе не только вмешиваться во внутренние дела суверенных государств, а и вести самые настоящие тайные и грязные войны на территории Сирии, Ливии и ближайших соседей – Украины и Грузии.

Общий негативный экономический тренд усиливается тем, что бюджет России перегружен амбициозными неэффективными проектами и гипертрофированными затратами на оборону и безопасность, а расходы бюджета сильно увеличиваются не только потому, что деньги тратились неэффективно, но и из-за высокого уровня коррупции.

Эффективность банковской системы в России, по мнению российского специалиста А.Мовчана, в разы ниже, чем в США и ЕС. Масштабы существенно меньше, а риски кредитования на порядок выше. И в 2017 году эти риски только возрастают.

В докладе «Комплексное диагностическое исследование экономики Российской Федерации: пути достижения всеобъемлющего экономического роста» (издатель Всемирный банк), который был подготовлен в 2016 году группой экспертов, в том числе, и российских специалистов Международного банка реконструкции и развития (МБРР) и Международной финансовой корпорации (МФК) утверждается, что из-за экономических санкций и снижения цен на нефть финансовая стабильность российского банковского сектора оказалась под угрозой. Обесценивание российского рубля стало дополнительным фактором давления на доходы банков и капитал, взвешенный с учетом риска, поскольку примерно 30% корпоративных кредитов были выданы в долларах США.

На фоне падения цен на нефть и ограничения ликвидности в иностранной валюте давление на рубль усилилось. Еще больше оно усугублялось из-за значительного оттока капитала, накопления валютной выручки экспортерами вследствие ограничения доступа к внешнему финансированию для попавших под санкции банков и корпораций, а также долларизации сбережений россиян. При этом только в октябре 2014 г. Банк России потратил 30 млрд. долларов США на поддержку национальной валюты. Однако на фоне продолжающегося падения цен на нефть сохранялась волатильность валютного курса, поэтому с 10 ноября 2014 Банк России перешел на плавающий курс, чтобы прекратить истощение резервов.

Доктор экономических наук, председатель Российского экономического общества
им. Шарапова Валентин Катасонов отмечает, что по состоянию на июнь 2017 года мало кто в России осознает масштаб внутренних финансовых угроз, исходящих от банковского сектора. Такие виды махинаций, как фальсификация финансовой отчетности, забалансовые депозиты и необслуживаемые кредиты банков достигли колоссальных объемов и могут увлечь в бездну российскую экономику.  

Недавно  международное рейтинговое агентство Standards & Poor's опубликовало доклад о состоянии российского банковского сектора. Ключевой показатель указанного доклада – размер «дыры» в балансе банков, который просто шокирует – 11 трлн. российских рублей. Это в 11 раз больше цифры, ранее официально обнародованной Банком России.

Даже преданный глашатай Путина, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков был вынужден отреагировать в июле 2017 года на слова экспертов о рекордном оттоке иностранного капитала из РФ фразой «определённая волатильность», то есть на языке специалистов – финансовая нестабильность и нарастающий хаос.

Ранее сообщалось, что иностранные инвесторы, спасая инвестиционные средства, за короткий промежуток 2017 года вывели из российских акций более 1,6 млрд. долларов США, что стало максимальным оттоком за последние 3,5 года. В мае этого года крупнейший иностранный инвестор в России американский биржевой фонд «VanEck Vectors Russia ETF» вывел из России 228 млн. долларов США. По оценке представителей компании «Ренессанс капитал», только за неделю в конце июня 2017 года из России было выведено более 83 млн. долларов США. Распродажа коснулась как нефтегазового сектора, из которого инвесторы вывели 14% средств, так и металлургических компаний, потерявших 4% денег инвесторов. Очевидно, для них был поучительным негативный опыт инвестиционного фонда «Direxion Daily Russia Bull 3x Shares», который несвоевременно избавился от токсических российских акций и поэтому только за последние полгода  потерял больше 6 млн. долларов США.

Пожалуй, более серьезным риском, чем системное разрушение банковской системы, является внезапное для рынка и регуляторов разрушение хотя бы одного или двух крупнейших банковских институтов. А как следствие – цепная реакция потери ликвидности и неспособности проводить платежи, попытка бегства вкладчиков из всей системы и ее паралич.

Предвидя это и обладая инсайдерской информацией, со второй половины 2016 года срочно выводит свои активы с России крупнейший российский олигарх, миллиардер Михаил Прохоров. В июле 2016 года Прохоров уже продал свой главный актив в России – 20% акций «Уралкалия». Российский политтехнолог Глеб Павловский считает, что «Прохоров – человек, который всегда был в русле, и в какой-то мере он человек из номенклатуры Путина. И он извлек много выгоды из связей с властью. Но в стране растет неопределенность, и это не стихия Прохорова». То есть, самое время выводить активы в США.

Начиная с лета 2014 года, в рамках санкций в связи с агрессией Кремля в Украине, западным финансовым институтам запретили предоставлять кредиты резидентам Российской Федерации. Одновременно выросли выплаты по внешнему долгу.
По информации Центрального банка РФ, пиковые выплаты по внешнему долгу пришлись на зиму 2014-2015 года, когда за несколько месяцев было выплачено более 100 млрд. долларов США, что стало одной из причин крупного валютного кризиса в России и резкого обрушения курса российского рубля. Золотовалютные резервы России также значительно сократились. При этом динамика внешнего долга России, а это обязательства Российской Федерации, возникающие в иностранной валюте, уже несколько лет имеют негативный тренд. На январь 2017 года Центральный банк РФ оценивает величину долга с открытой датой в 81 млрд. долларов США.

В области производства ситуация не лучше. По мнению российских специалистов Международного банка реконструкции и развития и Международной финансовой корпорации, структурная уязвимость экономики России обусловлена ограниченным характером структуры промышленности. На долю нефтегазовых предприятий и связанных с ними компаний приходится две трети капитализации фондового рынка, что усилило влияние внешних нефтяных шоков на внутреннюю экономику.

Существенная часть, а это более 40% производственных мощностей в России,
по мнению известного российского экономиста А.Мовчана, устарела технологически и физически и не может производить конкурентоспособную и потребляемую рынком продукцию. Для роста экономики необходимо ускоренно капитализировать производство, создавать новые мощности. На это у государства нет средств: дефицит бюджета в 2016 году превысит 3% ВВП, а в 2017 или 2018 году достигнет, скорее всего, 5%; у государственных компаний нет свободных ресурсов. Частные и иностранные компании не готовы сегодня инвестировать в Россию из-за кризиса доверия.

По данным Мирового банка, начиная с 2008 г. в России наблюдается почти постоянный отток чистых прямых иностранных инвестиций, чистых портфельных и других инвестиций. Отток чистого капитала в 2014 г. достиг высокой отметки в
152,9 млрд. долларов США.

Более того, эксперты московского Фонда Карнеги считают, что в области производительных сил Россия все больше страдает от нехватки трудовых ресурсов, они сокращаются в силу естественных демографических причин на 0,5% в год. Большая часть трудовых ресурсов при этом задействована в сферах с нулевым или очень низким уровнем добавленной стоимости: на государственной службе, в силовых структурах, частной охране, торговле, крайне неэффективной банковской сфере. Оставшаяся часть не покрывает потребностей государства. Катастрофически не хватает, даже при сегодняшнем уровне развития производства и сервиса, инженерных и технологических кадров, квалифицированных рабочих и одновременно эффективных менеджеров, специалистов по управлению.

При этом наблюдается критическая зависимость от иностранных партнеров – почти 100% российского производства в большей или меньшей степени завязано на импорт сырья, комплектующих или оборудования (зависимость варьируется от 15 до 70-80%).
В этом контексте следует особо отметить факт, что санкции, наложенные США и ЕС, запрещают передачу России технологий, связанных с созданием военной техники.
На фоне общего падения объемов производства в 2017 году в России следует ожидать дальнейшего быстрого снижения качества продукции в широком спектре индустрий и роста доли контрафакта и фальсификата, как в ингредиентах, так и в конечном продукте.

Как результат, российское вооружение в своем развитии уже отстает от ближайших конкурентов – США, ЕС, Израиля и даже Китая. Поэтому сегодня позиции России на международном рынке вооружений слабеют. Кремль теряет крупнейший рынок Индии в пользу западных конкурентов, особенно на рынке военной авиации. Китай, еще покупающий российские системы ПВО, скорее всего, для их копирования и воспроизводства с использованием новейших западных и местных технологий, уже ориентируется в области авиации на свои разработки. Так, в мае 2017 года стало известно, что Китай значительно ускорил темп производства новейших учебно-боевых самолётов L-15, которые комплектуются украинскими реактивными двигателями АИ-222-25 и АИ-222-25Ф.  Также известно, что учебно-боевой самолет L-15 нового поколения, который может использоваться как легкий истребитель и штурмовик, принят на вооружение Военно-воздушных сил Китая и активно поставляется на экспорт.

Таким образом, становится очевидным тот факт, что уже в ближайшей перспективе, максимум через 10 лет, когда фокус в области авиации и противовоздушной обороны переместится на системы шестого поколения у развитых стран и, соответственно, пятого - у развивающихся, России просто нечего будет предложить на мировом рынке вооружений.

Российская экономика находится в процессе кризисного сокращения, архаизации и постепенной потери международной конкурентоспособности даже в тех областях, в которых она пока создает конкурентный продукт. Такая тенденция приведет к росту дефицита бюджета и росту налоговой нагрузки в России в ближайшие годы, а та, в свою очередь, еще замедлит экономическую активность в стране. Группы влияния будут стремиться восполнить потери от сокращающихся бюджетных потоков за счет увеличения своего контроля над государственными и негосударственными бизнесами; за счет повышения ренты, состоящей из взяток; навязанного долевого участия; нерыночных продаж товаров и услуг и получения нерыночных преимуществ в конкуренции. По мнению российских специалистов московского Фонда Карнеги, Резервного фонда (на середину 2016 года еще осталось 38 млрд. долларов США) и ликвидной части Фонда национального благосостояния хватит еще примерно на период в течение трех лет. Но с 2020 года замещать использование фондов придется сокращением бюджета пропорционально падению сборов, ростом налогов, необеспеченной эмиссией. Эта закрученная вниз спираль объективных процессов с большой вероятностью приведет страну к экономическому коллапсу…

Возвращаясь к теме перспектив российско-египетского сотрудничества, отметим,  что Россия - чем дальше, тем очевиднее - сможет позволить себе лишь декларативные и во многом пропагандистские шаги по оказанию экономической и политической помощи Каиру. Она ни в какое сравнение не идет со щедрым потоком времен СССР времен строительства Асуанского гидроузла (Aswan High Dam), массовых поставок вооружений на льготных условиях и всеобъемлющей военной помощи «военными советниками» – офицерами и солдатами вооруженных сил СССР.

По мнению российского специалиста Леонида Иссаева (senior lecturer at the Department for Political Science at the National Research University Higher School of Economics), которое он тщательно изложил в публикации «Russia аnd Egypt Opportunities in Bilateral Relations & The Limits Of Cooperation» (январь 2017), военно-техническое сотрудничество между Египтом уже достигло своих максимальных пределов как по возможностям, так и по задействованным ресурсам. При этом Россия не является наилучшим экономическим партнером Египта, а египетская элита, особенно высшие военные чины, по-прежнему ориентированы на сотрудничество с США.

Л.Иссаев обоснованно считает, что египетская экономика крайне нуждается в иностранной финансовой помощи, которую не может предоставить Россия вследствие собственной экономической стагнации. При этом новое высшее руководство США уже выразило готовность возобновить финансовую, в том числе, существенную безвозмездную помощь Египту. Это касается, возможно, и возобновления поставок вооружения, которое было остановлено администрацией предыдущего президента США Б.Обамы, в том числе поставок современных боевых самолетов и вертолетов, бронетехники и прочего вооружения.

Более того, Л.Иссаев уверен, что Россия просто не может предоставить понятную и привлекательную политическую повестку дня для Египта кроме как изъезженной и скомпрометированной российскими противоправными действиями в Сирии и Украине тематики «борьбы с терроризмом». Каир не может не учитывать крайне негативный имидж России в глазах широких масс мусульманского населения мира, особенно доминирующих в Египте суннитов.

Причем политические и прочие, не видимые сейчас издержки значительного российского вхождения в экономику и политику Египта могут существенно осложнить процесс стабилизации и развития египетского общества. Для этого достаточно посмотреть на последний военно-политический бастион Кремля в ближневосточном регионе – Сирию, которая фактически превратилась в поле боя Москвы с влиятельными государствами Запада.

Анонсированная в 2015 году готовность России развивать атомную энергетику в северном Египте с постройкой российской государственной корпорацией «Росатом» четырех ядерных реакторов – снова вспомним сирийский атомный проект - может вызвать негативную реакцию влиятельных соседей и таким образом вызвать ненужную Египту дополнительную проблему. Более того, внешняя политика России, которая во многом опирается на специфические и близкие душе президента Путина специальные операции, не исключает одновременное тайное заигрывание России с мусульманскими террористами и радикалами, что может буквально взорвать изнутри хрупкий межконфессиональный мир в Египте. Про это свидетельствуют события марта 2017 года, когда в Египте экстремисты и террористы осуществили ряд нападений и взрывов как на представителей христианского меньшинства - египетских коптов, так на представителей власти и силовых структур Египта. При этом террористы, многие из которых связаны с экстремистскими структурами Ливии, массово используют оружие почему-то советского и российского производства, а именно Россия пытается играть на внутриливийских и региональных противоречиях.     

Другим примером привязки египетско-российских экономических связей с геополитикой и террористической угрозой является необъяснимый до сих пор террористический акт неизвестных исламистов в небе Египта над Синайским полуостровом, в результате которого был взорван чартерный самолет авиакомпании РФ «Когалымавиа» с российскими туристами на борту. Как следствие был полностью заблокирован поток туристов из России в Египет, так как авиасообщение между Россией и Египтом было закрыто по инициативе Москвы, а туристическая отрасль Египта понесла и несет до сих пор огромные убытки. Известно, что до теракта над Синайским полуостровом в конце октября 2015 года туристическая отрасль давала 11,3% ВВП и обеспечивала более 14% валютных доходов в казну Египта. Тем временем Кремль безуспешно пытается перенаправить туристический поток с традиционных для россиян Египта и Турции в оккупированный Крым…

Известно, что власти Египта прилагают усилия по восстановлению туристической отрасли своей страны. Усилены меры безопасности, объявлены планы по возобновлению субсидий для чартеров в Шарм-эль-Шейх начиная с этого зимнего сезона, что подтвердил министр туризма Египта Яхья Рашид. Однако авиасообщение с Россией по-прежнему не возобновлено. Притом что США, страны Европы и Азии, уже сняли ограничения и восстановили сообщение с египетскими курортными городами. Туризм же в руках Кремля превратился в оружие политического диктата.

Строительство крупных экономических объектов за рубежом, в отличие от СССР, также не является сильной стороной современной России. В качестве примера можно привести незаконное строительство моста из РФ в оккупированный украинский Крым, которое уже поглотило гигантские суммы денег из общегосударственного бюджета, остановило и заморозило строительство аналогичных объектов в России. Поэтому анонсированное в 2015 году участие России в индустриальном развитии района Суэцкого канала больше напоминает ситуативный и недолговременный политический пиар, чем реальный проект развития. Немудрено, что руководство Египта приняло решение сотрудничать с Саудовской Аравией в реализации проекта мостового перехода в районе островов Санафир (Sanafir) и Тиран (Tiran).

Что касается перспектив военно-технического сотрудничества Египта с Россией, то необходимо отметить, что достижения и потенциал СССР, который хорошо знают в Египте, абсолютно не сопоставим с потенциалом современной России. Более того, значительная часть техники, которую знают в Египте, выпускалась и продолжает выпускаться в других постсоветских странах. Например, известные в регионе транспортные самолеты марки «Ан», грузовые автомобили марки «КрАЗ» выпускала и выпускает Украина, а трактора – Республика Беларусь. Часть двигателей для самолетов, вертолетов и морских судов – это тоже продукция Украины. Предлагаемая для поставок в Египет продукция автозавода «КамАЗ» с трудом реализовывается даже в России. Отсюда и кризис производства и перманентное предбанкротное состояние автозавода, выживающего строго за счет государственных дотаций.

Правда, в руках России остался значительный объем снятого с вооружения запаса советских вооружений, а также ряд образцов, которые не пошли в серийное производство. Продукция авиапромышленности России, которую могут предложить Египту, это в лучшем случае модернизированные варианты истребителя Су-27 и совсем неконкурентные в регионе МиГ-29. Что касается вертолетов, то это отдельная тема для анализа. Да, вертолеты Ми-8 и Ми-24, их  многочисленные модификации, в том числе, Ми-17 и Ми-35 являются надежными аппаратами, однако даже их ресурс, особенно двигателей,  не бесконечен. Двигатели же производятся на украинском предприятии «Мотор-Сич». Российские скороспелые аналоги выпускаются малой серией и не отличаются надежностью. 

Отдельного рассмотрения заслуживает тема принятия на вооружение десантного корабля типа «Мистраль» российских вертолетов Ка-52. Известно, что Россия в свое время вынуждена была приспособить сухопутный вариант своего боевого вертолета Ка-52 в корабельный вариант Ка-52к вследствие отсутствия передовых боевых вертолетов западного производства, для которых во Франции и строили «Мистрали». При этом корабельный вариант Ка-52к перенял и все негативные характеристики своего сухопутного варианта, из-за которых он собственно и не пошел в большую серию в армии РФ. А именно, неудачную конструктивную схему (особенно для корабельного варианта), прежде всего из-за соосных несущих винтов. Кроме сложности конструкции и текущего обслуживания, данная схема часто приводит к тяжелым и смертельным для пилотов авариям, вследствие непроизвольного перехлеста винтов при малейших отклонениях в режиме пилотирования.

В частности, в России произошло уже несколько тяжелых авиакатастроф с гибелью экипажа именно вертолетов Ка-52, которые управлялись опытными летчиками-инструкторами. Причины этих аварий тщательно скрываются от потенциальных иностранных заказчиков. В частности, 12 марта 2012 года в Тверской области России при проведении планового учебного полёта разбился вертолёт Ка-52. Обломки были обнаружены поисковой командой лишь спустя 10 часов после катастрофы, так как отказала система аварийного оповещения. В результате падения экипаж погиб. 29 октября 2013 года еще один, абсолютно новый вертолёт Ка-52 во время испытательного полёта потерпел аварию и полностью сгорел прямо на территории испытательного комплекса
фирмы-производителя «Камов» в Жулебино. Причиной падения стало разрушение тяги управления верхнего винта, которое, возможно, было вызвано нештатным перехлестом соосных винтов.

Примечательно, что более совершенный российский боевой вертолет Ми-28Н «Ночной охотник», который в России запущен в массовое серийное производство, Египту не предлагается. А Ка-52к как модифицированный наследник провального проекта, не пошедшего в серию вертолета Ка-50, навязывается весьма активно. Значительную часть уже произведенных Ка-52 в первую очередь разместили именно возле  авиазавода производителя в городе Арсеньев на Дальнем Востоке России, так как этот вертолет требует постоянного и дорогого технического обслуживания.

Желание российской стороны поскорее сбыть невостребованный в России и в других странах товар вполне объяснимо. Многочисленные российские официальные делегации постоянно посещают Египет. Как объяснял представитель российской компании «Ростех», Виктор Кладов, он специально прибыл в июне 2017 года в Египет, чтобы реализовать, наконец, контракт по поставке ненужных России Ка-52к.  К этому следует добавить и заявление главного куратора оружейного бизнеса в российском правительстве Дмитрия Рогозина, которое было опубликовано в июне 2017 года в египетской прессе, о скорых поставках Египту также и партии устаревших одноместных вертолетов Ка-50. Из этой же оперы заявление пропагандистского рупора Кремля - агентства «Спутник» - о будущих поставках Каиру российских истребителей МиГ-29 в период до 2020 года.

Отдельной темой возможного сотрудничества между Египтом и Россией является  возможность поставок средств ПВО. В частности, рекламируются комплексы ПВО тактического уровня «Панцирь» и объектовой ПВО С-300, С-400 – оружие с уже подмоченной репутацией в регионе. Эти средства ПВО не защитили небо Сирии от воздушных ударов США и их союзников. При этом среди прочих объяснений провала были и откровенно комичные – о том, что «кривизна поверхности Земли» не позволила РЛС комплексов своевременно обнаружить воздушного противника.

Активно продвигаемый на экспорт танк Т-90 разных модификаций, бронетранспортеры БТР-80, БТР-82 и разнообразные «боевые платформы» на базе старого, по сути, еще советского танка Т-72 с монтажом на них очень ненадежных и неиспытанных на практике боевых модулей, являются, по сути, модифицированными образцами советской техники и успешно уничтожаются даже переносными противотанковыми средствами более чем полувековой давности типа американского «Тоу», не говоря уже о современном комплексе «Джавелин».

Продукция российского кораблестроения критически зависима, по меньшей мере, до начала 2020-х годов, от силовых установок из Украины и продукции стран Запада. Понятно, что в условиях санкций и необъявленной войны против Украины,
новые экспортные корабли российского производства будут в лучшем случае обездвиженными полуфабрикатами-баржами, а в худшем – безнадежным долгостроем …